Следите за новостями

Цифра дня

На 265% вырос оборот по MFS у Beeline

Итоги 2018: ИТ-рынок Казахстана

Подводим итоги ИТ-рынка. И делаем прогнозы на 2019 год.

27 февраля 2019 09:00, Александр Галиев, Profit.kz
Рубрики: Бизнес, Связь

Прежде чем углубиться в изучение рынка, процитирую то, что мы писали в прежних «итогах»: «Очевидно, что 2018 год может стать годом, который, простите за фривольность, снесет „золотые яйца“ для ИТ-рынка. Более того, рынок, наконец, сможет выйти из депрессивной зоны, а при оптимистичном сценарии — закрыться даже выше рекордного 2013 года…». Прогноз оказался очень смелым и приходится констатировать, что реальность оказалась много скромнее — рынок остается в депрессии.

Все, что было до тебя…

Черная полоса для ИТ-рынка Казахстана настала в 2015 году. Нет смысла по второму-третьему кругу пересказывать, сколько крови пролилось в этой мясорубке после девальвации. Но, как уже неоднократно говорилось, материализовались все генетические особенности отечественного ИТ-рынка. Среди них главная ущербность — его крайне высокая импортозависимость, что означает, что любые валютные шоки автоматически делают его больным и слабым. Фактически с 2015-го, с той памятной девальвации (хотя мы, по мнению экономистов, в этой самой девальвации находимся до сих пор), рынок и пытается оправиться и встать на ноги.

2016 год, а многие рассчитывали, что он принесет облегчение, не принес его. Структурные проблемы рынка — на то они и структурные, что не решаются одним росчерком пера. Кроме всего прочего, 2016-й стал третьим годом падения ИТ-рынка в Казахстане — и это новый печальный антирекорд для всей отрасли. Как писалось ранее, «ложку дегтя в бочку дегтя добавила, помимо неблагоприятной ситуации на сырьевых рынках, которая перманентно наблюдалась на протяжении всего 2016-го, и сервисная модель в госорганах, которая сопровождается существенным снижением расходов на ИТ». А ведь госорганы в Казахстане — это традиционно крупный игрок и ИТ-заказчик. Напомним, что по оценке IDC, расходы на ИТ в госорганах после девальвации даже без влияния сервисной модели сократились от 8 до 50%. Это привело к формированию соответствующего «проектного» ландшафта. «В отличие от девальваций прошлых лет, рынок отреагировал острее и болезненней: многие тендеры и проекты были просто отменены — такие риски не смогли вынести ни поставщики, ни заказчики. В ряде случаев произошло замещение ИТ-оборудования на более простые конфигурации, чтобы попасть в ценовые рамки», — комментируют ситуацию в IDC. C одной стороны, это несколько компенсировало шок от девальвации, но с другой — это появление целого ряда проектов, основанных на бюджетных конфигурациях оборудования, которое имеет низкий жизненный цикл. Эта ситуация характерна как для 2015-го, так и для 2016-го.

А теперь поговорим на языке цифр. Напомним, что в 2014 году ИТ-рынок упал на 8%. В 2015 году — на 30%. В 2016 году в IDC ожидали его падения еще примерно на 8%. Если сравнивать с 2013 годом, то есть, годом, который был последним годом роста для ИТ-рынка, то он снизился почти на 41%.

Несколько слов о сервисной модели, которая, к сожалению для рынка, пока «не выстрелила». Председатель правления национального инфокоммуникационного холдинга «Зерде» Руслан Енсебаев (ныне — вице-министр финансов), а именно там «ковалась» эта программа, сказал в интервью Profit.kz, что понимает, почему эта схема не заработала, почему так произошло: «Компании видят риск в том, что инвестиции сделаны, а услуга или продукт в госорганах не приняты к использованию. Сейчас мы прорабатываем гибридную модель, которая будет учитывать эти риски и этот опыт. По ней государственные органы будут платить только за рабочий сервис». Тогда же он заметил, что помимо сервисной модели у рынка появится еще один драйвер — программа «Цифровой Казахстан».

Нурлан Исин, президент «Казахстанской Ассоциации IT Компаний», говорит о сервисной модели так: «Объем ИТ-рынка падает — это так. Одна из причин, способствовавших этому в государственном секторе, — растянувшийся переход на сервисную модель информатизации. Заказных ИТ-проектов в области информатизации последние годы стало намного меньше. Да и с нормативно-правовыми актами по сервисной модели тоже не все благополучно — не доработали ее еще. В итоге — модель пока буксует, фактически мы потеряли несколько лет. За это время и рынок основательно просел по другим причинам, соответственно, и многим компаниям пришлось оптимизироваться по численности».

То есть, получается, что к 2017 году рынок подошел в очередной раз в плохом состоянии.

Как уже отмечалось, в виду скудости в вопросе структурированной информации о рынке, у нас есть единственный источник — экспертные оценки участников рынка. Компиляцией опроса, который мы провели в преддверии 2018 года, стало понимание, что рынок показал более оптимистичный сценарий, чем тот, что заложили аналитики в конце 2016-го (напомним, это менее 10%). Нижняя граница этого роста находится на отметке 25%, верхняя — на отметке 40%. Как плюс — компании вернулись к инвестициям в ИТ — это хороший знак, вышел из летаргического сна и потребительский рынок. К сожалению, спустя год мы вынуждены констатировать, что компании в результате опросов продемонстрировали завышенные ожидания — рынок по итогам года вырос существенно ниже консенсуса в 30%. Полагаю, что все-таки нужно говорить о росте около 10%. То есть, емкость рынка по итогам 2017 года вряд ли ушла сильно за 1,4 млрд долларов США. Но есть мнение, что рынок не вырос даже и на столько.

2018 год

Начнем с прогнозов, которые дали участники рынка в конце 2017 года — тогда консенсус-прогноз его роста сложился на отметке 25%, — таким образом, его емкость могла приблизиться к 2 млрд долларов США. К сожалению, как и ранее, приходится констатировать, что нет никаких оснований считать, что и этот упомянутый выше консенсус отражает реальное положение дел. В качестве примера такого фрагментированного взгляда, приведем мнение Нурлана Садыкова, главы представительства Dell EMC в Казахстане и Центральной Азии. По его словам, продажи Dell ЕMC в стране выросли более чем на 100% в трех основных сегментах бизнеса. «Это клиентское оборудование, системы хранения данных и резервирования и серверы. Эти показатели дают четкое понимание, что рынок ИТ в Казахстане растет. Рост происходит за счет отложенного спроса, который накопился за предыдущие несколько лет в связи с экономической ситуацией, когда ИТ-проекты были заморожены. И государственные, и частные организации понимают необходимость в быстрых преобразованиях и развитии, а эти цели они смогут достичь за счет трансформации ИТ. Наши заказчики стали более активно инвестировать в модернизацию своей ИТ-инфраструктуры и, в целом, цифровую трансформацию бизнеса», — поясняет он. И все же, мы, наученные горьким опытом, вынуждены снизить прогноз роста к 10%. Таким образом, в реальности рынок по итогам 2018 года вряд ли «выскочил» за пределы 1,6 млрд долларов США. Более подробно динамика представлена на графике ниже.

Динамика ИТ-рынка Казахстана, млрд долларов США

(данные IDC и экспертные оценки участников рынка в консервативной редакции Profit.kz)

А на этом графике мы скомпилировали рынок в процентах к 2013 году. Это показывает наглядно, насколько он упал к благополучному 2013-му. Как заметно, восстановление затягивается.

Динамика ИТ-рынка Казахстана, в процентах к 2013 году

(данные IDC и экспертные оценки участников рынка в консервативной редакции Profit.kz)

Наконец, структура рынка. Как заметно, интриги не произошло — преобладает аппаратное обеспечение. На него приходится львиная доля рынка — почти 80% (данные 2017 года, но вряд ли с тех пор ситуация существенно изменилась).

Примерная структура ИТ-рынка Казахстана по данным IDC

Говоря о 2018 годе, следует вспомнить и события вокруг СЭЗ «ПИТ». Проект, который все годы своего существования позиционировался как флагман отечественного ИТ, переживает непростые времена — его затмил Astana Hub. И он оказался… никому не нужен. «Пока мы в неведении, что будет далее с СЭЗ „ПИТ“», — комментирует ситуацию президент «Казахстанской Ассоциации IT Компаний». Как говорится, без комментариев.

Драйверы рынка

Рынок по-прежнему с большой надеждой смотрит на «Цифровой Казахстан», так как сохраняется уверенность, что программа станет дополнительным драйвером не только для ИКТ-сектора республики напрямую, но и придаст второе дыхание сервисной модели, о которой мы говорили выше (деньги в программу заложены немалые — 310 млрд тенге, из которых 169 млрд тенге — это средства квазигосударственного сектора и 141 млрд тенге — средства республиканского бюджета).

То, что ИКТ на властном олимпе придают особое значение заметно даже невооруженным глазом: напомним, что вслед за председателем правления национального инфокоммуникационного холдинга «Зерде» Русланом Енсебаевым, который назначен вице-министром в Минфин, Динара Щеглова назначена вице-министром информации и коммуникаций РК, а Нариман Мукушев ушел из «Казпочты» в Министерство труда и социальной защиты населения РК на должность вице-министра. Это, кстати, тоже интересный тренд.

Эксперты в качестве драйверов называют ко всему прочему и 5G. Например, Нурлан Садыков считает, что развитие 5G поспособствует развитию виртуальной и дополненной реальностей, видеоигр и мобильных приложений, для Интернета вещей. «Такие технологии уже не будут использоваться исключительно в развлекательном сегменте, но и в промышленных целях, например, для оптимизации производства или для обучения сотрудников», — поясняет он, добавляя в список драйверов еще и концепцию «умных городов».

Нурлан Исин смотрит на предмет более прагматично, замечая, что необходимо формировать спрос на отечественные разработки. Кроме того, требует доработки система государственных закупок. «В целом, мы ожидаем полноценного участия отечественных разработчиков в реализации госпрограммы „Цифровой Казахстан“, и, в том числе, испытываем большие надежды на оборонный сектор. Сейчас идут активные консультации, на рассмотрении находятся несколько документов. Если все получится, то мы сможем сформировать пул отечественных производителей ПО и поставщиков IT-услуг для работы и в оборонном секторе. Радует, что там поняли, что никакой кибербезопасности не будет в принципе, если мы будем „сидеть“ на иностранных решениях», — подчеркивает он.

2019 год

В целом, субъективно есть ощущение, что конъюнктура на ИТ-рынке Казахстана складывается вполне благоприятной. И более того — есть ощущение, что она может быть лучшей за последние несколько лет. Несмотря на то, что мы придерживаемся консервативного подхода, есть основания поддержать оптимистичный настрой некоторых участников рынка и говорить о том, что в текущем году рынок вполне в состоянии вырасти выше ожиданий — он продолжает отыгрывать отложенный спрос, хотя, делает это осторожно, в виду сильной волатильности тенге. С другой стороны, этот риск может быть существенно нивелирован: по мнению некоторых экономистов, национальная валюта вот-вот достигнет баланса в ключевой паре с долларом США. Со всеми вытекающими последствиями. Если, конечно, не случится сырьевого форс-мажора — коммодитиз опять штормит.