Следите за новостями

Цифра дня

273 млрд тг — операции в сети по картам на сентябрь 2018

Итоги 2017-го: ИТ-рынок Казахстана

После двух крайне неудачных лет для ИТ-рынка Казахстана настала светлая полоса.

27 февраля 2018 09:45, Александр Галиев, Profit.kz
Рубрики: Бизнес

Чтобы прикоснуться к таинству 2017-го, нужно понять предысторию, то, как закончил ИТ-рынок 2016-й. И уж если мы намерены увидеть какие-то тренды, то следует заглянуть еще дальше.

Черная полоса для ИТ-рынка Казахстана настала в 2015 году. Нет смысла рассказывать, что произошло — выжили в этой мясорубке не все. И ИТ-рынок не стал исключением — скорее правилом — от девальвации досталось всем, тут уже не до ИТ. Сентенции, сложившиеся по итогам, банальны — сегмент крайне импортозависимый, любые пертурбации на валютном рынке легко отправляют его в нокаут. Принес ли 2016 год облегчение? К сожалению, нет. Рынок в 2016-м все также находился в пограничном состоянии — скорее жив, чем мертв — более того, он стал третьим годом падения ИТ-рынка в Казахстане. И это новый печальный антирекорд для отрасли. Ложку дегтя в бочку дегтя добавила, помимо неблагоприятной ситуации на сырьевых рынках, которая перманентно наблюдалась на протяжении всего 2016-го, и сервисная модель в госорганах, которая сопровождается существенным снижением расходов на ИТ (о ней чуть позже). А госорганы в Казахстане — это традиционно крупный игрок и ИТ-заказчик. По оценке компании IDC, расходы на ИТ в госорганах после девальвации даже без влияния сервисной модели сократились от 8 до 50%. «Если сделать корреляцию на девальвацию тенге, то понятно, что на ИТ-проекты в министерствах и ведомствах остались крохи. В отличие от девальваций прошлых лет, рынок отреагировал острее и болезненней — многие тендеры и проекты были просто отменены — такие риски не смогли вынести ни поставщики, ни заказчики. В ряде случаев произошло замещение ИТ-оборудования на более простые конфигурации, чтобы попасть в ценовые рамки», — комментируют ситуацию в офисе компании IDC в Центральной Азии и Азербайджане. По оценке аналитической компании, с одной стороны, это несколько компенсировало шок от девальвации, но с другой — это появление целого ряда проектов, основанных на бюджетных конфигурациях оборудования, которое имеет низкий жизненный цикл. Эта ситуация характерна как для 2015-го, так и для 2016-го.

А теперь поговорим на языке цифр. Напомним, что в 2014 году ИТ-рынок упал на 8%. В 2015 году — на 30%. В 2016 году в IDC ожидали его падения еще на 7,7%. Если сравнивать с 2013 годом, то есть, годом, который был последним годом роста для ИТ-рынка, то он снизился почти на 41%. Между тем, по прогнозам IDC, которые компания давала в конце 2016-го, ИТ-рынок Казахстана в 2017 году мог вырасти на 10%. Тут следует заметить, что в своих оценках уходящего года мы будем ориентироваться исключительно на экспертную оценку игроков рынка. Из нее мы и выведем некую усредненную цифру по рынку — среднюю температуру по больнице.

Вернемся к сервисной модели. К сожалению, в 2017 году обещанные дивиденды рынок не получил, программа определенно требует перезагрузки. Руслан Енсебаев, председатель правления национального инфокоммуникационного холдинга «Зерде», а именно там «ковалась» эта программа, заметил в интервью Profit.kz, что существующая модель требует изменения некоторых подходов: «В то время, когда она была принята, нужно было как-то реагировать на кризисные явления в экономике, и мы сказали рынку: инвестируйте, создавайте продукты для государственных органов. Тем самым, мы снизили риски госорганов в части создания неработающих продуктов, а они в прежней модели периодически возникали». По его словам, он понимает, почему эта схема не заработала, почему так произошло: «Компании видят риск в том, что инвестиции сделаны, а услуга или продукт в госорганах не приняты к использованию. Сейчас мы прорабатываем гибридную модель, которая будет учитывать эти риски и этот опыт. По ней государственные органы будут платить только за рабочий сервис». Председатель правления холдинга «Зерде» замечает, что помимо сервисной модели у рынка появится еще один драйвер — программа «Цифровой Казахстан». Собственно, чуть позже мы поговорим о программе на языке цифр — мы уже владеем информацией о ее бюджетах.

Динамика ИТ-рынка Казахстана в процентах к 2013 году

2017 год

Как уже отмечалось, в виду скудости структурированной информации о рынке, у нас есть единственный способ — запросить экспертные оценки участников рынка. Что мы и сделали.

По словам Ивана Гончарова (дистрибьюторская компания «VS Trade»), продажи ИТ-продуктов в компании в 2017 году возросли примерно на 40%. Аутсайдеров почти нет. Мало того, настолько же быстро росли и новые позиции, которые в портфеле дистрибутора появились лишь в 2017 году, например, продукты из экосистемы IoT. «Рынок отрабатывает отложенный спрос, который случился по итогам крайне депрессивных 2015-го и 2016-го», — замечает он.

Ольга Гордиенко, директор по дистрибуции компании ComPortal более осторожна в оценках и считает, что ИТ-рынок в ушедшем году вырастет на 25-30%. Среди флагманов рынка особое место занимают мобильные персональные компьютеры.

Талгат Баймагамбетов, генеральный директор компании ALSI, считает, что рынок вырос на 30% в 2017 году. В качестве первого драйвера — нефтяная отрасль, где ситуация стабилизировалась и компании стали инвестировать в развитие, в том числе, в ИТ. Второй драйвер — банковский сектор — здесь, по его мнению, конкуренция нарастает, а это, в свою очередь, влечет к увеличению расходов на ИТ.

Андрей Коротич, коммерческий директор компании «АК Цент Микросистемс» считает, что в целом рынок вырос примерно на 40%.

Таким образом, рынок показал более оптимистичный сценарий, в отличие от того роста, что заложила компания IDC в конце 2016-го (напомним, это менее 10%). Нижняя граница этого роста находится на отметке 25%, верхняя — на отметке 40%, а консенсус, вероятно, сложится на отметке 30%. Компании вернулись к инвестициям в ИТ — это хороший знак, вышел из летаргического сна и потребительский рынок. Посмотрим на сигналы, информационный фон и драйверы, которые помогут прояснить ситуацию с 2018-м.

Динамика ИТ-рынка Казахстана в млрд долларов США

2018 — пальцем в небо

Ситуация в мире однозначно сигнализирует о том, что праздник на улице имени «ИТ» 31 декабря 2017-го не закончился. По мнению аналитиков из компании Gartner, закупки ИТ-товаров и услуг в 2018 году в мире вырастут по сравнению с 2017 годом на 4,3%. Сегменты корпоративного программного обеспечения и ИТ-услуг по-прежнему быстро растут, но самым крупным все еще остается сегмент услуг связи. Заметим, что еще квартал назад прогнозы Gartner были заметно скромнее — лишь 3,5% роста. Основными факторами роста аналитики считают повышение средней цены на смартфоны верхнего класса на развитых рынках (в частности, благодаря выпуску iPhone 8 и 10), а также спроса на персональные компьютеры со стороны организаций, начавших переход на Windows 10. Аналитики Gartner выделили десять наиболее перспективных сегментов рынка ИТ. Все они, и в том числе три облачных сегмента — IaaS (инфраструктура как сервис), iPaaS (интегрированная платформа как сервис) и cPaaS (коммуникационная платформа как сервис), связаны с цифровой трансформацией бизнеса.

Здесь будет уместным слегка погрузиться в программу «Цифровой Казахстан», так как она определенно станет дополнительным драйвером не только для ИКТ-сектора республики, но и придаст второе дыхание сервисной модели, о которой мы говорили выше. Эффект для инфокоммуникационного сектора может быть мультипликативный и поддержать рост в среднесрочной и даже в долгосрочной перспективе. Деньги в программу заложены немалые — 310 млрд тенге, из которых 169 млрд тенге — это средства квазигосударственного сектора, и 141 млрд тенге — средства республиканского бюджета. Министр по информации и коммуникациям Даурен Абаев считает, что программа позволит достичь темпов роста ВВП страны на уровне 4,5-5% в год на горизонте с 2025 года, причем 1,6-2,2%, то есть около трети, придется исключительно на цифровизацию. По предварительным подсчетам прямой эффект от цифровизации экономики к 2025 году позволит создать добавочную стоимость на 1,7-2,2 трлн тенге. То есть, только «Цифровой Казахстан» может (очень грубо) дать дополнительно 10-15% к росту ИТ рынка в Казахстане в среднесрочной перспективе. (Мы подробно обсудили госпрограмму, критику в ее адрес и целевых показателях в интервью с Кайратом Балыкбаевым, вице-министром информации и коммуникаций РК)

Но вернемся к экспертам. Иван Гончаров считает, что 2018 год, вероятно, тоже будут отличать высокие темпы роста ИТ-рынка — что-то около того, что показывает 2017-й. Ольга Гордиенко комментирует ожидания таким образом: «В 2018 году мы, вероятно, увидим темпы роста рынка на уровне 15-20%. Если, конечно, не произойдет форс-мажора». Талгат Баймагамбетов считает, что темпы роста, заданные 2017 годом [30%], сохранятся и в 2018-м. Андрей Коротич в противовес замечает, что высокие темпы роста, характерные для посткризисных 2016-го и 2017-го, вряд ли сохранятся в 2018 году: «Думаю, что рынок снизит темпы роста до 25%, при этом, в долларовом выражении он достигнет предкризисных значений». Таким образом, консенсус, вероятно, сложится на отметке 25%.

На графике 1 мы скомпилировали рынок в процентах к 2013 году. Опираясь на мнение экспертов, по итогам 2018-го мы можем вплотную приблизиться к благополучному 2013 году (в долларовом исчислении). На графике 2 рынок в абсолютных значениях (в долларах США) — если все сложится, то он второй раз в истории перешагнет отметку 2 млрд долларов США. Наконец, на диаграмме представлена ориентировочная структура рынка по данным IDC.

Примерная структура ИТ-рынка Казахстана по данным IDC

Final countdown

Очевидно, что 2018 год может стать годом, который, простите за фривольность, снесет «золотые яйца» для ИТ-рынка. Более того, рынок, наконец, сможет выйти из депрессивной зоны, а при оптимистичном сценарии — закрыться даже выше рекордного 2013 года. Ну, а там будем ждать нового мирового кризиса, который, по мнению Руслана Даленова, вице-министра национальной экономики Республики Казахстан, может быть спровоцирован криптовалютами. «Бум криптовалют станет причиной следующего мирового кризиса», — пишет он в своем микроблоке в Twitter.