Следите за новостями

Цифра дня

54 млн платежных карт находится в обращении

PROFIT Industry & Energy Day 2021: роботы ковидом не болеют

На конференции обсуждали, как проходит цифровизация секторов промышленности и энергетики в Казахстане.

29 июня 2021 15:08, Наргиз Асланова, Profit.kz

Сегодня часто приходится слышать, что пандемия и связанные с ней карантинные меры ускорили процессы цифровизации всех сфер бизнеса. Полные или частичные локдауны в более чем 100 странах в конце марта 2020 вызвали мировой спад экономики. Помимо экономического влияния пандемия обусловила долгосрочные изменения в нашей жизни — глобальная цифровая трансформация ускорилась для бизнеса, потребителей и частных лиц. Удаленный и гибридный режимы работы стали нормой. Однако понимание того, каким технологиям нужно отдавать больший приоритет, по-прежнему разнится между индустриями и отдельными компаниями. О том, как проходит цифровизация секторов промышленности и энергетики в Казахстане, мы поговорили на PROFIT Industry & Energy Day 2021 в минувший четверг.

PROFIT Industry & Energy Day 2021

Энергетические компании вынуждены ускорять цифровизацию, чтобы оптимизировать свои операции и создать устойчивое будущее. Цифровые инновации, в том числе прогнозная аналитика для лучшего понимания перспективы, обработка данных для оперативного принятия более обоснованных решений, цифровизация и автоматизация для усиления экономической эффективности — все это стимулирует развитие энергетических компаний во всем мире. Причем, организации, успешно идущие по этому пути, уже демонстрируют прирост продуктивности от 2 до 10% и сокращение расходов до 30%.

О том, как продвигается цифровая трансформация обрабатывающей промышленности РК и какие стимулирующие меры по цифровой трансформации промышленных предприятий предусмотрел регулятор, рассказал Айдар Какимжанов, заместитель председателя АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта „QazIndustry“». По его словам, в Казахстане стоит задача по увеличению конкурентоспособности предприятий обрабатывающей и горнодобывающей промышленности, для чего разработан комплекс мероприятий по технологическому перевооружению базовых отраслей промышленности до 2025, включающий элементы четвертой промышленной революции. В частности, предложено 17 мероприятий, включая создание модельных цифровых фабрик. По итогам 2017–2020 гг. 49 проектов утверждено в планах цифровизации предприятий на сумму 10,4 млрд тг. В настоящее время реализовано 25 проектов стоимостью 4,7 млрд тенге. Внедрение цифровых технологий крупными компаниями ГМК в 2017–2020 гг. (13 предприятий, 50 проектов) потребовало 282,2 млрд тенге инвестиций, прибыль составила 464,4 млрд тенге.

Айдар Какимжанов

Как отметил Президент РК на совещании по реализации Государственной программы «Цифровой Казахстан» от 04 марта 2020 года, «цифровизация является делом государственной важности и напрямую оказывает влияние на экономическое развитие страны». Он поставил задачу разработать комплекс регуляторных и стимулирующих мер по развитию элементов индустрии 4.0, а также расширить проект «модельных цифровых фабрик», и рассмотреть возможности реализаций на производствах таких проектов, как искусственный интеллект, интернет вещей и других технологий. Меры государственного стимулирования цифровой трансформации предусматривают новые инициативы, среди которых — усовершенствование МГП (увеличение размера возмещения затрат на 40%, + 10% для отечественных ИТ-решений), промышленные гранты на модернизацию оборудования (сумма финансирования до 50%, но не более 750 млн тг), налоговые преференции, стимулирующие предприятия к цифровизации, особенно — с использованием отечественных цифровых технологий. Подробно ознакомиться с презентацией Айдара Какимжанова можно здесь.

Эксперты подчеркивают, что сегодня невозможно повысить эффективность производственной цепочки без промышленных технологий. Цифровые инструменты в сочетании с возможностями человека ускорят появление энергетических компаний будущего. Тем не менее, говоря о цифровизации местных предприятий, гости онлайн-конференции отмечали, казахстанские реалии далеки от идеальных — без базовой модернизации производства до уровня хотя бы сокращения ручного труда на 50% прорыв невозможен. Многие промышленные предприятия среднего и крупного бизнеса в РК не могут позволить себе качественную автоматизацию бизнеса или тратят на нее лишь незначительные суммы, получая очень скудный результат.

Есть ли в Казахстане промышленная роботизация?

Владимир Туреханов, президент Казахстанской ассоциации автоматизации и робототехники (KAAR), подчеркнул, что на PROFIT Industry & Energy Day 2021 был представлен опыт нескольких крупных предприятий РК, с которых остальным компаниям необходимо брать пример. Цифровизация способна вывести бизнес на новый виток, однако ею необходимо заниматься обдуманно.

Владимир Туреханов

«С таких компаний надо брать пример — они работают, внедряют инновации, реализуют продукцию. У многих других тоже так может быть», — отметил президент KAAR.

Владимир Туреханов выступил с докладом о промышленной роботизации в мире и в Казахстане, подчеркнув, что в современном мире именно промышленная робототехника может стать драйвером роста экономики. Согласно данным World Robotics 2020, количество установок промышленных роботов в мире неуклонно растет — с 60 тыс. в 2009 году до 373 тыс. в 2019 г. Если говорить об отраслях промышленности, то самой инновационной традиционно является автомобильная промышленность (105 тыс. инсталляций в 2019 году), далее следуют электрика/ электроника (88 тыс. инсталляций) и metal/ machinery (44 тыс. инсталляций). По плотности роботизации производства в топе списка по итогам 2019 г. находятся Сингапур (918 роботов на 10 тыс. работников), Корея (855 тыс.) и Япония (364 тыс.). Замыкает топ-20 списка — Словения с цифрой в 157 тыс. роботов. К слову, Казахстан в топ-20 не попал, демонстрируя весьма низкий уровень роботов на производстве. Владимир Туреханов высказал мнение, что в РК эту цифру можно оценить примерно в 0,21. Он подчеркнул, что это отчасти объясняется теми мифами о недостатках роботизации, которые все еще курсируют. Среди них — дороговизна внедрения, нацеленность подобных проектов лишь на крупные предприятия, а также увеличение безработицы.

«На самом деле, роботизация имеет быструю окупаемость (1-3 года) и может предложить решения даже для мелкосерийного производства. При этом она не несет снижения занятости, позволяет стабилизировать качество выпускаемой продукции и ведет к росту производительности труда», — рассказывает глава KAAR.

Тему о преимуществах роботизации поддержал и Петр Смоленцев, коммерческий директор представительства Kuka в СНГ. Наблюдается тенденция того, что роботы становятся дешевле, а ручной труд — дороже. Петр Смоленцев рассказал о роботизации производства и успешных кейсах в СНГ.

Петр Смоленцев

«Рынок робототехники России и СНГ растет. Основные причины — тенденция к замене ручного труда роботами для сокращения издержек производства во всех секторах рынка под влиянием западных стран, растущий интерес к автоматизации в нефтегазовом секторе, импорт современных роботизированных линий, а также закрытие границ для трудовых мигрантов», — говорит Петр Смоленцев.

Сегодня в СНГ работает более трех тысяч роботов Kuka, доля компании на рынке промышленных роботов СНГ превышает 40%. У компании имеется 12 сервисных инженеров и склад запчастей, работает развитая сеть локальных интеграторов, а также более 170 образовательных партнеров.

Эволюцию не остановить

Интересно, что хотя в мире в общем и в СНГ, в частности, и наблюдается рост цифровизации в промышленности, эксперты PROFIT Industry & Energy Day 2021 сошлись во мнении, что речь о революции, все-таки, не идет. Скорее, можно говорить о постепенной трансформации, обусловленной серьезной и многолетней подготовительной работой. Приводим высказывания экспертов на тему «Эволюция или революция?» с панельной дискуссии:

— Санжар Исмаилов, независимый консультант по стратегии: «Можно говорить об органическом всплеске цифровизации. Мы сейчас находимся в той точке, где цифровизация — это необходимый рывок для изменения устоев в индустрии и обществе как таковом».
— Владимир Туреханов: «Согласен с Санжаром, это наиболее приближено к реальности. О революции или эволюции речь не идет».
— Жанара Аманжолова, вице-президент по ИТ АО АК «Алтыналмас»: «Это внешние вызовы, и каждое предприятие реагирует на них. Все понимают, что изменения необходимы. Для Алтыналмас цифровизация произошла в соответствии с долгосрочной и правильной стратегией».
— Максим Гайфуллин, директор по цифровой трансформации ТОО «Казцинк»: «В отдельно взятых случаях иногда приходится преодолевать серьезные барьеры, используя революционный подход. Но в основном — это тренд, тенденции и вызовы, с которыми неизбежно сталкивается общество».
— Тельман Шуриев, руководитель направления «Механика и капитальное строительство» производственного департамента АО НАК «Казатомпром»: «Когда у нас началась цифровая трансформация, мы заметили, что производственный персонал не совсем оказался готов поддержать эти изменения. Поэтому лучше придерживаться поэтапной революции с элементами управления изменениями. Это позволит подготовить сотрудников».
— Александр Гревцев, директор по информационным технологиям ТОО «Корпорация „Казахмыс“»: «Вообще, в производстве революция не очень приветствуется. Все должно быть в рамках программы. Робототехника — это большая сфера, где возникает много нюансов. Эволюция и планирование должны быть на десятилетия. Сразу и все невозможно изменить, надо идти поэтапно».

PROFIT Industry & Energy Day 2021

Подробно тему цифровизации производства на примере внедрения 1С: ERP в машиностроительном производстве (Карагандинский литейно-машиностроительный завод) раскрыл Тимур Дурмагамбетов, руководитель проекта и директор ТОО «А-Бизнес Казахстан». По его словам, ожидаемым продуктом от реализации проекта является надежная, производительная, легко масштабируемая автоматизированная система управления производством, позволяющая эффективно организовать планирование и исполнение производственных процессов. Чистая приведенная стоимость NPV составила 82 тыс. долларов, внутренняя норма прибыли IRR 14%, срок окупаемости DPP 8 лет.

Тему реальных цифр трансформации в горной добыче и металлургии продолжил Юрий Миронов, менеджер по продажам Klinkmann. Klinkmann является независимым партнером и авторизованным дистрибьютором программных продуктов Wonderware/ AVEVA на территории Европы и стран СНГ. AVEVA предлагает комплексные IT-решения для проектирования и управления проектами в нефтегазовой, химической и судостроительной промышленностях. Юрий Миронов привел данные McKinsey, которые говорят о потенциале цифровой трансформации: от совершенствования операционного управления ожидаемый эффект составит 250 млрд долларов к 2025 году, а от эффективного использования активов — 100 млрд долларов. Суммарный эффект от всех составляющих цифровой трансформации аналитики оценивают в 370 млрд долларов.

Юрий Миронов

Цифровые двойники и имитация

Одним из направлений цифровизации промышленности сегодня являются так называемые цифровые двойники (Digital Twin) — динамичная цифровая модель, точная копия всех элементов системы или предприятия. Концепция цифровых двойников является результатом развития темы цифрового производства и промышленного Интернета вещей (IIoT), объединяя такие технологии, как искусственный интеллект, машинное обучение, прогностическую аналитику и сенсорную телеметрию.

Тема цифровых двойников вызвала нешуточную дискуссию среди экспертов конференции. Некоторые отметили, что цифровые двойники пока неприменимы в Казахстане ввиду отсутствия достаточного количества данных. Так, Санжар Исмаилов даже развил тему, предложив обсудить цифровые двойники и симуляцию: «Проблема в том, что на производственных предприятиях дублирование без обучения и симуляции производственных процессов чреваты определенными проблемами. Предприятиям, работающим в неостанавливаемом цикле, нужны обучающиеся системы, которые могут повторить процесс для изучения трендов (замены агрегатов, циклов отгрузки, получения материалов или деталей). Поэтому для безопасности производственных процессов необходимо измерять изменения и понимать, каким образом цифровой двойник реагирует на производственные процессы. Нужно снимать постоянные метрики».

Санжар Исмаилов

С ним согласен Александр Гревцев, который уверен, что цифровой двойник — это слишком громкое высказывание в наших реалиях. Есть определенные данные, которые собираются с производственных показателей, но до полноценных цифровых двойников пока далеко. Александр рассказал об опыте Казахмыса по теме цифровых двойников, отметив, что пока идет лишь подготовительная работа: «Цифровой двойник — это то, что работает без людей. Мы в этом плане выстраиваем платформу, создаем базу, на которой все будем развивать. Здесь же затрагиваются еще и телекоммуникационные вопросы, серверные, а также сбор и обработка данных и т. д. Мы подготавливаем платформу для дальнейшего скачка и развития. Новые объекты, которые мы запускаем, там действительно продумывается создание цифровых двойников, чтобы обкатать технологии».

Тельман Шуриев продолжил тему, подчеркнув, что пока Казатомпром рассматривает лишь отдельные проекты, и о полноценных цифровых двойниках речь не идет: «Я не скажу, что у нас идет, но в обучении мы применяем симуляцию по ремонтным работам. У нас есть пара кейсов, которые мы уже разработали — сейчас на двух предприятиях пилоты обкатываются. Это в части ремонта, оцифровки рудника, чтобы минимизировать воздействие. Особенно такой подход эффективен во время пандемии. Также в рамках научных работ мы хотим оцифровать работоспособность оборудования, чтобы показывать определенные замеры, и дальше моделировать технологический процесс. В целом мы сейчас осторожно подходим к этой теме, анализируем. Ожидаем, что на основании пилотов сможем далее моделировать и другие процессы».

Тельман Шуриев

Кстати, в обучении тема цифровых симуляций может найти очень обширное применение. Владимир Туреханов рассказал о проработке этой темы с казахстанскими вузами. Совсем скоро студенты, вероятно, смогут обучаться производственной робототехнике на цифровых моделях. Вопрос только в том, какие из отечественных вузов проявят интерес к этому: «Как раз в обучении есть успешные кейсы применения цифровых двойников промышленных роботов. Тут может быть такой вариант — когда из-за пандемии, например, невозможно получить доступ к лабораториям, у вас есть цифровой двойник. Используя его, студенты могут выполнять лабораторные работы, писать программы. А уже на сдаче сам преподаватель загружает эти проекты в реальную ячейку и смотрит, как они работают „в поле“. Есть вероятность, что уже в этом году какие-то из казахстанских вузов могут взять на вооружение такую методику».

А вот Максим Гайфуллин вообще предлагает разделить понятия «цифровой двойник» и «цифровая тень». Цифровая тень достаточно широко распространена сегодня у многих предприятий на действующем оборудовании и процессах. По его словам, у Казцинка цифровая тень существует для всего металлургического и обогатительного производства. Что касается цифровых двойников — они могут появляться задолго до реального возникновения предприятий. Сначала они проектируются в цифре, проводятся испытания без краш-тестов.

«Сегодня эти функции цифрового двойника для горно-металлургической отрасли не имеют больших практических кейсов. Тем не менее, шаги в этом направлении идут. Но наибольшее распространение имеет цифровая тень, которая полностью в цифре зеркалирует работу оборудования, показывает, что с ним происходит и может „предсказать“ события», — отметил Максим Гайфуллин.

Его поддержала Жанара Аманжолова. Она говорит, что цифровые двойники — это предмет больших споров. Цифровой двойник — это модель, в которой присутствуют и данные, и системы, а предприятием можно управлять в режиме реального времени, удаленно. На многих горнодобывающих предприятиях, включая Алтыналмас, есть пока лишь отдельные кейсы. Тем не менее, Алтыналмас уже вплотную приблизился к цифровому двойнику, создав полноценную цифровую фабрику.

«На нашем предприятии реализован кейс „цифровой двойник золотоизвлекательной фабрики“. Мы запускаем в эксплуатацию проект „Аксу“ в Акмолинской области, где фабрика построена по последним стандартам, с цифровым двойником. Мы имеем прообраз предприятия, с подключенным оборудованием, и через VR-очки можем „передвигаться“ по предприятию, управлять им. Еще один кейс у нас есть на действующих активах — мы организовали централизованную базу, куда стекаются все данные, и есть некая виртуальная реальность, в которой могут работать геологи, горняки и другие», — рассказала Жанара Аманжолова. Она подчеркнула, какое значение имеет обработка данных на цифровом предприятии. Это интеграция, работа со справочниками, с данными, с их качеством на очень «тонком» операционном уровне, где каждая цепочка должна быть проработана. Иначе ваш двойник будет некачественным, цифровое отображение будет иметь большие отклонения.

Современные решения в промышленности Казахстана — какие они?

В продолжение темы цифровизации в казахстанской промышленности кратко приведем примеры того, какие цифровые решения и даже инновации внедрили компании, которые приняли участие в PROFIT Industry & Energy Day 2021. Есть ли у предприятий РК экзоскелеты, беспилотники, дроны или VR?

— Максим Гайфуллин: «Большой шаг в сторону управления бизнесом на основании цифровых моделей мы сделали за последние два года. „Цифровые тени“ выявляют моменты, где не хватает базовых инфраструктурных аспектов, которые влияют на качество данных. При этом, без качественных данных цифровые тени и модели не работают. У нас больше сделан фокус на производственные решения и внедрения. В экзоскелетах мы не видим применимости. Дроны — да, используем, для геологических съемок, просмотра состояния бортов карьеров и т. д. А вот в охранных целях проект с дронами „не полетел“, т. к. территории промышленных площадок достаточно большие».
— Тельман Шуриев: «Казатомпром шагает в ногу со временем. У нас есть стратегия цифровизации, которая была утверждена до 2028 года. В рамках этой стратегии мы реализуем VR-технологии, проекты по дополненной реальности, predictive maintenance, роботизацию некоторых узлов, геологические информационные системы для эффективного принятия решений, машинное зрение, беспилотники для обеспечения производственной безопасности, а также рассматриваем использование беспилотников на урановых предприятиях (экологические, геологические модели, безопасность)».
— Александр Гревцев: «В корпорации „Казахмыс“ внедрено решение по автоматизации для рудников, также мы используем дроны для облетов, запущен проект по ERP-системе, развиваем удаленный мониторинг — собираем данные со всех фабрик и обогатительных рудников».
— Жанара Аманжолова: «Все решения по промышленной автоматизации мы внедрили. Это диспетчеризация, позиционирование, использование промышленного Wi-Fi в шахте, дроны, радары. Есть также кейс по машинному обучению — это оптимизация цикла измельчения на платформе Intellisense, ERP-система. По беспилотникам — у нас на подходе проект по беспилотным самосвалам для перевозки руды, его планируем запустить уже в следующем году».

Илларион Овчаров PROFIT Industry & Energy Day 2021

Санжар Исмаилов отметил, что такие серьезные подвижки казахстанских предприятий на ниве цифровизации — весьма позитивный сдвиг. В то же время предприятиям важно оставаться в русле современных подходов. В качестве примера эксперт привел опыт Скандинавии, где предприятия не просто существуют в цифре. У них реализуется множество стартапов, которые занимаются, к примеру, обследованием рудников, внешних контуров цилиндров у опреснителей, запускаются автоматические шахтные зонды. То есть, это проекты, которые не являются капексом для операторов рудников. Эти решения фабрики могут не приобретать и внедрять самостоятельно, а стимулировать бизнес, который может помогать в решении тех или иных задач. То есть, цель предприятия — получить прибыль и результат, а проект не всегда нужно реализовывать самостоятельно, можно отдать те или иные проекты даже на аутсорс.

Как раз о реальности аутсорсинга на производстве, а также подводных камнях такого подхода рассказал Алексей Белимов, руководитель группы компаний IT Support Group. Спикер развенчал некоторые мифы этой темы, подчеркнув, однако, что, как и аутсорс в других сферах бизнеса, она требует большой вовлеченности руководства. И хотя в целом IT-аутсорсинг помогает освободить IT-персонал от рутинных задач, сконцентрировав силы на основных для бизнеса функциях, готовы ли казахстанские промышленные предприятия отдавать какие-то проекты сторонним подрядчикам — очень большой вопрос.

Алексей Белимов

Что мешает цифровизации?

Предыдущая тема плавно подводит нас к проблемам цифровизации промышленности, с которыми сталкиваются предприятия. И Казахстан, кстати, в этом вопросе не уникален. Предприятия по всему миру сталкиваются со схожими проблемами, среди которых — противодействие сотрудников, пусть даже и неосознанное, и их неготовность к изменениям, пандемия, отсутствие экспертов для внедрения и поддержки технологий (на местах и у поставщиков). Исследование цифровых операций в нефтегазовой отрасли, проведенное компанией PwC (2020 Digital Operations study for energy: Oil and gas), выявило основные препятствия на пути цифровых преобразований. Это ограниченный обмен знаниями (77%), недостаточный уровень цифрового тренинга (74%) и нехватка цифровых специалистов (72%). А директора по информатизации (данные компании KPMG за 2019 г.) отмечают недостаток квалифицированных специалистов в сфере бизнес-аналитики (47%), анализа и обработки больших данных (41%), искусственного интеллекта (37%), кибербезопасности (35%) и корпоративной архитектуры (33%). Те же KPMG в исследовании «Устойчивые ИТ. Рестарт 2021» приводят результаты опроса ИТ-директоров по Казахстану и Центральной Азии. Среди основных выводов этого исследования говорится, что 90% компаний называют основной сложностью в реализации проектов цифровизации проблемы с поиском кадров. Однако есть и позитивные выводы: 64% компаний в Казахстане и Центральной Азии почувствовали влияние последствий пандемии коронавируса на свой бизнес и дальнейшее развитие бизнес-модели, однако только для 25% компаний это отразилось на сокращении ИТ-проектов; 27% компаний смогли сократить ИТ-затраты на этот год по сравнению с бюджетом и прошлым годом, однако почти 77% планируют увеличить ИТ-инвестиции на следующий год. При этом 33% компаний в ИТ-инвестициях отдают приоритет проектам, связанным с развитием аналитических платформ и внедрением BPM-решений, а 1/3 компаний активно рассматривает варианты реализации облачных решений, в том числе — на сервисах глобальных игроков, в основном видя перспективу перевода в облако инфраструктурных, вспомогательных и общекорпоративных систем.

Посмотреть фоторепортаж с конференции PROFIT Industry & Energy Day 2021.

Презентации и выступления спикеров доступны на официальном сайте PROFIT Industry & Energy Day.

Видеозапись конференции:

Подписывайтесь на каналы Profit.kz в Facebook и Telegram.