Следите за новостями

Цифра дня

Более 2 млрд. тг. сэкономили участники Astana Hub

Олег Снимщиков, Beeline: мы всегда фокусируемся на качественном предоставлении услуг

О том, как работал в этом нелегком году Beeline Казахстан, и как теперь будет реализовываться подход к развитию сетей, рассказал технический директор компании.

30 сентября 2020 18:18, Наргиз Асланова, Profit.kz
Рубрики: Интервью, Связь

С одной стороны, сотрудники телеком-операторов, как и обычные люди, были вынуждены жить и работать в условиях пандемии и самоизоляции. А с другой — массовый переход подавляющего большинства населения на удаленку поставил перед операторами задачу по срочному совершенствованию сетей связи для того, чтобы обеспечить интернетом и телефонией всех тех, кто оказался ограничен в своих передвижениях. Когда интернет стал единственным окном в мир для большинства людей, операторы были вынуждены сделать все для его бесперебойной работы. О том, как работал в этот период Beeline Казахстан, и как теперь будет реализовываться подход к развитию сетей, рассказал Олег Снимщиков, технический директор компании.

Олег Снимщиков

— Олег, мобильные операторы в период всеобщей самоизоляции столкнулись с беспрецедентным ростом нагрузок на свои сети. Как Beeline справлялся с возросшим трафиком данных и голоса?

— Когда вся эта история с пандемией началась в январе–феврале, мы внимательно следили за развитием ситуации в мире. Мы предполагали, что нас может ожидать, поэтому с конца февраля начали готовить наши сети к тому, что у нас, вероятно, значительно возрастет трафик. Другое дело, что мы ожидали, что этот рост будет менее резким. Вообще, наверное, в Казахстане мало кто мог подумать, что в марте вот так сразу ограничат передвижение людей, остановят свободное перемещение не только между городами, но и внутри них. Люди отправились на самоизоляцию, начали работать и учиться из дома. Они стали потреблять больше интернет контента, как по работе, так и для развлечений. Трафик вырос, и отдельные элементы сети оказались перегруженными, даже несмотря на нашу подготовку. При этом, даже после введения карантинных ограничений, мы продолжили работать и выполнять запланированные задачи, в т. ч. связанные с необходимостью быстрого расширения емкости на тех элементах сети, которые оказались перегруженными.

Мы увидели несколько интересных инсайтов. Так, например, стало очевидно, что Казахстан отличается от того же Китая, да и от многих других стран — у нас мобильный трафик в городах не вырос. Люди начали пользоваться больше фиксированным интернетом и, соответственно, нагрузка на мобильный интернет даже снизилась. Зато в фиксированном интернете нагрузка всего за неделю выросла на 20–30%, особенно в Алматы и Нур-Султане, где вводились самые жесткие меры карантина. При этом в мобильной сети мы увидели серьезный рост трафика, в полтора–два раза, в пригородных территориях и в сельских населенных пунктах. Мы это связали с тем, что, когда ввели ограничения на переезд между городами, очень много людей просто выехало за город, на дачи, а студенты вернулись домой. Конечно же, ни один оператор не держит в сети такой запас емкости оборудования, который был бы способен одномоментно этот трафик принять. Поэтому нам пришлось экстренно проделать достаточно большой объем работы. Мы ее выполняли точечно, уже понимая реальную картину трафика.

Эта работа часто была связана с трудностями перемещения. Границы между городами и областями были закрыты, и наших инженеров иногда не пропускали через блокпосты. Весной мы практически ежедневно обсуждали на совещаниях вопрос, как организовать ребятам беспрепятственный доступ к базовым станциям и как потом вернуть их домой, к семьям. Нам пришлось закупить десятки палаток и спальных мешков на случай, если инженерам придется ночевать в степи — и такие случаи тоже были.

«
Весной мы практически ежедневно обсуждали на совещаниях вопрос, как организовать ребятам беспрепятственный доступ к базовым станциям и как потом вернуть их домой, к семьям. Нам пришлось закупить десятки палаток и спальных мешков на случай, если инженерам придется ночевать в степи

»

И если в первую-вторую неделю карантина перегрузки на отдельных элементах сети присутствовали, то уже к середине апреля они были нами ликвидированы. Дальше мы работали в штатном режиме, подстраиваясь под ту ситуацию, которая складывалась на сети. Мы также не остановили наши планы по новому строительству. С начала этого года мы расширили покрытие LTE на 550 новых населенных пунктов с общим охватом 1 миллион 220 тысяч жителей.

— А как, по-вашему, произошедшее отразится на всей отрасли связи? Не придется ли операторам на основе «урока», который им преподнес коронавирус, пересмотреть свои подходы к работе? Сейчас мы уже понимаем, что многие останутся работать удаленно. То же касается школьников — пока они будут учиться дистанционно, и как будет развиваться ситуация дальше, непонятно. Все равно еще остаются риски.

— Да, вы правы. Но сейчас мы уже не ожидаем какого-то резкого роста нагрузки, потому что в марте уже произошел «квантовый сдвиг» модели потребления трафика. То есть, раньше человек ехал на работу, работал, возвращался, школьник шел в школу, учился, возвращался домой. Мы видели, что в рамках сети домашнего интернета от Beeline днем нагрузка снижалась, а вечером возрастала. У нас пик потребления трафика был где-то в 21:00–22:00, когда люди обычно сидят дома, смотрят телевизор, фильмы/видео, YouTube. А в марте мы увидели, что у нас возрос трафик в дневные часы. Сейчас, конечно, трафик тоже растет, потому что доступ в интернет стал более востребованным, у нас значительно увеличилось число подключений домашнего интернета от Beeline, вырос спрос. Но это уже плавный рост нагрузки. Мы его можем прогнозировать, адекватно к нему готовиться.

У нас есть план, есть ресурсы, чтобы расширять емкости тех элементов, на которых увеличивается нагрузка. За лето мы сделали очень большой объем работы, готовясь к осеннему старту учебы в онлайн формате. Особенно это касается сети «Интернет дома». В большинстве крупных городов мы провели модернизацию, заменили опорные узлы. Емкость при этом увеличивали не на 20-30%, а на каких-то отдельных участках сразу в несколько раз. Поэтому сейчас мы себя достаточно комфортно чувствуем, готовы подключать новых абонентов. Мы не ожидаем каких-то проблем, связанных с нагрузкой, на нашей фиксированной сети. По мобильной сети мы ситуацию тоже мониторим. Сеть позволяет собирать информацию постоянно: о том, как перераспределяются абоненты, где они, какой трафик потребляют и т. д. На базе этих наблюдений мы, собственно, и выстраиваем прогнозную аналитику, под которую и формируем план активностей по расширению и модернизации сети.

— В начале года вы подписали меморандум с другими операторами связи о совместном строительстве сети для обеспечения высокоскоростной мобильной связью сёл с населением более 250 человек. Реализация проекта запланирована до конца 2020 года. Как он продвигается, и какие работы Beeline уже осуществил?

— В Казахстане всего более четырех тысяч населенных пунктов с численностью более 250 человек, и 3300 из них уже охвачено услугами мобильного интернета. На начало года оставалось 928 населенных пунктов, которые были не охвачены услугами мобильного интернета. Да, действительно, есть стремление нашего государства устранить цифровое неравенство и обеспечить жителей даже самых маленьких сел качественным доступом к сети интернет. Соответственно, есть такая задача и у нас. Мы договорились реализовать этот проект совместно с другими операторами.

«
Строительство сети и покрытие в мелких населенных пунктах — это для нас не бизнес, а скорее социальная задача
»

Надо понимать, что строительство станций и организация покрытия в таких мелких населенных пунктах — это для нас не бизнес, а скорее социальная задача. Мы никогда не сможем вернуть те инвестиции, которые вложены в строительство этих сетей. Мало того, доходы, которые мы получаем, не всегда покрывают даже затраты на текущую эксплуатацию сети. Однако мы готовы участвовать в сокращении цифрового неравенства в Казахстане. За лето мы провели большую работу по планированию этой сети, по распределению объемов, оговорили условия между операторами. Речь идет о технологических процессах, о том, как мы будем строить и эксплуатировать сеть в дальнейшем так, чтобы та базовая станция, которую устанавливаем мы, предоставляла сервисы не только нашим клиентам, но и абонентам других мобильных операторов, чтобы базовые станции, которые ставят наши партнеры, также обслуживали и трафик наших абонентов. И сейчас мы уже приступили к реализации. Из списка в 928 населенных пунктов с начала года мы охватили связью уже порядка 80. До конца года этот проект мы планируем завершить.

В части населенных пунктов мобильным интернетом можно будет пользоваться по технологии FWA CPE при помощи устройств для удаленного доступа, Wi-Fi-модемов с внешними антеннами. Такой модем поймает сигнал от нашей базовой станции и далее сможет раздать доступ в интернет пользователям через WiFi. Другая часть населенных пунктов будет покрыта мобильным интернетом по технологии 3G или 4G.

— Продолжая тему развития сетей в регионах. Мы прекрасно помним, что когда начиналась ситуация с коронавирусом, было много слухов о том, что якобы строительство базовых станций вызывает это заболевание. Вопрос радиофобии поднимался и раньше, но с возникновением пандемии он обрел грандиозные масштабы. Сейчас вы начали активно идти в регионы. Есть ли случаи радиофобии? Как в целом население реагирует на постройку станций?

— Радиофобия — явление социальное. К технике, науке, медицине не имеет никакого отношения. Человек, когда беспокоится о собственном здоровье, не склонен вести себя рационально. Многие подвержены влиянию слухов, непонятной и непроверенной информации. Что я могу сказать с точки зрения технологии и техники? В Казахстане действуют очень жесткие нормы электромагнитного излучения для элементов сети мобильной связи. В Казахстане эта норма составляет 10 мкВт/см2, в скандинавских странах эта же норма — 100 мкВт/см2, США — 200 мкВт/см2, то есть наши нормативы в 10–20 раз более жесткие.

«
В Казахстане действуют очень жесткие нормы электромагнитного излучения для элементов сети мобильной связи. Они в 10-20 раз более жесткие, чем в странах Европы и США. Мы соблюдаем их в обязательном порядке
»

Все мобильные операторы, которые работают с оборудованием, производящим электромагнитное излучение, соблюдают эти нормы. Перед установкой каждой базовой станции мы делаем сначала теоретический расчет уровня излучения, которое эта базовая станция выдает в эфир. Дальше мы этот расчет обязательно согласовываем с санитарно-эпидемиологической службой. Это все происходит на этапе до запуска, до строительства базовой станции. СЭС выдает разрешение на установку оборудования, и после того, как мы станцию запускаем, приезжают их представители с проверкой уровня излучения. То есть, они проверяют сначала теоретические расчеты, а потом практические уровни излучения. И, соответственно, все наши базовые станции, которые установлены в Казахстане, не важно, в глубинке или в центре города, удовлетворяют всем санитарным нормам, которые прописаны в строгом казахстанском законодательстве.

Частота электромагнитных волн, которые излучают антенны наших БС, очень близка к частоте излучения дециметровых каналов телевидения. Дециметровые телевизионные каналы — это то, с чем мы живем очень долго, и никого это никогда не беспокоило. Опять же, уровень электромагнитного излучения от домашних электроприборов, начиная от телевизоров и заканчивая микроволновыми печами, на порядки выше, чем уровень излучения, который исходит от базовых станций.

Как социальное явление, радиофобия существует. Ежегодно мы демонтируем до сотни наших станций из-за того, что антенны, которые раньше стояли, работали и никому не мешали, становятся для кого-то предметом волнения и беспокойства. Мы, конечно, пытаемся идти на диалог, привозим все документы по первому требованию, показываем результаты замеров СЭС, ведем разъяснительную работу. Зачастую удается объяснить, что никакого вреда на самом деле базовая станция не несет. Там, где не удается, станции, конечно, демонтируем. Иногда доходит до смешного. Сначала к нам приходят люди и просят убрать антенну. Мы убираем. А потом, через неделю/месяц к нам приходят эти же самые люди и жалуются на ухудшение сигнала, при этом искренне не видят взаимосвязи.

Мы благодарим Олега Снимщикова за уделенное время! Во второй части интервью мы обсудим с ним тренды телекома, есть ли перспективы 5G в Казахстане и когда у нас появится Voice over LTE и eSim.

Подписывайтесь на каналы Profit.kz в Яндекс Дзене, Facebook и Telegram.