Следите за новостями

Цифра дня

2 036 млрд тг достигнут покупки в Казнете

Олег Снимщиков, Beeline Казахстан: мы готовились к вирусу

Главный технический директор компании рассказал о том, как справляется с ростом трафика Beeline Казахстан.

13 апреля 2020 12:02, Игорь Переверзев, Profit.kz

Семьдесят процентов населения Земли сидит по домам из-за карантина в связи с эпидемией коронавируса. Кто-то развлекается, другие продолжают работать удаленно. И в том, и в другом случае все активно пользуются интернетом. Многие телеком-операторы в мире сообщают сейчас о сбоях. О том, как справляется с ростом трафика Beeline Казахстан, Profit.kz поговорил с главным техническим директором компании Олегом Снимщиковым.

Олег Снимщиков

— Олег, как у вас дела? Как у Beeline изменились показатели нагрузки сети?

— Дела обстоят так же, как и у коллег по всему миру. Наши абоненты от тех, что есть у европейских или азиатских операторов, ничем не отличаются. Везде трафик вырос, причем драматически, одномоментно. Если в цифрах, в мобильной сети в среднем мы видим рост на 10% за три недели. Это не так страшно, и без карантина трафик ежегодно удваивался. То есть темп прироста от стандартного отклонился не сильно. Другое дело, что карта распределения трафика очень изменилась. Люди находятся дома, никуда не перемещаются. Соответственно, там, где есть доступ к фиксированному интернету — нашему или другого провайдера — трафик в мобильной сети даже снизился. Но там, где фиксированной связи нет — в основном это пригороды Алматы и Нур-Султана, районы частной застройки в этих городах — трафик на наших мобильных базовых станциях вырос. Мы видели по нагрузке, как люди переходили на удаленную работу, стали больше времени проводить дома.

— Как справляетесь?

— Когда в январе эпидемия начала распространяться в Китае, в некоторых регионах вводился жесткий карантин, мы видели, как меняется поведение потребителей и, соответственно, нагрузка в сетях операторов. У нас есть партнеры, которые работают в КНР, поставщики оборудования, китайские операторы. Они делали обзоры того, что происходит, делились этой информацией со всеми, в том числе с нами. Поэтому мы начали принимать превентивные меры еще в январе–феврале. Мы расширили свою опорную сеть — и мобильную, и фиксированную. Мы увеличили емкость транспортных каналов. Конечно, ни один оператор в мире не строит сеть с запасом в 50-100%, но какой-то резерв мы попытались создать. И, в принципе, сейчас нам его хватает. Каких-то критичных перегрузок, серьезных аварий у нас не было. Мы продолжаем работать. Строим модели; видим, как меняется картина во времени, можем делать прогнозы. И в соответствии с этим расширяем емкость, чтобы не допустить перегрузок или сбоев. Мы продолжаем выполнять все работы: и аварийно-восстановительные, и плановые по модернизации сетей, расширению каналов.

Олег Снимщиков

— Локальный и глобальный трафик выросли одинаково?

— По локальному трафику — большая часть ресурсов в стране хостится в ЦОДах «Казахтелекома». У нас с коллегами есть прямое соединение и на стыке мы видим, что трафик вырос в два раза. В том числе потому, что мы всем абонентам дали бесплатный доступ к Казнету. Много людей ушло на «удаленку», и у значительной их части работа связана с казахстанскими ресурсами. С прошлого понедельника началось онлайн-обучение — там тоже в основном используются казахстанские сервисы. Это все привело к росту трафика внутри страны. Рост трафика на внешние сети не такой взрывной — удвоения не видно, рост составил около тридцати процентов. Но нужно понимать, что там и объемы гораздо больше. И расширить международные каналы доступа не так просто: есть определенная процедура, в нее вовлечены в том числе и госорганы. Пока мы с этим справляемся.

— Министерство образования сообщило, что казахстанская инфраструктура не готова к онлайн-образованию. Готовы высказаться по этому поводу?

— Вы знаете, мы составляли письмо для МОН, в котором говорилось о том, как, на наш взгляд, с технической точки зрения должно быть организовано онлайн-обучение. Рекомендации там содержались достаточно простые. Мы просили, например, чтобы уроки начались не в один момент: не все сразу, в понедельник в 9 утра. Нужно было распределить запуск — допустим, в понедельник начинают учиться старшие классы, во вторник подключаются 4-8 классы и так далее. Так операторы могли бы увидеть, как растет нагрузка на сети и — самое главное — сами облачные сервисы, которые планировалось использовать для обучения, тоже приняли бы меры. Потому что если телеком-компании еще были в определенной степени готовы к таким нагрузкам, то поставщики этих услуг также должны были увидеть рост нагрузки из Казахстана и как-то адекватно отреагировать. Видимо, особо к нам не прислушались. Во время тестирования, которое проводилось 1 апреля, и которое было признано провальным, аварий на нашей сети не было. Если я все правильно понимаю, «легли» именно внешние сервисы. В Казахстане только школьников — 2,7 миллиона. Плюс еще миллион студентов. 3,7 миллиона пользователей одномоментно, нагрузка, которая вдруг на тебя упала — конечно, могут возникнуть проблемы. Даже если только треть из всех учителей решила провести уроки именно в Zoom, а остальные использовали Skype или Google Classroom, это все равно слишком взрывное увеличение. Возможно, провайдеры сервисов для коммуникаций оказались не готовы к такому росту числа пользователей из Казахстана. Да и наша страна не одна оказалась в подобном положении. Для справки, у Zoom количество пользователей выросло за эти дни в 60 раз. Несомненно, им тоже нужно время на расширение. В идеале, конечно, такого рода сервисы должны работать на мощностях казахстанских дата-центров. Это правильнее со всех сторон, в том числе и с позиции кибербезопасности. Но никто же не ожидал, что все так обернется, а по щелчку пальцев подобную проблему, конечно, не решишь, нужно и время, и инвестиции.

Олег Снимщиков

— Оказываете ли вы какую-то помощь госорганам в контроле за карантином? Может, используете тепловые карты, проводите анализ трафика для этих целей?

— Мы с государством активно сотрудничаем. В первую очередь власти попросили нас обеспечить бесплатный доступ к образовательным ресурсам, в целом — к казахстанскому контенту. Нас попросили не отключать абонентов при минусовом балансе. Все это мы реализовали. Также мы предоставили бесплатную связь врачам, пенсионерам. Что касается вопросов обработки данных и предоставления информации, которая могла бы помочь в мониторинге эпидемиологической ситуации, мы сами пытаемся для начала предложить полезные решения. Разумеется, сотовый оператор видит, где какие абонентские терминалы находятся, и может, в принципе, выстраивать карты взаимодействия людей друг с другом. Если выясняется, что кто-то заражен, теоретически оператор может предупредить других абонентов, которые находились рядом. Но пока это все на практике не реализовано.

— Вам пришлось снизить битрейт видеоконтента?

— У нас есть телевидение от Beeline, мы сами, в том числе, и поставщик контента. В пакете BeeTV 23 HD канала. Мы снизили качество картинки с 1080p до 720p. Это все еще HD, и, на самом деле, большинство пользователей даже не заметили изменений. Но для сети это существенное снижение нагрузки. Глобальные провайдеры, такие как Google, тоже проводят работу в этом направлении. Не только для телеком-компаний, но и для снижения нагрузки на свои сервера. На YouTube снижается битрейт, для Казахстана тоже на прошлой неделе ввели ограничение. Сейчас по умолчанию видео там запускается в разрешении не выше 720p. Ограничение можно обойти, но этот подход тоже снижает нагрузку. В том же направлении работают Netflix, Facebook и прочие. Но у нас основная часть видеотрафика — это YouTube.

— Как изменится глобальный и казахстанский телеком под воздействием этого кризиса, на ваш взгляд?

— Хороший вопрос. На самом деле, телеком меняется в ответ на изменение мира. Судя по всему, будет уменьшаться интенсивность персонального общения. Под воздействием всей этой ситуации поменяются подходы к организации рабочего процесса. Вероятно, даже после ослабления или снятия карантина значительная часть людей продолжит работать удаленно. Соответственно, для нас как оператора сетей, это означает, что нынешняя нагрузка на сети, которая сейчас кажется близкой к экстремальной, завтра станет нормой. Это новая реальность, в которой мы уже живем. Для клиентов стабильность доступа к интернету станет еще более важным фактором выбора оператора. Хотя, честно говоря, все эти вопросы были в фокусе нашего внимания и до карантина.

Олег Снимщиков

— Что будет с переходом на 5G?

— Происходящее в мире уже повлияло на экономику. Мы видим, как изменился курс тенге. Понятно, что в стране оборудование для 5G не производят. Мы вынуждены закупать его за границей, и стоимость номинирована в долларах либо евро. Кейс по строительству сети 5G и без того был дорогим, когда мы считали его полгода назад при старом курсе. При курсе 430-440 тенге за доллар все стало еще серьезнее, ведь зарабатывают все операторы именно в национальной валюте. Мы будем внимательнее смотреть на ситуацию, оценивать. И, исходя из экономики, принимать решение о том, когда же все-таки начинать инвестировать в следующее поколение связи и в каком порядке внедрять технологию.