Следите за новостями

Цифра дня

Отметки в 10 млн абонентов достиг Beeline

Телеком на перепутье

Справедливо ли мнение, что появление олигополии на рынке связи Казахстана может отразиться на стоимости телекоммуникационных услуг — от голосовой связи до мобильного интернета?

18 мая 2018 15:47, Александр Галиев, Profit.kz
Рубрики: Рынок, Связь

2018 год для телекоммуникационной отрасли Казахстана начался с информационной бомбы — ресурс CNews.ru, который оказался проворнее отечественных коллег, публикует материал, основанный на инсайдерской информации о том, что, якобы, готовится продажа «Кселл» национальному оператору — «Казахтелекому». То, что шведская Telia уходит с недомашних рынков, было известно давно, поэтому предстоящая продажа актива — секрет Полишинеля. И, тем не менее, инсайд, который распространил CNews.ru, все-таки произвел свой «эффект разорвавшейся бомбы». Ситуацию, точнее, масла в огонь дискуссий на этот счет усугубляла макроэкономика, которая сложилась в телекоммуникационном секторе страны: 2016 год стал для отрасли очень непростым, возможно, одним из самых непростых в истории. Сложилось много факторов — от общей экономической ситуации, которая явно не благоволила росту расходов потребителей на услуги телекоммуникационных услуг, до «ценовых войн», в которые ввязались все операторы без исключения. При этом операторам в условиях снижения доходов приходилось продолжать инвестировать в развитие 4G/LTE. Лишь в 2017 году ситуация показала устойчивые признаки оздоровления с точки зрения доходов в отрасли.

Но вернемся к Telia. Компания напрямую владеет 24% акций Kcell. Еще 51% акций принадлежат холдингу Fintur. В свою очередь, 58,55% акций холдинга находятся у Telia, оставшиеся 41,5% — у турецкого Turkcell. В ходе тендера продаются оба пакета акций. Как сообщал вышеупомянутый CNews.ru, «По словам одного из источников, победителем тендера стал подконтрольный государству „Казахтелеком“ — крупнейший в республике оператор фиксированной связи». Кроме того, другой источник информационного портала сообщал, что в тендере участвовало три оператора (среди них — «Транстелеком», 26% минус 1 акция которого были недавно проданы на сумму 9 млрд 450 млн тенге).

Позже «Казахтелеком» косвенно подтвердил эти слухи, подав ходатайство в Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей РК о покупке 75% акций «Кселл». По уточненным данным, на 1 января текущего года 60,4% акционерного капитала «Кселл» принадлежало Telia Company, 14,6% — Turkcell, около 10% — «Фридом Финанс» и 16% — прочим институциональным и частным инвесторам. То, что процессы, которые происходят в Комитете по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей РК, очень непростые, говорит тот факт, что ведомство уже неоднократно переносило объявление решения. Тут будет справедливо заметить, что «Казахтелеком» ранее уже владел долей «Кселл» в 49%, которая была продана Telia в 2012 году за 1,5 млрд долларов.

Предположим, что сделка будет одобрена. Чем это обернется для оператора? Напомним, что по данным на конец III квартала 2017 года, абонентская база СП Теле2-Алтел насчитывала 6,8 млн абонентов, а абонентская база «Кселл» — около 10 млн абонентов. Нетрудно посчитать, что при благоприятном исходе для «Казахтелекома», абонентская база достигнет почти 17 млн абонентов — это 64,4% всего рынка мобильной связи. В результате компания займет доминирующее положение практически во всех наиболее значимых секторах телекома — от фиксированной до мобильной связи. К слову, на текущий момент расклад долей игроков на рынке сотовой связи ориентировочно такой: «Кселл» — 39,2%, «Beeline Казахстан» — 35,5% и СП «Теле2-Алтел» 25,3%.

Материалы, опубликованные в ряде отечественных СМИ, которые описывают перспективы рынка и его новый ландшафт, который может возникнуть по итогам сделки, грешат слабой аргументированностью. В частности, есть мнение, что на рынке сложатся условия (упомянутая олигополия) для повышения тарифов. Как следствие снижения конкуренции на рынке. Имеет ли эта точка зрения право на жизнь? Мы попытались взглянуть на вопрос с позиции цифр.

На пороге сделки

Для начала вводная информация — основные финансовые показатели сторон потенциальной сделки, а также прямо или опосредованно с ней связанных.

Основные финансовые показатели АО «Казахтелеком» (на 30.09.2017 года) таковы:

— Рыночная капитализация (02.05.2018) — 314 млрд тенге ($963 млн).
— EBITDA 2017 (прогноз) — 73 млрд тенге ($225 млн).
— Денежные средства — 70 млрд тенге ($208 млн по данным HalykFinance).
— Долг — 58 млрд тенге ($178 млн).

Основные финансовые показатели АО «Кселл» (на 31.12.2017 года) таковы:

— Рыночная капитализация (02.05.2018) — 340 млрд тенге ($1,04 млрд).
— EBITDA 2017 — 50 млрд тенге ($156 млн).
— Долг — 70 млрд тенге ($216 млн).

Данные по СП «Теле2-Алтел»:

— EBITDA 2017 — 26 млрд тенге ($79 млн).
— Рыночная стоимость 49% акций — 62 млрд тенге ($190 млн по данным HalykFinance).
— Акционерный заем — 127 млрд тенге ($390 млн — согласно отчетности Tele2 AB).

Теперь самое интересное. По различным оценкам, стоимость 75% участия в «Кселл» может составить 196 млрд тенге (600 млн $). Кроме того, согласно опциону по выкупу доли в СП «Теле2-Алтел», «Казахтелекому» придется выплатить около 190 млрд тенге в I кв 2019 года для выкупа 49% доли в СП и возмещения акционерного займа материнской Теle2AB. Таким образом, сумма двух сделок составит около 400 млрд тенге ($1,22 млрд). Исходя из текущих финансовых показателей, а также с учетом имеющихся 70 млрд тенге ($208 млн), которые имеются на счетах «Казахтелекома» в виде свободных средств, становится ясно, что собственных средств будет недостаточно для совершения сделки по приобретению доли в «Кселл» и возможной реализации опциона по выкупу в СП «Теле2-Алтел» в I квартале 2019 года. Вывод очевиден — «Казахтелекому» придется привлекать финансирование. И это может негативно повлиять на показатели компании, учитывая падение маржинальности в телекоммуникационном секторе.

Деньги

Вопрос финансирования сделок заслуживает особого разговора, и потому выведен в отдельный раздел. Отечественный банковский сектор, который перманентно испытывает сложности, вероятнее всего, в качестве партнера для «Казахтелекома» в этом вопросе не рассматривается. Кроме того, даже если такие средства и найдутся, их стоимость будет довольно высокой. Поэтому предполагаем, что источником финансирования могут выступить зарубежные банки с процентной ставкой около 6% годовых и сроком не более 7 лет. Эксперты замечают, что в этом случае зарубежные банки потребуют соблюдения определенных условий (ковенантов) со стороны компании. Например, если исходить из текущих показателей «Казахтелекома», коэффициент Долг/EBITDA без учета эффекта от операционной синергии по итогам сделки с «Кселл» составит 2.1х, а после сделки с Теле2 он вырастет до 2.8х, что уже довольно близко к верхней границе допустимого лимита по займам, деноминированным в иностранной валюте (3.5х от EBITDA). Не стоит забывать и о пресловутых валютных рисках, которые «Казахтелеком» неизбежно примет на себя в этом случае.

Идем дальше. Согласно отдельным прогнозам Halyk Finance для АО «Казахтелеком» и АО «Кселл», объединенный денежный поток от операционной деятельности составит примерно 133 млрд тенге ($408 млн), тогда как сумма обслуживания займа составит около 80 млрд тенге ($242 млн). И здесь компания попадает в очень непростую ситуацию: расходы на обслуживание долга довольно велики, и для того, чтобы обслуживать данные обязательства, придется сократить другие расходы. Например, секвестру могут подвергнуться расходы на поддержание и развитие бизнеса, которые, как сообщают эксперты, прогнозируются на уровне 100 млрд тенге ($307 млн). Наконец, учитывая объем долговой нагрузки (400 млрд тенге, или $1,22 млрд), выплата дивидендов акционерам, даже с учетом достаточно оптимистичного прогноза, без использования каких-либо инструментов рефинансирования, не представляется возможным в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе.

Организационные вызовы

Перед Казахтелекомом и «Кселл» будут стоять и другие беспрецедентные вызовы — объединение бизнес-процессов крупнейших игроков рынка может занять не один год. По оценкам экспертов — это 2-3 года при полной вовлеченности как акционеров, так и сотрудников объединенной компании. Кстати, международный опыт говорит, что результат для подобных кейсов не всегда однозначен. С другой стороны, справедливости ради, нужно заметить, что у компании есть опыт интеграции в виде СП «Теле2-Алтел», правда, мы не владеем информацией насколько этот процесс продвинулся и с какими препятствиями Казахтелекому пришлось столкнуться на этом пути.

Мы обратились за комментариями к экспертам и игрокам рынка, чтобы предложить палитру мнений. К сожалению, по вполне понятным причинам, и «Казахтелеком», и «Кселл» приняли решение воздержаться от комментариев.

Светлана Черненко, глава представительства компании iKS-Consulting в Казахстане, замечает, что теоретически олигополия по природе своей склонна к убийству конкуренции. «Если бы это был не „Казахтелеком“, а какой-то „простой“ игрок, то так бы и было, скорее всего. Но у Казахтелекома есть еще ответственность и перед государством за развитие отрасли. Поэтому, скорее всего, ничего драматического с ценами не произойдет», — оптимистично считает она.

В то же время аналитик департамента исследований Halyk Finance Андрей Кожокару, комментируя проблематику для Profit.kz, справедливо замечает, что, несмотря на то, что в инвестиционном банке не ожидают резкого и мгновенного роста тарифов для компенсации расходов на приобретение «Кселл» и доли в СП «Теле2-Алтел», «мы подчеркиваем нашу настороженность касательно потенциального получения Казахтелекомом контрольной доли рынка». По его мнению, в результате ценообразование и развитие всей отрасли может стать зависимым от политики и планов одного участника. «В случае осуществления упомянутых сделок, распределение абонентов на рынке будет схожим с ситуацией, наблюдавшейся в начале 2000-х годов. По данным на конец 2004 года, на долю GSM Kazakhstan (бренды Kcell и Activ) приходилось около 66% абонентов, на долю ТОО „Картел“ (на тот момент торговые марки K-mobile и Excess) — 33%. В последующие годы, после приобретения „КаР-Тел“ российским „Вымпелкомом“ (Beeline), последний значительно нарастил свою абонентскую базу и мобильный рынок в Казахстане характеризовался как дуополия. Однако в нынешнем сценарии „Казахтелеком“ является государственной компанией и имеет на данный момент гораздо больше административных и инфраструктурных возможностей для манипулирования», — продолжает он, добавляя, что просит не считать его комментарий ни в коей мере исчерпывающим, ведь в данном вопросе есть много нюансов и возможных сценариев.

Алексей Бендзь, директор по корпоративным коммуникациям «Beeline Казахстан», замечает, что в такой сфере, как телеком, невозможно развиваться без адекватных конкурентных стимулов и возможностей. «Если сделка состоится, то под контролем одного игрока окажутся три четверти частотного спектра, огромные сетевые мощности и большая база абонентов. При таких условиях развивать сферу игрокам, не являющимся частью монополии, не просто трудно, а практически невозможно. Пострадает, в конечном счете, клиент, потому как отсутствие конкуренции не будет стимулировать игроков работать с тарифами, новыми технологиями и стандартами. Кроме того, это может отразиться на конечной стоимости услуг, ведь для осуществления сделки потребуются большие деньги, которые нужно будет возвращать, и тарифы — один из немногих эффективных способов сделать это», — считает он.

Сергей Домнин, руководитель программы Института международной экономики и политики при Фонде Первого Президента РК — Елбасы, комментирует вопрос потенциального повышения цен на услуги так: «Сделка по приобретению Кселла Казахтелекомом — особая история, но понятно, что инвестору — кем бы он ни был — компания интересна лишь тогда, когда она генерирует позитивный денежный поток и прибыль. А для этого необходим рост доходов от операционной деятельности, то есть, главным образом, увеличение объема и цен на услуги».

Кроме того, эксперт выражает озабоченность тем, что за крупным игроком, который сосредоточит 2/3 рынка, будет стоять национальная компания: «С моей точки зрения, это ставит участников рынка в явно неравные условия». Более того, такое развитие событий видится странным. «Почему странным? В стране идет вторая волна приватизации, и государство должно было выходить из тех видов деятельности, где присутствуют частные компании. В 2012 году, кстати, „Казахтелеком“ продал долю в „Кселл“, привлек в отрасль иностранного инвестора, и это было весьма прогрессивным шагом. Однако занятие нацкомпанией 65% рынка в 2018-м определенно выглядит как шаг назад», — напоминает Сергей Домнин.

Сделаем выводы

Первое. Очевидно, что обсуждаемая сделка — невероятная по своим масштабам и, как уже отмечалось, вызовам. Если она состоится — это новый бенчмарк для отрасли, который вряд ли будет побит в обозримой перспективе. С другой стороны, сделка означает, как уже упоминалось ранее, появление нового ландшафта телекоммуникационного рынка — олигополии.

Второе. Разночтений быть не может — сделка не обещает быть простой. И «Казахтелекому» придется решать вопрос с ее финансированием, а также одновременно искать способы сохранить темпы инвестиций — снижать их просто неприемлемо. И, к сожалению, другого способа как корректировать свою ценовую политику прямо или опосредованно в большую сторону в этой системе координат не имеется.

При подготовке были использованы материалы, находящиеся в открытом доступе на следующих ресурсах: www.halykfinance.kz, www.kcell.kz, www.tele2.com, www.telecom.kz.