Следите за новостями

Цифра дня

14,4 Гб — потребление мобильного интернет-трафика на одного пользователя в РК

Тимур Сарсенов, SES: спутниковые технологии способствуют цифровой трансформации Казахстана

Старший менеджер по продажам SES рассказал о планах компании и работе на местном рынке.

17 июня 2022 15:00, Profit.kz

Старший менеджер по продажам компании SES Тимур Сарсенов рассказал о последних трендах на рынке спутниковых технологий, пилотном проекте в Казахстане по подключению удаленных населенных пунктов и важной роли спутниковой связи в построении качественной наземной инфраструктуры для доступа в интернет и услугам нового поколения.

Тимур Сарсенов, SES— Тимур, ситуация в «спутниковом» сегменте выглядит реально «горячо» — здесь, судя по всему, срослись интересы многих игроков. Как бы вы обрисовали ситуацию, что тут происходит прямо сейчас?

— Действительно, сейчас наблюдается рост интереса к «спутниковой» теме. И объясняется он, не в последнюю очередь, ростом трафика и развитием облачных технологий — бизнес уходит в облако. Но для того, чтобы все это реально работало, нужны каналы связи — как наземные, так и спутниковые.

Второй тренд — это переход к 4G от 3G и переход от 4G к 5G. И там, и там процесс сталкивается с кардинальным ростом трафика. Во втором случае это не только увеличение пропускной способности, но и изменение архитектуры сети в целом.

Эти два тренда активно способствуют развитию и внедрению спутниковых технологий — мы видим, что в течение следующих 9 лет спутниковые емкости могут вырасти в 20 раз! Только в 2020-м рост пропускной способности глобальной спутниковой сети составил 35% — до 600 Тбит/с. Не удивительно, что на рынке появляются всё новые игроки, такие как SpaceX. Есть и те, кто только планируют выходить на рынок услуг связи, например, Amazon. Во всех этих случаях мы говорим о LEO-проектах (низкая околоземная орбита — прим. редакции). Это важное замечание, так как огромная часть инноваций на самом деле уже давно успешно внедряется на средней орбите, MEO. Это своего рода революционные технологии, которые уже заняли важные ниши на рынке. Но, обо всем по порядку.

В целом, картина выглядит так — есть агломерации, там доступно оптоволокно. Но как только мы выходим из городов, мы видим, что на низких плотностях, с точки зрения населения, оптика — это разорительно. И тут все понимают, что кроме спутника, оказывается, ничего нет. К примеру, в Казахстане около 7000 населенных пунктов. И подключить каждый к оптоволокну — просто нереалистично. Вообще, оптоволокно это очень дорого. К примеру, проект СНП по ВОЛС, о котором вы, уверен, знаете, построен по принципу ГЧП. И тем, кто его реализовывал, нужно 15 лет, чтобы вернуть свои затраты, инвестиции. Оптика — это дорого, а есть населенные пункты, до которых с помощью нее просто не дотянуться. Только спутник. Причем, это быстро и без больших капитальных вложений. И здесь следует отметить, что спутниковые технологии сегодня не являются новшеством. Компания SES уже более 35 лет работает в этом бизнесе, используя надежную многоорбитальную спутниковую группировку и наземную инфраструктуру для обеспечения покрытия 99% земного шара.

— GEO-MEO-LEO. Что лучше? Какова ваша стратегия?

— Следует сказать, что спутниковая емкость бывает разная — и это зависит от орбиты, от технологий. Если с точки зрения классики, то есть геостационарные спутники (GEO), далее — спутники, которые вращаются на средних околоземных орбитах (MEO) и низкоорбитальные — LEO.

GEO-спутники находятся на орбите 36 тысяч километров, они синхронно вращаются с планетой. И это позволяет нам устанавливать фиксированную антенну — один раз настроили, и терминал постоянно нацелен на спутник. Технология проверенная, отработанная, на рынке представлена уже лет как 50. У Казахстана, к примеру, таких собственных спутника два (KazSat — прим. редакции). У SES несколько десятков GEO-спутников. У них есть своя ниша, к примеру — спутниковое ТВ. Одного спутника с лихвой достаточно, чтобы покрыть весь Казахстан, а 3 спутника, чтобы обеспечить глобальное покрытие телесигналом. Но есть и минусы, например, задержка сигнала — она составляет 650-700 мс, пропускные способности тоже ограничены — до 200 Мбит/с. Понятно, что тут тоже идет эволюция — на смену приходят спутники высокой и сверхвысокой пропускной способности. Так что тут резервы для роста есть. Идея в том, что такие новые спутники позволяют создавать множество лучей с высокими пропускными способностями и узконаправленно их использовать для каких-то конкретных задач. Это как раз то, во что SES сейчас активно инвестирует.

Что касается LEO-спутников, которые предназначены для прямой широкополосной связи с потребителями и не совсем подходят для удовлетворения требований высококлассных приложений операторского класса для государственных и корпоративных нужд, то тут плюсы исходят из орбиты — а это 1000-1200 километров от поверхности Земли. Прежде всего, задержка, она достаточно низкая — мы говорим уже о 50 мс. Но есть и заметные недостатки. Среди них — зона «видимости» такого спутника. Она заметно ниже, чем у GEO-спутника, да и движутся они заметно быстрее, чем вращение Земли. Соответственно, для того, чтобы обеспечить непрерывную связь, нужно добиться, чтобы хотя бы один спутник был в зоне видимости вашего терминала. То есть, нужно много спутников — 200-300 и даже более. А это очень дорого — первоначальные инвестиции от 6 миллиардов долларов и выше. И для того, чтобы сеть заработала, их нужно вывести на орбиту сразу. Добавим к этому терминальное оборудование и получим очень большой и дорогой проект, причем, время жизни такого проекта ограничено — такие спутники находятся близко к Земле, и их средний срок эксплуатации около 5 лет. То есть через 5 лет фактически нужно полностью обновить всю группировку спутников. Желательно за один раз. И тут возникает резонный вопрос о жизнеспособности бизнес-модели. Ранее, кстати, LEO-проекты тоже были, но все они разорились.

Наконец, MEO. Спутники, работающие на этой орбите, находятся на высоте 8000 километров над Землей. При этом задержка составляет около 150 мс. На этой скорости отлично работают облачные сервисы, голос, мобильная связь. За счет того, что спутники находятся ближе к Земле, мы можем предоставлять высокую пропускную способность — несколько гигабит в секунду. И еще один важный момент: достаточно лишь 6 спутников, чтобы обеспечить непрерывную связь, а значит, мы можем инвестировать постепенно. Так и случилось с O3b MEO. В 2012 году стартовали, в 2014 запустили 12 спутников и загрузили их. В 2019 году довели количество до 20 спутников, потому что предыдущие уже работают на полную мощность. То есть, мы можем расширять группировку по мере потребности.

Таким образом, мы остановились на двух секторах — GEO и MEO. Потому что тут есть успешные бизнес-модели. При этом, можно использовать гибридные конструкции. К примеру, круизный лайнер вместе с пассажирами и экипажем — это почти 5000 человек. Мы, с помощью гибридной модели GEO + MEO, полностью закрываем потребности на самом высоком уровне.

Тимур Сарсенов, SES: спутниковые технологии способствуют цифровой трансформации Казахстана

— Если я вас правильно понял, вы сконцентрировались на «чистой» бизнес-модели, в отличие от упомянутых проектов, того же Amazon, где группа LEO-спутников будет, судя по всему, обеспечивать дополнительное конкурентное преимущество. Вот здесь вполне уместно углубиться в стратегию SES, включая инновационные системы O3b MEO и O3b mPOWER. В чем ваше конкурентное преимущество?

— Это очень верное замечание: к примеру, спутниковый проект Amazon — это лишь средство для того, чтобы дать прирост в клиентской базе для какого-то основного бизнеса. Наш бизнес выглядит иначе. Мы зарабатываем на спутниковых услугах.

Почему SES вложила деньги в O3b? Потому что это хорошая, проверенная бизнес-модель. Как доказательство — у нас нет свободных частот, нет мощностей в O3b, именно поэтому мы запускаем систему спутниковой связи второго поколения O3b mPOWER. А это новый уровень и новые возможности. O3b — это очень успешная группировка, но за 10 лет технологии изменились. Мы знаем сильные стороны, при ограничениях, присущих O3b. И с точки зрения покрытия, и с точки зрения пропускной способности. К примеру, для использования существующей группировки O3b в Казахстане мы можем предложить шлюз в других странах. Но для Казахстана это неприемлемо — это требования регуляторов: трафик должен «приземляться» на территории республики. O3b mPOWER — это эволюция в сторону большей гибкости — своего рода «революционная эволюция». На сегодня профинансировано 11 спутников, но начнем мы с 6 космических аппаратов. Они будут располагаться на той же орбите, что и O3b — 8000 километров. При этом, на самом спутнике установлена фазированная решетка и цифровая начинка, которая позволяет создавать до 5000 лучей, соединяя их в любой последовательности и комбинации. Мы можем создавать каналы от 25 Мбит до нескольких гигабит при сохранении всех преимуществ, характерных для O3b MEO. К слову, все это управляется с помощью продвинутого программного обеспечения, которое фактически на лету позволяет оркестрировать ресурсы группировки. При этом, мы можем ставить шлюзы там, где это нужно. В Казахстане мы планируем установить шлюз на территории Республиканского центра космической связи, что будет полностью соответствовать национальной регуляторике. Это вкратце о преимуществах O3b mPOWER.

— Кто ваш целевой клиент с O3b mPOWER?

— Что касается клиентов, то в списке телеком-операторы, нефтегазовый сектор и энергетика в широком понимании, горнодобывающий комплекс. Мы знаем, что сейчас практически перед всеми этими компаниями стоят задачи цифровой трансформации, но без высококачественных каналов это не имеет никакого смысла — данные нужно передавать в центры обработки, в облака. Уже сегодня мы ведем переговоры с рядом компаний, и они проявляют большой интерес к возможностям O3b mPOWER,.

Плюс нам интересны задачи в части снижения уровня цифрового неравенства, есть огромное количество сельских населенных пунктов, которые, как мы говорили, обеспечить связью с помощь той же оптики просто нереально. Мы участвуем в таком проекте и видим его техническую реализацию.

— Тимур, несколько слов о регуляторике. Насколько она комфортна для спутниковых проектов в Казахстане?

— Вопрос очень важный. В двух словах, если в качестве базы будут использованы существующие нормы расчета платы за радиочастотный спектр, то суммы платежей будут достаточно высокими и неприемлемыми для игроков рынка. Насколько нам известно, в правительстве работают над тем, чтобы сделать условия более дружелюбными. Если это произойдет, то сегмент станет однозначно более привлекательным для инвестиций. Мы уверены, что с развитием спутниковой связи у страны появится много новых возможностей.

Что касается регуляторики на соответствие информационной и национальной безопасности Республики Казахстан, то у нас есть предварительная оценка, которая базируется на анализе итогов нашего пилотного проекта — он был продемонстрирован межведомственной комиссии, и мы полагаем, что он соответствует требованиям законодательства в этой части.

Тимур Сарсенов, SES: спутниковые технологии способствуют цифровой трансформации Казахстана

— У меня несколько отвлеченный вопрос. А что было до O3b? Разве не было спроса на спутник, тем более, что цифровая трансформация идет в Казахстане не первый день…

— Хороший вопрос. До того, как появились казахстанские спутники, на рынке присутствовали иностранные игроки, в том числе и SES. Конечно, задачи стояли другие, использовались геостационарные спутники. Я, к примеру, работал в Центре Космической Связи «Казахтелекома», и мы использовали спутники для подключения отдаленных населенных пунктов к голосовой связи. В то время об интернете еще не говорили. То есть, спутник всегда имел особое место в операторском бизнесе в Казахстане — как средство для организации связи с отдаленным районами внутри страны, как средство для организации каналов международной связи.

Конечно, позже в арсенале спутников появился и доступ в интернет — и он прошел эволюцию от десятков килобит до мегабитных каналов. Сегодня геостационарный спутник способен передать до 200 Мбит/с. То есть, подытоживая, и оставаясь оптимистом, скажу, что спутниковая связь была, есть и будет.

— Один из факторов роста спроса на спутниковые услуги — цена. Насколько понимаю, в каких-то случаях спутник может уже стать альтернативой наземным каналам?

— Да, безусловно, востребованность применения увеличивается во многом благодаря тому, что снизилась стоимость каналов, технологии стали более продвинутые, стоимость вывода на орбиту — дешевле, и так далее. Во многих случаях спутниковая связь является наиболее экономически эффективным способом доставки контента или подключения. Стоит признать, что большинство крупных городов уже имеют хорошо развитую наземную инфраструктуру и там нет необходимости в спутниках, тогда как в отдаленных населенных пунктах наоборот. Сегодня системы спутниковой связи выполняют ключевую роль в преодолении цифрового неравенства и обеспечении связи в отдаленных районах, островах, горных местностях и локациях со сложными климатическими условиями по всему миру. У нас много таких примеров. Так, в 2020 году SES заключила партнерство с TELE Greendland для решения проблем со связью на удаленном острове и подключения деревень с недостаточным уровнем обслуживания к сети LTE. В 2021 году SES в партнерстве с SSi Canada обеспечила спутниковой связью Северную Канаду, а также в партнерстве с правительством Индонезии и телекоммуникационной компанией Dwi Tunggal Putra (DTP) обеспечила связью 158 деревень по всей стране в рамках проекта Smart Village.

— Вот здесь мы вплотную подошли к вашему пилотному проекту в Казахстане, о котором вы упомянули. Расскажите о нем, пожалуйста. С кем вы его реализовали?

— Этот проект мы реализовали при поддержке «Республиканского центра космической связи», он был согласован с профильным министерством. Сам проект произрастает из задачи, которая стоит перед МЦРИАП — какую технологию использовать для подключения удаленных населенных пунктов. И эта информация была доведена до всех участников рынка, в т. ч. до LEO-игроков. Мы также включились в проект: привезли оборудование, смонтировали его, «завели» на спутник — это 2 станции, луч «приземлили» в Алматы, на территории «Республиканского центра космической связи», подключили шлюзовую станцию к интернету, удаленную станцию установили в поселке Актерек (население 3000 человек, в 120 километрах от Алматы). Мы хотели показать, что это работает в географии и климате Казахстана (пилот был осуществлен зимой — прим. редакции), и какая пропускная способность при этом будет обеспечена. То есть, мы организовали канал в полном соответствии с требованиями регуляторики, который «поднимался» с территории Казахстана, и «приземлялся» в удаленном населенном пункте. Дальше — развернули точки доступа с бесплатным WiFi, более того, сконфигурировали беспроводной мост и подключили еще один населенный пункт неподалеку от Актерека. Пилотный проект продолжался около 2 месяцев — начали в ноябре, а свернули в начале января.

Итогом проекта стала демонстрация рабочей архитектуры для таких задач. Напомню, что зону его реализации посетила межведомственная комиссия, плюс мы пригласили операторов связи. Во время демонстрации в присутствии комиссии мы сделали инструментальные замеры параметров сети, тесты ее стрессоустойчивости. Это очень важно, так как мы обеспечиваем связь операторского класса, гарантируя качество канала.

Наконец, еще один важный результат там же, в Актереке: мы пригласили мобильных операторов, они привезли базовые станции и успешно развернули на нашей сети услуги мобильной связи класса 3G/4G.

Помимо этого, мы активно работаем и выстраиваем сотрудничество с сервис-провайдерами и интеграторами. В частности, провели два специализированных семинара.

— Тимур, что дальше?

— Пилот успешно завершен, но мы продолжаем взаимодействовать с рынком, бизнесом, ведем переговоры с регуляторами, МЦРИАП. Из ближайших планов — установка постоянного шлюза в Казахстане. И, конечно, это не все — полагаю, что вскоре вы услышите от нас больше новостей.

Подписывайтесь на каналы Profit.kz в Facebook и Telegram.