Следите за новостями

Цифра дня

На 63,6% выросла скорость мобильного интернета в РК

Рашид Махсутов, Aparking: мы генерируем почти 700 Гб данных в день

Интервью с ИТ-директором Aparking о том, из чего состоит ИТ-инфраструктура компании и с какими сложностями она сталкивается в своей работе.

17 сентября 2021 08:00, Виктория Говоркова, Profit.kz

В 2016 году, когда в Алматы появились первые платные парковки Aparking, у горожан было много вопросов и даже возмущения. Но со временем многие поняли, что это практично и удобно. Сейчас вопрос необходимости парковок не стоит — такой проект нужен загруженному транспортом городу.

О том, из чего состоит ИТ-инфраструктура компании и с какими сложностями она сталкивается в своей работе, мы поговорили с директором по информационным технологиям Aparking Рашидом Махсутовым.

Рашид Махсутов

— Рашид, расскажите о ландшафте ИТ-решений и сервисов в структуре Aparking?

— Для начала я хотел бы рассказать в целом о нашей компании. Aparking — единый оператор платных парковок в Алматы, сегодня мы администрируем порядка 12 000 парковочных мест.

Парковки — это не коммерческий, а больше социальный бизнес, направленный на регулирование трафика автомобилей в городе. Машин на дорогах становится все больше, следовательно, больше пробок, растет загазованность, ухудшается экология — требуется решение, которое может на этот процесс повлиять. У нас ведь автолюбитель мог оставить машину на целый день на бесплатной парковке, а в это время другие люди, которые перемещаются по городу и ищут парковку на 15-20 минут, не могут найти место, начинают «рисовать круги», создают затруднение движению. Оплата нужна была для того, чтобы люди просто так не бросали автомобили, чтобы места были доступны для большей части горожан и гостей города.

У нас есть два типа парковок: площадочные и тротуарные. Площадочные — это парковки со шлагбаумом, например, в районе Северного кольца у ТЦ «Адем» и «Ялян», возле бизнес-центра «Нурлы Тау» вдоль аль-Фараби, подземный паркинг Дворца Республики. На них процесс парковки и оплаты очень простой. С технической точки зрения более интересны тротуарные парковки. Наша основная территория — это квадрат улиц Райымбека, Абая, Калдаякова, Сейфуллина: там 5 самых больших парковочных зон.

Мы не просто расчертили дорожную разметку и поставили там паркоматы, как о нас говорили. Мы долго изучали мировой опыт, передовые практики. Например, в США есть разные типы парковок именно тротуарного типа с разными видами паркоматов. Многие из них еще работают по старой системе, когда паркомат закреплен за одним местом, горит зеленая или красная лампочка, или время отсчитывается по часам, которые заводятся, когда человек кидает монету. Едет инспектор, видит красную лампочку или часы на нуле и вручную выписывает штраф. В Европе до сих пор тоже ходят инспекторы и заглядывают в каждую машину, проверяют парковочный талон. Мы посчитали, что это будет неудобно.

Рашид Махсутов

— Какое же решение легло в основу вашей системы?

— За основу мы взяли российский опыт, но пошли дальше, полностью автоматизировав систему. В Москве ходят пешие инспекторы, так было и у нас на старте, но мы увидели, что это не совсем эффективно, все же может присутствовать человеческий фактор. И нашли другое решение — сейчас у нас по городу курсирует 11 автомобилей, в них установлены комплексы фото- и видеофиксации, внесенные в реестр Республики Казахстан, прошедшие метрологическую поверку, полностью сертифицированные. В машине сидит только водитель, его дело — следить за дорогой, а все остальное устройство делает само: фиксирует, определяет GPS-координаты, отправляет на сервер, дальше сервер формирует файлы и отправляет в биллинговую систему. То есть наша система фиксирует и сверяет факт оплаты с фактом нахождения автомобиля в зоне парковки. Если есть несоответствие, тогда мы не выставляем штраф, а направляем информацию о нем в Департамент полиции. И уже они решают, выносить предписание или нет.

Это не одно решение, а целый комплекс, который мы завязали воедино, в его центре находится биллинговая система. Сюда входит система паркоматов, отдельная система фотофиксации, плюс наш собственный софт, который все это собирает и интегрирует с базами департамента госдоходов.

— То есть, это не комплексное решение под ключ, вы его собрали, как конструктор?

— Совершенно верно, в Казахстане комплексных предложений нет. Есть модуль, который готов работать с определенными потоками данных, но источники данных будут у разных компаний в разном формате. Мы их соединили, написали «Паркинтегратор».

— Какова сейчас динамика оборачиваемости одного парковочного места?

— В 2016 году, когда мы открыли первую парковку по улице Зенкова от Макатаева до Жибек Жолы, средняя оборачиваемость была 1 к 2: то есть на одно парковочное место в день вставало 2 машины. Сейчас в некоторых зонах оборачиваемость доходит до 1 к 8. Стало удобнее и люди это видят.

Рашид Махсутов

— Как предпочитают оплачивать парковку автолюбители? Какой способ оплаты сейчас лидирует?

— У нас есть все возможные каналы и способы оплаты. Наличными можно оплатить в любом терминале Qiwi или через 120 наших паркоматов. Но паркоматы — не самый удобный способ оплаты: мы разработали собственное мобильное приложение, развили партнерскую сеть, внедрили нашу систему в приложения многих банков, недавно закончили интеграцию с сотовыми операторами, — теперь парковку можно оплатить через SMS с мобильного счета любого оператора.

В 2016 году мы начинали с 2% безналичных платежей от общего количества оплат. Сейчас где-то 50/50, но есть явный тренд в пользу увеличения доли онлайн-платежей. То есть за 5 лет мы 48% платежей перевели в онлайн. Вообще, конечно, выгоднее платить онлайн, там идет поминутная тарификация. А у паркомата минимальный шаг в 50 тенге за 30 минут, он физически не может дать сдачи, если машина находилась на парковке, например, 45 минут.

Перейти на онлайн-платежи нам помогла пандемия, когда люди стали бояться прикасаться к паркоматам и при оплате стали больше использовать мобильные телефоны и у нас сразу значительно выросла доля онлайн-платежей. В целом мы стремимся к показателям Москвы, которая стартанула с 5% безналичных платежей и сейчас они довели эту цифру до 95-98%.

Кстати, во всем мире тротуарные парковки предоплатные, мы единственные, кто сделал постоплату.

— Почему у нас такая модель?

— Потому что общественность не была готова к этому, мы были пионерами, никто не понимал, как работают платные парковки и для чего они нужны. Мы пошли навстречу и сделали постоплату. Сейчас человек может платить как перед парковкой, сразу после того, как собирается выезжать и также, если он забыл, у него есть возможность произвести постоплату в тот же день. Сложность в том, что в таком случае платить приходится не по точному времени, а по собственным ощущениям, которые могут обмануть, и некоторые люди думают, что это наши сотрудники неправильно считают. Но система работает автоматически, все фиксируется. У нас в день 60-70 тысяч фиксаций, для обработки такого объема нужно было бы человек 200, — конечно, у нас нет такого ресурса.

Рашид Махсутов

— А сколько у вас человек в штате?

— В штате компании 20 человек, которые работают в офисе, и 3 мобильные группы технической поддержки, которые находятся в городе и следят за техникой, потому что бывают акты вандализма. Есть акты вандализма по незнанию, например, в купюроприемник могут поместить техпаспорт, бывает специально заклеивают клеем, зарисовывают, даже дерутся с паркоматами. На площадочных парковках люди сбивают шлагбаумы, наезжают на камеры.

А у нас одни из самых дорогих паркоматов в мире от ведущих производителей подобного оборудования из Великобритании. Мы ездили на выставку в Амстердаме, посвященную транспортной инфраструктуре, смотрели последние тренды и там нашли эти паркоматы. Они одни из самых дорогих в мире. Китайских производителей мы изначально не рассматривали, российские паркоматы дешевле, но у них ниже отказоустойчивость. Наши работают надежнее, у них выше отказоустойчивость, интуитивно понятный интерфейс, можно провести оплату в 3 клика: включить, набрать госномер, внести деньги и подтвердить оплату — больше ничего не надо делать.

— Сколько сотрудников в штате в целом занимаются технической частью проекта?

— Если брать диспетчера, системных администраторов, техслужбу –это 50% компании. Наш бизнес все-таки выстроен вокруг информационной системы, мы стремимся максимально убрать человеческий фактор и автоматизировать все процессы.

— В течение какого времени технические специалисты устраняют неполадки?

— В зависимости от нагрузки, в среднем в течение 15 минут. Информация к ним поступает из диспетчерского центра, в автоматическом режиме создается заявка и для устранения неполадок туда выезжают специалисты. В моменты сильной нагрузки, например, перед Новым годом, бывает, что это время занимает 30-40 минут.

— Вы используете собственные серверные мощности или ЦОДы для хранения и обработки данных?

— Нет, наши партнеры — несколько коммерческих ЦОДов, в которых стоят наши сервера и хранится вся наша информация.

Рашид Махсутов

— А какие это примерно объемы данных в день?

— Ну смотрите, если в день мы делаем 70 тысяч фиксаций, 1 фотография весит 5 мегабайт, наша система делает 2 фотографии — это 10 мегабайт, к ним прилагаются файлы с данными геометки, времени и даты, они небольшие, примерно по 100-200 килобайт, и их тоже 70 тысяч. Есть еще оплаты, каждая из которых тоже весит 100-200 килобайт. Информацию с видеокамер мы храним до 3 лет.

— Как могут использоваться эти данные? Например, в облегчении парковочной нагрузки в городе, составлении тепловых карт, безопасности и т. д.?

— Один раз в три месяца мы предоставляем данные акимату и Общественному совету города. По нашим парковкам мы точно знаем, в какое время сколько было машин, в какое время загрузка больше, в какое меньше. Вообще, мы можем предоставлять такие данные не только по зоне наших парковок, но и в принципе, если у акимата будет интерес и мы договоримся о возмещении наших затрат, наши автомобили могут ездить по городу и фиксировать загрузку дорог.

— Если происходят какие-то происшествия в зоне ваших парковок, вы можете предоставить информацию частному лицу?

— Мы по запросу предоставляем данные полиции. На наших площадочных парковках установлены камеры видеонаблюдения, которые пишут круглосуточно. Они фиксируют происшествия, в том числе наезды на пешеходов на улицах, кражи. Конечно, в исключительных случаях, идем навстречу и частным лицам.

Рашид Махсутов

— А сами как используете эти данные?

— Смотрим, где необходимо поставить больше паркоматов, где разместить информационные таблички. Аналитика показала, например, необходимость ограничения количества абонементов: сейчас это 10% на общее количество мест. Когда люди стали покупать много абонементов, парковка перестала работать, потому что машины ставят на весь день. Мы сократили количество абонементов, были вынуждены это сделать, потому что наша цель — разгрузить город.

А на Площади Республики, где много офисов, наоборот, сделали процент абонементов выше, одна зона выделена на 80% под абонементы, потому что сотрудникам этих офисов больше парковаться там негде.

Еще один пример. С марта этого года на нашей парковке в районе Зеленого базара поднялся тариф. Как мы доказали Общественному совету эту необходимость? Используя нашу аналитику, которая показала, что 100 тенге в час уже не работает, люди опять не могут найти себе место для парковки. Мы увеличили тариф до 150 тенге в час и сразу же увидели динамику: оборачиваемость одного места увеличилась с 4 к 1 до 6 к 1 за один месяц. Сейчас там на одно парковочное место могут встать до 7-8 машин в день.

Подробнее решения для Умных городов будут обсуждаться на конференции Profit Smart City Day — обязательно регистрируйтесь!

Подписывайтесь на каналы Profit.kz в Facebook и Telegram.