Следите за новостями

Цифра дня

94,8% госуслуг оказано электронно в Акмолинской области

Бикеш Курмангалиева: маркировка — это игра по принципу win-win

Интервью с генеральным директором «Центра развития цифровой экономики» о системе маркировки товаров, первых пилотах и стоимости маркировки.

24 ноября 2020 16:03, Profit.kz

Министерство финансов Казахстана должно продолжить работу по совершенствованию системы прослеживаемости товаров и контролю за оборотом маркированных товаров, а Министерство цифрового развития совместно с Единым оператором — АО «Казахтелеком» — обеспечить бесперебойное функционирование информационных систем, в том числе разработанных бесплатных мобильных приложений, их техническое сопровождение и качество высокоскоростного мобильного интернета, — такие поручения дал по итогам прошедшего 17 ноября заседания правительства премьер-министр Аскар Мамин.

В настоящий момент Казахстан в рамках интеграционных процессов ЕАЭС ввел обязательную маркировку меховых изделий и табачной продукции, запустил пилотные проекты по маркировке лекарств, алкоголя, обуви и молочной продукции.

Для обеспечения прозрачности движения товара на территории Казахстана по всей цепочке от импорта или производства до розничной реализации создана Национальная система прослеживаемости товаров. Благодаря внедрению системы маркировки, уровень теневого рынка снизится до 50% до 2025 года, что в свою очередь приведет к дополнительным поступлениям в бюджет в сумме 58,4 млрд тенге, а также приросту выручки легального бизнеса, который составит 336,5 млрд тенге за тот же период. Единым оператором программы — АО «Казахтелеком» — разработана информационная система «Маркировка и прослеживаемость товаров», кроме того будут внедряться бесплатные мобильные приложения Naqty Sauda и Naqty Onim для учета оборота маркированного товара и проверки «легальности» товаров. О сути внедряемой в стране программы маркировки и прослеживаемости товаров, опыте пилотных проектов, а также, кто окажется бенефициаром новаций, подробнее рассказала генеральный директор «Центра развития цифровой экономики» Бикеш Курмангалиева.

Бикеш Курмангалиева

— Бикеш Кайдаровна, в чем суть внедрения системы маркировки?

— Если говорить языком протокола, то основная цель внедрения «маркировки и прослеживаемости» — это снижение теневого рынка, создание условий для добросовестного бизнеса, повышение качества производимой и ввозимой продукции и, наконец, повышение собираемости доходов в бюджет в виде налогов и пошлин.

— А если не языком протокола?

— Тогда начну немного издалека — в самой системе маркировки товаров нет ничего нового или необычного. Этот способ давно применялся и применяется как государством, так и частными компаниями. До сих пор масса компаний самостоятельно маркирует свои товары с целью дать сигнал потребителю, что они оригинальные и обладают соответствующим качеством. Точно также государство, дабы избежать теневого оборота товаров, а также с фискальными целями, прежде всего пополнения бюджета, исторически пыталось как-то маркировать те или иные группы товаров, например, с помощью специальных акцизных марок, создавая при этом системы их учета. Все эти опыты и попытки были в разной степени удачными и имели один существенный недостаток — стоимость их эффективной реализации была на грани приемлемой. Например, чтобы организовать эффективную систему учета и контроля алкогольной продукции, необходимо было содержать значительное количество людей в качестве контролеров, учетчиков и так далее, и это без учета коррупционного фактора, что делало на определенном этапе процесс настолько дорогим и неэффективным, что дискредитировало идею. Однако все это относится к доцифровой эпохе. Технологическая революция последних лет, проникновение интернета в отдаленные уголки страны, появление мощных центров обработки данных, системы считывания и распознавания информации, а также серьезное уменьшение их стоимости, позволили сделать идею маркировки и прослеживаемости, во-первых, относительно дешевой, во-вторых, максимально объективной. В результате выгоду от обязательной маркировки получат все участники рынка. Это, как модно говорить, игра по принципу win-win.

— И какую же выгоду получают участники? Государство, бизнес, люди?

— Государство, в первую очередь, получает то, что ему больше всего интересно — фискальный эффект. За счет подконтрольности оборота продукции повысятся доходы бюджета. Кроме того, бизнес и государство получают аналитику данных о видах, количестве и перемещениях потребительских товаров, что позволит оперативнее и качественнее принимать управленческие решения. Необходимость таких знаний крайне наглядно была видна у нас в стране весной-летом этого года, когда возник коллапс на рынке лекарств, вызванный как раз отсутствием такой информации о лекарственных средствах. 

Маркировка и прослеживаемость товаров

— Систему маркировки представляют как государственно-частное партнерство. Однако большая часть инвестиций для реализации проектов ложится на частный бизнес. В чем его выгода?

— Бизнесу выгодны две вещи — это, прежде всего, добросовестная конкуренция, которая выбивает с рынка демпингующий контрафакт и контрабанду. Во-вторых, участие в системе маркировки и прослеживаемости товаров дает ему, используя информацию системы, возможность оптимизации собственных бизнес-процессов, в частности, маркетинговой стратегии. Так как, за счет регистрации каждой единицы товара, компании будут точно знать, какую продукцию и в каком количестве они реализовали, в перспективе они смогут улучшить логистические процессы и снизить издержки, а, следовательно, получить повышение конкурентоспособности и рост прибыли.

Что же касается потребителя, то у него появится гарантия того, что он купил качественный товар, а не подделку. Каждый покупатель через мобильное приложение сможет просканировать код, чтобы узнать всю необходимую информацию о товаре и отследить историю его происхождения.

— Как в целом будет работать и работает система маркировки? Есть ли какие-то отличия по отраслям, группам товаров?

— Система маркировки позволяет идентифицировать уникальным цифровым кодом каждую единицу товара, а затем прослеживать его по всей товаропроводящей цепочке, вплоть до гашения кода в контрольно-кассовой машине в торговой точке. Этот принцип является единым для всех товаров, независимо от типа маркируемого товара. Вместе с тем, технология и место нанесения, набор атрибутов, описывающих каждый тип товара, могут отличаться, в зависимости от специфики.

Если же говорить более детально, то на стадии производства продукции ей будет присваиваться код идентификации. Он представляет собой уникальный номер экземпляра товара. Этот код выдаётся по запросу производителя или импортера.

Получив код, производитель наносит его на каждый экземпляр продукции и сообщает об этом системе маркировки и прослеживаемости. Система генерирует проверочный код, который также наносится на каждый экземпляр продукции. Код проверки позволит покупателям и контролерам выявить фальсификацию кода идентификации.

Немаркированные товары, подлежащие обязательной маркировке средствами идентификации, будут изыматься из оборота и уничтожаться как контрафакт.

Передача сведений о товаре в систему прослеживаемости, а также их сверка будут происходить на каждом этапе движения товара от производителя к конечному покупателю.

Когда товар реализован оптовому поставщику, в систему прослеживаемости будет сообщаться о смене собственника товара. Розничные торговые точки также станут информировать о приобретении товара, а в момент продажи товара конечному покупателю поступит информация о конечной реализации. Уникальный код будет выводиться из оборота и уничтожаться.

Не тотально, а точечно

— Периодически появляются разговоры, что в будущем маркироваться будут все товары. А вы как считаете, нужно вводить сплошную маркировку?

— Вряд ли есть необходимость маркировать все товары. Прежде чем принимать решение о маркировке той или иной товарной группы, проводится изучение целесообразности этого действия, рассчитывается экономический эффект и проводится анализ регуляторного воздействия, то есть как это повлияет на рынок и какие даст результаты. Только если выявляется положительный эффект для экономики и населения в виде снижения теневого рынка, усиления контроля качества продукции, изучается вопрос о включении товарной группы в общий перечень. Кроме того, учитывая предполагаемые объемы инвестиций, требуемые от бизнеса на внедрение маркировки, Единый оператор маркировки и прослеживаемости и отраслевой госорган вносят предложения о минимизации негативного влияния на бизнес. Например, предлагается оказать меры государственной поддержки для компенсации части инвестиций в маркировочное оборудование и т. д. Что касается лично меня, то я считаю необходимым, как минимум, маркировать те товары, качество которых влияет на здоровье людей. Например, лекарства, продукты питания, в том числе напитки, детские товары, особенно детское питание.

Бикеш Курмангалиева

— Есть ли у «Казахтелекома», как уполномоченного правительством оператора, четко прописанная общая программа или Дорожная карта внедрения маркировки в Казахстане? Либо для каждой отрасли существует своя?

— Единый оператор проводит собственные маркетинговые исследования, в частности, экспертами разработана методология отбора товарных групп для маркировки. Исходя из нее, в настоящее время порядка 15 товарных групп определены как высокоприоритетные. Однако хотелось бы особо отметить и подчеркнуть — согласно действующему законодательству, инициатива по маркировке тех или иных товарных групп закреплена за отраслевыми госорганами. Единый оператор предоставляет лишь экспертную оценку и прогнозы.

— Какие сейчас дорожные карты и пилотные проекты реализует Единый оператор?

— Согласно принятому механизму, для подготовки маркировки каждой товарной группы реализуется пилотный проект. Для этого утверждается приказом отраслевого министра Дорожная карта, которая предусматривает все мероприятия вплоть до утверждения всех нормативно-правовых актов для ввода обязательной маркировки. Вместе с тем единый оператор маркировки старается разработать детальный план для каждого участника пилотного проекта, предварительно согласовав с ним. 

— В некоторых сегментах экономики, как, например, в торговле меховыми изделиями, маркировка внедрена, в каких-то идут пилотные проекты. Не могли бы вы поделиться результатами — какой эффект получен, какие проблемы вскрылись?

— Да, действительно, маркировка меховых изделий была «первой ласточкой», причем введенной на все пять стран ЕАЭС еще в 2017 году. Сейчас уже можно сказать, что импортеры изделий из меха привыкли приобретать марки и оснащать свои изделия этикеткой с RFID-меткой. В этом году выпуск остался за прежним оператором, «Казахтелеком» принимает маркировку меха с 2021 года, поскольку статус Единого оператора был определен Правительством только 3 марта 2020 года. При этом на сегодняшний день промаркировано более 310 000 единиц меховых изделий, а число субъектов рынка меховых изделий, зарегистрировавшихся в информационной системе маркировки, составляет более 1100. Анализ импорта в текущем году показал, что объем ввоза меховых изделий значительно снизился. В настоящее время нами идет изучение статистики как местной, так и зеркальной в странах-экспортерах, для выяснения причин такого снижения объемов.

Пилот — дело добровольное

— Понимаю, что этот вопрос не совсем к вам, более правильно задавать его Миннацэкономики и Минторговли, но все же интересно ваше мнение как участника проекта. Очень часто можно встретить заявления о том, что маркировка того или иного товара может привести к его дефициту, к росту цен и так далее. Существуют ли подобные риски в отношении каких-либо товаров?

— Думаю, что это маловероятно. Экономический анализ наиболее приоритетных для маркировки товарных групп показал, что их цена ежегодно растет на 7-10 процентов без всякой маркировки. Тем не менее, это не влияет негативно на спрос. Такие аргументы мы часто слышали в начале года от представителей фарминдустрии. Однако на сегодня маркировка лекарственных средств является мировым трендом, маркировке подлежат все лекарства, производимые в Евросоюзе, США, Турции, Индии и других странах. Опыт России также показал, что ни один завод из так называемой «Бигфармы» не отказался маркировать продукцию для России. Сейчас, когда уже все понимают, что Казахстан имеет твердые планы маркировать лекарственные средства, все отраслевые игроки перевели разговор в практическую плоскость — как взаимодействовать с Единым оператором, как и по какому протоколу интегрироваться, какими данными обмениваться. Из этого вывод, что начальное сопротивление и беспокойство постепенно переходит в конструктивный диалог с госорганом и Единым оператором. Со своей стороны, мы безусловно должны внимательно прислушиваться к рынку и реализовать маркировку наиболее экономичным и эффективным способом для отрасли.

— Кто больше всего выигрывает от введения маркировки — граждане, государство или бизнес, поскольку по мнению некоторых участников рынка, это прежде всего на руку операторам программы?

— Безусловно, оператор, будучи акционерным обществом и рыночной компанией, не может работать себе в убыток. Но если бы цель была только организовать бизнес для оператора, вряд ли Правительство и госорганы пошли на реализацию таких масштабных программ, причем с таким неоднозначным общественным фоном. Кроме того, поскольку в ЕАЭС максимально применяются для этого процесса мобильные технологии и интернет, оператор имеет обязательства обеспечить бесплатным приложением всех потребителей для оперативного контроля происхождения товара, его паспорта, возможности дать обратную связь по факту неудовлетворенности его качеством, ценой и другими параметрами. Я уже говорила ранее о том, что касается добросовестного бизнеса. Он тоже должен выиграть от маркировки, поскольку снижается недобросовестная конкуренция. Возрастает возможность локализации выпуска товаров, что дает шанс для развития местного содержания.

Маркировка и прослеживаемость товаров

— Как проходят пилотные проекты? Учитывая много неясностей, связанных с необходимостью установки оборудования розницей, какие решения для крупного, малого и среднего бизнеса готов предложить Единый оператор?

— Пилотный проект — это не обязательное, а добровольное мероприятие для отраслевых предприятий. Кстати, мы уже видим, что активность игроков по участию в них растет, поскольку они понимают, что это хороший шанс за счет оператора (ведь на этом этапе основные расходы несет именно оператор) отработать все производственные вопросы по организации маркировки на производственных линиях.

— А какой срок пилота?

— Плановый период проведения пилота — полгода, но возникают разные обстоятельства, которые вынуждают продлить пилот. Например, в этом году таким фактором явилась пандемия. Все пилоты были продлены на срок карантина. За период пилота идет утверждение методических рекомендаций, согласование правил маркировки конкретной товарной группы, включая всех участников товаропроводящей цепочки. Постоянно идут совещания с отраслью, госорганами и вырабатываются взаимно согласованные решения. Много вопросов поднимает отрасль, пока они не будут сняты, госорганы не дают добро на утверждение нормативных документов, а, следовательно, нельзя перейти к обязательной маркировке. 

Какой должна быть стоимость маркировки

— Давайте поговорим про саму технологию. Единый оператор маркирует товары с помощью DataMatrix-кодов и меток RFID? Как принимается решение, какой способ выбрать? Есть ли порог себестоимости товара для принятия решения?

— Преимущественно Единый оператор маркирует DataMatrix, но есть исключения, например, меховые изделия: еще в 2015 году было принято в ЕАЭС маркировать RFID-метками. Казахстан вынужден пока придерживаться этой технологии, вместе с тем республика подала инициативу в ЕЭК, перейти на унифицированную маркировку, таким образом маркировать меховые изделия также DataMatrix. Но есть товарные группы, которые технологически неприемлемо маркировать DataMatrix. Например, шины, возможно запасные части для автомобилей. Пока этих позиций в перечне нет, но, думаю, в недалеком будущем появятся.

— Влияет ли стоимость самого товара на выбор способа маркировки?

— Безусловно, технология маркировки должна учитывать стоимость единицы маркируемого товара. Поскольку стоимость марки не должна значительно влиять на изменение розничной цены товара. Нормативов на этот счет не существует, но здравый смысл подсказывает, что комфортная стоимость марки — не более 1-1,5 процентов от розничной цены товара.

— И все же, во сколько обойдется производителям и импортерам установка оборудования, сколько это будет стоить торговле, и сколько будет стоить один контрольно-идентификационный знак? Если нет точных данных, то хотя бы порядок цифр.

— Что касается определения стоимости контрольно-идентификационного знака (КИЗ), то сейчас существует утвержденный порядок разработки, согласования и утверждения тарифа после проведения экспериментов и пилотного проекта для каждой товарной группы. В отличие, например, от России, Казахстан принял норму закона, где тариф дифференцирован для каждого вида товара. Поэтому, при всем желании, я не смогу вам сейчас назвать размер тарифа на каждую конкретную товарную позицию, кроме сигарет, где он утвержден в размере 2,68 тенге.

— Какими чипами в метках пользуется Единый оператор? Будут ли к ним требования о том, что они должны быть казахстанского производства?

— Если говорить про DataMatrix, то там нет чипа, но присутствует так называемый «криптохвост», который шифруется с помощью криптоалгоритма, сертифицированного в РК. Мало того, сам программно-аппаратный комплекс криптозащиты заказывался в Казахстане, отечественной специализированной компании.

— Почему принято решение об этикетировании лекарств, хотя до этого запрещалось приклеивание на оригинальные упаковки дополнительных этикеток?

— Это решение было продиктовано временем и обстоятельствами в текущем году в фарме, связанные с пандемией. Конечно, прямое нанесение на упаковку при производстве лекарственных средств — это весьма эффективный способ маркировки. Но процесс подготовки и запуска такой маркировки требует гораздо большего времени. Поэтому Единый оператор с «СК Фармация» получили задание от правительства ускорить маркировку лекарств, поступающих в стационары и поликлиники по линии ОСМС и ГОБМП, чтобы у министерства здравоохранения была возможность оперативно прослеживать обороты наиболее критических позиций в период пандемии. Также есть категория лекарственных средств, которые поступают в виде гуманитарной помощи или по линии международных организаций, которые невозможно промаркировать для Казахстана на зарубежных фарм-заводах. Для такой категории препаратов, скорее всего, этикетирование будет принято, как стандартный процесс. 

— С какими проблемами при реализации пилотных проектов столкнулся Единый оператор?

— Думаю, что еще рано подводить итоги, поскольку Казахстан в целом находится в начале пути по маркировке товаров. Тем не менее, уже можно сделать определенные выводы о том, что скорость и качество пилотов зависит от уровня автоматизации производственных линий и предприятия в целом. Например, табачная индустрия может служить неким эталоном автоматизации предприятий, но о других так сказать нельзя. Особенно средних и малых. Здесь большой простор для отечественных ИТ-компаний предложить им решения «как сервис». Есть планы постепенно создать вокруг Единого оператора цифровую экосистему из ИТ-компаний, имеющих заинтересованность работать в реальном секторе экономики. Кроме цифровизации, рассматривается один из эффективных способов маркировки — нанесение кода на упаковку до производства самой продукции, на линии производства упаковки. Планируется в период пилотов эту технологию отрабатывать с отечественными производителями упаковки, таким образом, они также будут активно вовлечены в проект маркировки.

Подписывайтесь на каналы Profit.kz в Яндекс Дзене, Facebook и Telegram.