Следите за новостями

Цифра дня

82% — уровень цифровой грамотности населения

Казахстан может стать образцовым электронным государством

Или как IT-решения для госсектора выходят на глобальный рынок.

17 марта 2020 09:00, Жакеева Айжан, Profit.kz

За последние годы Казахстан достиг значительного прогресса в области электронного правительства. Более 80% госуслуг доступны гражданам в электронном формате (580 услуг). В рейтинге ООН по электронному правительству за 2018 год Казахстан находится на 39 месте из 193 стран и входит в ТОП-10 стран Азии. Это также отличительное достижение среди стран СНГ (Россия-32, Беларусь-38, Молдова-69, Азербайджан-70, Узбекистан-81, Украина-82, Армения-87, Кыргызстан-91).

Казахстан может стать образцовым электронным государством

Казахстан одним из первых среди стран СНГ начал внедрение электронных госуслуг с применением электронной цифровой подписи. На сегодняшний день портал электронного правительства обслуживает более 10,7 млн пользователей, оказав более 277 млн. услуг за весь период работы.

Успех казахстанского eGov подтверждают цифры и мнение мировых экспертов. Так, за 2019 год автоматизация государственных услуг позволила сократить бумажный документооборот на 70,8 млн документов и сэкономить свыше 8,4 млрд тенге. В январе этого года руководитель управления электронного правительства ООН Акуаро Винченсо посетил ЦОН и ситуационный центр госкорпорации «Правительство для граждан». Гость высоко оценил работу ЦОНа, отметив, что модель предоставления госуслуг Казахстана смело можно ставить в пример другим странам.

«Говоря о развитии цифровых услуг, могу сказать, что Казахстан — страна с большим будущим. Зачастую вы очень скромны, хотя работу вашего цифрового правительства можно ставить всем в пример и даже можно было бы организовывать туры, чтобы иностранные специалисты могли увидеть, как строится цифровое государство и как предоставляют услуги в Казахстане», — сказал международный эксперт.

Важно отметить, что Беларусь и Узбекистан уже сотрудничают с Казахстаном в части развития электронного правительства. В прошлом году АО «Национальные информационные технологии» (единый оператор инфокоммуникационной инфраструктуры электронного правительства) подписал меморандумы о сотрудничестве сначала с ГУП «Центр управления проектами электронного правительства и цифровой экономики при Национальном агентстве проектного управления при Президенте Республики Узбекистан», а после с Республиканским унитарным предприятием «Национальный центр электронных услуг» Республики Беларусь. Согласно документу стороны договорились сотрудничать в части создания, внедрения, сопровождения и развития информационных систем электронного правительства. Это означает, что казахстанский опыт создания eGov имеет спрос на международном рынке, а значит — следует подумать над экспортом экспертизы и решений.

Глобальный рынок электронного правительства: потенциальные импортеры

Сегодня уровень развития электронного правительства растет во всех регионах, что обусловлено главным образом повышением индекса онлайн-обслуживания. Европейские страны лидируют, а страны Северной и Южной Америки и Азии почти равны и имеют высокий и средний индекс развития электронного правительства.

Наибольший интерес для экспорта на рынке электронного правительства могли бы вызвать страны Центральной Азии и Африки. Так, согласно Рейтингу ООН среди стран Центральной Азии наиболее низкие позиции занимают Кыргызстан (91), Таджикистан (131) и Туркменистан (147). Проблемы с которыми сталкиваются эти страны связаны во основном с низкой скоростью и качеством интернета, недостаточной цифровой грамотностью и отсутствием мониторинга существующих информсистем со стороны властей.

Африканский регион в целом отстает по развитию электронного правительства от остального мира. Тем не менее, технологический сектор Африки ускоренно растет. В 2017 году стартапы Африки привлекли вдвое больше венчурного капитала чем в 2016 году. Большая часть этого капитала инвестируется в Южную Африку (166,2 млн. долларов США), Кению (145,8 млн. долларов США) и Нигерию (113,8 млн. долларов США).

Важно отметить, что экспорт технологических решений для государственного сектора становится глобальным трендом, т. к. рынок GovTech набирает обороты во всем мире — как внутри, так и вне правительства.

Растущий рынок GovTech — новый глобальный тренд?

По последним подсчетам глобальный рынок GovTech оценивается в 400 млрд. долларов. Термин ранее уже использовался в Африке и США, но его популярность в мире за последний год резко возросла как способ описать растущее движение IT-компаний, предоставляющих правительству новые технологические услуги.

Многие из этих IT-компаний стремятся обслуживать огромные бэк-офисные процессы государственного сектора — прежде всего, HR. Например, поисковая система по трудоустройству Adzuna заключили с Британским министерством труда контракт на сумму 3,3 млн долларов США в год на управление работой департамента по трудоустройству.

В разрез мнению, что продукт для госсектора не имеет потенциала развиваться на внешних рынках, существует достаточно примеров успешных мировых компаний государственно-частного партнерства. Наиболее ярким примером является Сингапур, главный трендсеттер в сфере инноваций и экспортер услуг в области цифровизации государственного управления.

Сингапур славится своим опытом внедрения электронного правительства. Примечательно, что уже в 1980 году в стране начались процессы формирования будущего электронного правительства путем автоматизации основных функций каждого министерства, развития локальной IT-индустрии и подготовки соответствующих IT-специалистов. Правительство Сингапура сотрудничало с местными IT-компаниями, что вылилось в успех такой организации, как CrimsonLogic. Уже более 20 лет компания работает с правительственными органами всего мира, оказывая полный спектр услуг, от разработки до эксплуатации сервисов.

Сингапурский опыт применим и для Казахстана благодаря поддержке отечественных компаний на локальном рынке, то есть увеличения доли местного содержания. Данная политика исторически получила подтверждение своей эффективности, и есть не мало примеров того, как мировые ИТ-гиганты, такие как SAP (Германия), Huawei (Китай), Intel (США), IBM (США) и другие, выросли во многом благодаря поддержке на внутреннем рынке.

Работая на внутреннем рынке, компании вырабатывают необходимую компетенцию, правильную бизнес-модель и отраслевую экспертизу. Кроме того, поработав в государственном или квазигосударственном секторе, компании создают новые продукты или услуги для дальнейшего масштабирования на новые рынки. Например, продукт «Сергек» — интеллектуальная система видеоконтроля, фиксирующая правонарушения на дорогах и улицах города. Компания зародилась и развивается исключительно в государственном секторе, и на данный момент выходит на международный рынок. Другой пример — ERP-решение «Фаворит», система по учету, планированию, контролю и анализу деятельности компании. Решение создавалось в железнодорожном секторе, и сейчас компания имеет в линейке продукт для МСБ. Таким же образом компания «Documentolog», система электронного документооборота, на первых этапах работала только в квазигосударственном секторе, а сейчас предлагает решения для МСБ и зарубежных клиентов.

Более того, государство всячески поддерживает местные ИТ-компании в продвижении. Для ИТ-чемпионов Министерство цифрового развития совместно с Холдингом «Зерде» разработали индивидуальные дорожные карты по масштабированию и выходу на экспорт.

Эксперты прогнозируют, что к 2025 году рынок Govtech вырастет до 1 трлн долларов США в год. Опыт зарубежных стран, таких как Сингапур, Германия, США, Китай показывают: Казахстан, имея широкий спектр ИТ-компаний, покрывающих потребности государственного сектора, может осуществлять трансфер технологий и знаний в области Govtech в страны Центральной Азии и Африки с уже зарекомендовавшими себя отечественными продуктами. Тем самым, нахождение ИТ-компаний в договорных отношениях с государственным сектором не только обеспечивает им постоянную занятость, но что гораздо важнее — развивает их продукты и бизнес до республиканских и региональных масштабов, готовых к экспорту на зарубежные рынки.