Следите за новостями

Цифра дня

32 млн платежных карт находится в обращении в РК

5G: впереди паровоза?

Полной ясности, как переходить на 5G, пока нет.

30 декабря 2019 15:26, Profit.kz
Рубрики: Связь

В следующем году отечественные мобильные операторы обещают масштабные коммерческие запуски 5G. Прежде всего, переход на следующее поколение связи стимулируется государством. Казахстан, похоже, хочет стать одной из первых стран, где заработают сети следующего поколения. Однако полной ясности с тем, как грамотно сделать переход на следующую ступень развития — и технически, и экономически — пока нет. Причем не только у нас в стране, но и глобально.

Стоит напомнить, что даже при развертывании LTE финансовое положение многих операторов мобильной связи в мире пошатнулось. Например, известна история с банкротством Nextel, американской компании, которая активно работала в Латинской Америке. Причина в том, что стоимость обновления сети базовых станций при переходе на следующее поколение стоила, что и понятно, недешево, при этом уже произошло насыщение рынков и маржинальность бизнеса упала. Попав в эту вилку — необходимость тратить деньги на модернизацию инфраструктуры на фоне падения выручки с абонента — многие игроки оказались в затруднительном положении.

Та же история может повториться и с переходом на 5G, причем в худшем варианте. Дело в том, что свободный диапазон частот, в котором будут разворачиваться сети, предполагает, что базовые станции должны располагаться на расстоянии буквально нескольких сотен метров друг от друга. К каждой нужно подводить оптический канал связи. Как следствие, стоимость строительства оказывается беспрецедентной. Споры о том, как при этом не уйти в жесткий минус, идут сейчас во всем мире. Самым распространенным ответом является такой — телекомам следует объединяться и создавать инфраструктурных операторов, которые обеспечат покрытие для всех игроков на определенной территории. Клиентом такого инфраструктурного оператора будут его акционеры, предлагая разные решения на его базе, используя разные бизнес-модели. По сути, все телеком-бренды при этой схеме превращаются в MVNO.

Однако в Казахстане ситуация особая. Как известно, у нас произошла консолидация, в результате которой на рынке мобильной связи осталось всего два игрока, причем доля одного из них оказалась значительно больше, чем у другого. Как быть в этом случае? Вот как комментирует ситуацию Олег Снимщиков, технический директор Beeline: «Мы не поддерживаем идею единого инфраструктурного оператора. Всем игрокам на рынке должны быть предоставлены равные возможности по получению и использованию как дополнительных полос частот, так и лицензий на новые типы услуг».

Для построения сотовой сети каждую базовую станцию нужно обеспечить достаточным каналом связи. До поры вопрос был не столь критичным. Еще в начале 2000-х операторы прокидывали провода «по воздуху», между зданиями висели кабели и портили городские пейзажи. Позже шире стала использоваться «радиорелейка» — соты связывали друг с другом с помощью направленных антенн. Но для сетей пятого поколения все эти решения не годятся — к каждой базовой станции теперь необходимо будет подводить оптоволокно. Сделать это относительно недорого можно, только если у тебя есть коммуникационная канализация. И казахстанские телекоммуникационные компании оказываются тут не вполне в равном положении. Хотя фиксированная связь, по сути, умерла, — быть наследником советской телефонии, по иронии, сегодня очень выгодно. Вторую параллельную канализацию для телекома строить нелепо, а инфраструктурный оператор, судя по всему, в республике не появится.

Но самый большой вопрос — готов ли на самом деле рынок к 5G? Пятое поколение связи позиционируется как средство связи не столько для людей, сколько для машин друг с другом. Самым распространенным примером применения технологии являются автономные автомобили, управление которыми осуществляется из дата-центра, где мощные серверы в режиме реального времени анализируют ситуацию вокруг машины и следят, например, за тем, не выбежал ли на дорогу ребенок. Для того чтобы такая схема работала, скорость передачи данных по современным меркам должна быть огромной, а задержка — минимальной. Тут действительно без 5G не обойтись. Но так ли это актуально для Казахстана?

Собственно, все признают, что примеров, когда Интернет вещей в промышленности применялся бы на сто процентов, пока практически нет. Причем это не признак отсталости нашей страны — глобально картина та же. Ситуация на паузе: все ждут, когда появятся кейсы, удачные или наоборот, чтобы разобрать экономику такого рода проектов в деталях. В перспективе, конечно, автоматизация производств сулит бизнесу серьезную экономию. Но минус в том, что на начальном этапе тут нужны будут большие капитальные затраты.

«Технологии как таковой в Казахстане еще нет, — констатирует Олег Снимщиков. — Соответственно, нет и спроса. Бизнес и производство пока не готовы инвестировать в то, что пока им видится необязательным в использовании. Для тех же М2М-технологий более чем достаточно мощностей уже работающей сети, которая в разы дешевле в использовании по сравнению с 5G. Мы не бежим впереди паровоза. Ситуация скорее такова, что 5G — это автобан по сравнению с другими стандартами передачи данных. Существующих дорог пока хватает. Это вопрос времени, когда они окажутся перегружены. А сегодня нам важно рассчитать инвестиции и сформировать план работ. Чтобы упростить этот процесс, мы призываем всех операторов связи объединиться и на равных условиях, совместно, внедрять технологию». В первой половине 2019 года Beeline провел масштабную модернизацию сети. Замена оборудования позволила довести скорость во многих местах до 4.5G и 4.9G. В компании уверены, что клиентам этого в ближайшее время будет достаточно.

Стоит также признать, что после консолидации телекоммуникационного рынка роль государства в качестве регулятора возросла до предела.