Следите за новостями

Цифра дня

$500 млн — экономический эффект от цифровизации в РК

Сергей Ерошенков, «Тополь»: со временем цифровая радиосвязь вытеснит аналоговую

Основатель компании «Тополь» рассказывает о развитии и достижениях товарищества за 20 лет своего существования на рынке системной интеграции.

18 октября 2019 11:00, Profit.kz
Рубрики: Интервью, Связь

Компания «Тополь» в своей нише — безоговорочный лидер. Ей доверяют строительство внутренних закрытых сетей радиосвязи крупные сырьевые и транспортирующие организации, силовые и гражданские ведомства. Компании в этом году исполняется двадцать лет, и в разговоре с основателем Сергеем Ерошенковым мы выяснили, как системному интегратору удалось достичь такого уникального положения.

Сергей Ерошенков, Тополь

— Давно вы радиосвязью занимаетесь?

— Я лично? С четвертого класса школы. Поступил в институт на соответствующую специальность — автоматика и телемеханика. Служил связистом. После армии работал в вычислительном центре, потом — в компании, которая занимается подобным оборудованием. В итоге пришел к тому, что надо открывать свой бизнес. Было двести долларов. Сто отдал за открытие ТОО, сто — пустил на развитие. Первое время был в одном лице: и директор, и монтажник, и продавец, и закупщик, и логист. Команда росла понемногу, сейчас в штате больше пятидесяти человек.

— В сегменте транкинговой радиосвязи «Тополь» — безоговорочно номер один в стране. Как получилось, что у вас нет безусловного конкурента?

— У нас, конечно, есть конкуренты, и они поставляют подобное оборудование в Казахстан. Но наше отличие в том, что мы обучаем своих инженеров и все монтажи, настройки делаем своими силами, а не приглашаем специалистов производителя оборудования. Подход клиентов за двадцать лет очень сильно изменился. Чем дальше, тем больше заказчики понимают, что речь идет о сложном технологическом решении — и за это надо платить. Монтаж, настройка и техническая поддержка становятся неотделимыми частями реализуемого проекта. Если ты можешь предложить только поставку «железа», то этого сегодня мало. Другой фактор, который дает нам преимущество при использовании собственных специалистов — в силовые структуры пускают иностранцев очень и очень неохотно, тем более их практически не подпускают к внутренним системам. У нас же весь технический персонал имеет допуск к госсекретам. То есть, мы имеем право попасть на закрытый объект и самостоятельно произвести необходимые работы.

Сергей Ерошенков, Тополь

— Почему ваши конкуренты не обучают своих инженеров, как это делаете вы?

— Это надо спросить их. Говоря откровенно, первые лет пять-семь собственный штат инженеров не покрывал издержки на свое содержание, выгоднее было на каждый проект приглашать сторонние команды для монтажа. Но мы не отказывались от такой модели, поскольку понимали, что заказчику нужно обслуживание и сопровождение систем связи. Сегодня мы единственная частная компания в стране, которая своими силами строит под ключ такие большие и сложные сети радиосвязи. Инженеров мы и сами обучаем внутри компании. Какие-то тренинги проводят производители — и за границей, и сюда приезжают. В общем, мы осознанно растим персонал, поскольку по-другому не получится. Наша компания ведь не просто «купи-продай». Мы — системный интегратор, то есть, строим именно системы связи. Что у нефтяников, что у силовых структур очень большая потребность в решениях, которые объединяют в себе несколько видов связи. Причем очень часто это закрытые сети. Тем же силовым структурам, например, запрещено напрямую подключать сеть к интернету. Однако сотрудник, находящийся в Алматы, может вызвать по рации того, кто находится в Нур-Султане, Актау и других городах Казахстана. Сигнал действительно может идти как по выделенной сети, так и через интернет, но по защищенному VPN-каналу. Когда мы строили систему для нефтяников, они были немного шокированы тем, что могут говорить с любой радиостанцией в зоне действия системы по всему Казахстану. Причем человек на другой стороне находился не в городе, а где-то в поле, вне зоны покрытия сотовых операторов.

— Судя по сайту, вы перешли на цифровые системы?

— Это мировая тенденция. В России, США, Китае государственным структурам запретили приобретение аналоговых радиостанций — с 2012 года они могут приобретать только цифровые. Понятно почему — там легче защитить связь, шире функционал. На аналоге сейчас остались охотники, рыбаки и те, для кого критична низкая цена, а не качество связи и функционал. Наши государственные службы также отказываются от аналоговых терминалов, и в последние годы приобретают только цифровую радиосвязь с серьезным шифрованием. У цифровой связи очень много преимуществ перед аналоговой. В основном канале можно вести параллельно два разговора, а это экономия частотного ресурса. При переходе на цифру появляется возможность передавать данные, и по мере развития технологии скорость передачи будет увеличиваться. Если можно передавать данные, то появляются и разного рода сервисы. Новые терминалы идут со встроенными GPS, ГЛОНАСС-приемниками. То есть, оператор, управляющий сетью, видит, где и какая радиостанция находится. Раньше был нужен отдельный GPS-приемник, плюс он должен был как-то передать эту информацию в систему. Сейчас все происходит автоматически. Дополнительной возможностью цифровой связи является запись переговоров. В записи присутствует информация, в какое время был сеанс связи, кто звонил, кому звонил. Для МВД, КЧС и других структур это очень критично, в том числе и потому, что нужна статистика по скорости реагирования. При конфликтах или в суде иногда только такая информация может показать, кто прав, а кто — нет.

Сергей Ерошенков, Тополь

— Что говорят эксперты — как будет выглядеть корпоративная радиосвязь завтра?

— Они говорят, что корпоративная радиосвязь перейдет на технологию LTE. Помимо передачи голоса будет и скоростная передача данных. Исторически сегмент радиосвязи, конечно, всегда был очень консервативным. Если модельный ряд мобильных телефонов меняется каждые полгода год, то удачная модель радиостанции может выпускаться и полтора десятилетия. Но лет пять назад стало заметно, что изменения стали происходить гораздо быстрее, когда «цифра» начала активно проникать в радиосвязь. Все, что есть в сотовой связи, понемногу появляется в радиостанциях. В будущем от радиостанций старого образца ничего не останется, и такие интеграторы как мы будут, скорее всего, строить закрытые клиентские LTE-сети. Если сейчас LTE используют мобильные операторы, то в будущем будут создаваться корпоративные сети Минобороны, МВД, ЧС и других подобных структур. В мире пока всего несколько пилотных проектов такого рода — в США, Китае и ЕС. Пока собственная LTE-сеть — это слишком дорого. Радиус действия одной базовой станции там довольно ограниченный, поэтому их приходится ставить много. Плюс сами базовые станции надо подключать достаточно широкими каналами. Но аналитики говорят, что в 2025 году для такого рода целей LTE будет использоваться уже массово. Мы сейчас изучаем эту технологию и думаем, что она сможет дать нам и нашим клиентам.

— Что насчет интернет-раций? Не отъедают такие приложения свой кусок пирога?

— Направление действительно быстро развивается. Но оно нам пока не конкурент. У Казахстана очень большая площадь, и покрыть всю территорию сотами мобильной связи, чтобы иметь доступ в интернет — это слишком дорогое удовольствие. А обычные рации работают везде. В Европе, в Китае, где высокая плотность населения, выгодно использовать интернет-рации. У нас это экономически нецелесообразно.

Сергей Ерошенков, Тополь

— Расскажите, кто ваши типичные клиенты?

— Это, собственно, все, кому нужна закрытая, оперативная, профессиональная связь. В первые годы нашими клиентами являлись в основном силовые структуры, и мы строили для них сети на областном и районном уровнях. С 2015 года мы стали активно работать с нефтяниками. Построили самую большую в Казахстане сеть транкинговой радиосвязи, которая идет вдоль трубопроводов. К 2021 году все нефтепроводы страны будут покрыты цифровой радиосетью. А вообще, мы много с кем сотрудничали и сотрудничаем: скорая помощь, банки, охранные структуры, крупные предприятия. Те же рестораны, например, часто покупают радиостанции, потому что им нужна оперативная связь, как в залах, в которых обслуживают клиентов, так и в служебных помещениях, где далеко не всегда ловят сотки.

— На вашем сайте в разделе продукции указано оборудование с собственным логотипом вашей компании. Это, говоря обывательским языком, глушилки. У вас собственное производство?

— Да, мы уже лет пять производим устройства для защиты от съема информации. Любое подразделение, работающее с госсекретами, обязано иметь оборудование по защите информации. У нас не только радиоглушилка, но и защита от съема информации через электросеть, через телефонную линию. В общем, полный набор средств, чтобы нельзя было ничего подслушать. Приборы мы сами разработали, сами собрали, сами настроили, испытали. Производство у нас с сертификатом СТ-КЗ. Оборудование качественное, ремонт и обслуживание внутри страны, поэтому на спрос не жалуемся.

Сергей Ерошенков, Тополь

— Кто основной внешний поставщик оборудования для вас сегодня?

— Сейчас — это производители из КНР. Китайцы уже лет пять-семь лидеры в цифровых транкинговых системах и у них порядка 70% мирового рынка. Раньше были японские радиостанции, но от них мы отказались, потому что они, скажем так, очень медленно идут вперед. По транкинговым системам китайское оборудование сейчас первое в мире. Когда-то они конкурировали с Motorola, но американцы по каким-то причинам решили в этом направлении не развиваться и потеряли рынок. Та же Motorola еще предлагает сегодня свою продукцию, но функционал у них гораздо беднее, а цены выше. Китайцы выкупили многих производителей подобного оборудования в мире: например, подразделение Rohde & Schwarz, известной немецкой фирмы, которое занималось рациями, канадского производителя, который поставляет спутниковое оборудование, в том числе армиям НАТО, не исключая и США. По этому поводу было много недовольства, но сделка состоялась.

— Двадцать лет позади. На ваш взгляд, какие перспективы у вашей компании в следующие двадцать лет?

— Корпоративные системы всегда будут нужны. Их надо сопровождать, эксплуатировать, обучать сотрудников пользоваться оборудованием. Мы все время учимся и развиваемся, открывая новые направления. Без работы не останемся — это точно!