Следите за новостями

Цифра дня

На 265% вырос оборот по MFS у Beeline

PROFIT Talks: Аскар Кусаинов об облаках

Запись выпуска программы PROFIT Talks с генеральным директором АО «Казтелепорт» Аскаром Кусаиновым.

5 марта 2019 15:33, Profit.kz

Этот эфир программы PROFIT Talks посвящен облакам. Что собой представляет рынок облачных сервисов в Казахстане, какие из них наиболее востребованы. Какие тренды здесь заметны — мы тоже поговорим. У нас в гостях Аскар Кусаинов, генеральный директор облачного провайдера «Казтелепорт».

— Аскар, итак, облака или бла-бла-ка?

— Конечно, облака! Облака — это уже реальность, хотим мы этого или нет. Об этом свидетельствует рост их потребления. Бизнес уходит в облака и это общемировая тенденция. Соответственно, у нас происходит то же самое. Мы видим это, стараемся удовлетворить эти потребности на нашем небольшом рынке. Так что это никакие не «бла-бла-блака», это реальность, данная нам в ощущениях, если возвращаться к ленинскому определению материи.

— А не получается так, что вендоры стимулируют этот процесс, создают рынок, который мог бы обойтись без облаков. Ну, было же раньше у всех on-premis, и было все нормально. Какие здесь главные драйверы?

— Главным драйвером является все-таки экономика. Главные потребители ИТ — это бизнесы, а бизнесы деньги считать умеют, и если потребление облаков растет, то никакими маркетинговыми штучками, особенно на каком-то десятилетнем периоде его не заманить. Частные бизнесы, конечно, о них речь. По миру потребление растет, и у наших соседей тоже растет. В целом, по миру рост облачных сервисов составляет, по данным IDC, 45%. Это гигантский рост, если сравнивать вообще с развитием рынка ИТ. Там, как правило, цифры однозначные — не более 10%, а облака — мы просто с какой-то космической скоростью растем. Я бы сказал, что тренд в том, что ИТ становится utilities, plug&play. Как электричество, другие коммунальные сервисы. И это на самом деле так.

— В подтверждение ваших слов приведу тот факт, что 2018 год стал показательным в этом плане, потому что впервые расходы на облака в мире превысили расходы на on-premis. Кстати, а что у нас в Казахстане? Вы привели цифры по мировому рынку, — насколько понимаю, мы тут хорошо отстаем…

— К сожалению, да, мы отстаем. Но движение есть: по оценкам IDC, рынок облачных сервисов в Казахстане в 2018 году к 2017 году вырос на 20%. И в сегментах IaaS, PaaS, SaaS — примерно везде одинаково — тоже порядка 20%. К сожалению, отстаем и от нашего северного соседа — от России. Там за последний год рынок IaaS вырос более чем на 60%. Может, это связано с тем, что у них идет активная политика импортозамещения, и государство запрещает пользоваться услугами заграничных сервис-провайдеров. Кстати, рынок ИТ в Казахстане вырос меньше чем на 10% за 2018 год, то есть, рынок облачных сервисов растет в два раза быстрее.

— Я предлагаю чуть позже вернуться к этому вновь, потому что тема интересная с точки зрения компонентов, что в этой части происходит на казахстанском рынке. Насколько понимаю, вы недавно были в Китае по приглашению «Алибабы». И как раз изучали то, что является частью их бизнеса с точки зрения Cloud. Что вы там увидели, какие привезли впечатления?

— Впечатления сильные, и мы испытали культурный шок от того, как далеко наш сосед продвинулся в части ИТ. И конкретно в облачных технологиях. Нас пригласила компания Wale Cloud, которая является дочерней компанией «Алибабы». И нам показывали очень много интересных решений. Хочу подчеркнуть, что нас именно пригласили туда, и мы сейчас определяем пути возможного сотрудничества. У них очень много разных интересных решений и, в частности, то, что нас интересует — Financial Cloud, то есть, решения в области финансов. И второе — они сильно продвинусь в части использования Искусственного интеллекта. Более того, они формируют так свои задачи и цели в этом вопросе: все, что делается в тех же платежных инструментах — это лишь инструмент для сбора данных, и вот эта Big Data, которая собирается, обрабатывается с помощью Искусственного интеллекта и становится уже продуктом. Ну, может для Китая, где более, чем 1,5 миллиарда населения, эта тема актуальна, хотя, я думаю, что у нас тоже часть каких-то таких решений можно применять. И поскольку, это Cloud, то можно такие вещи внедрять по частям. Более того, они [«Алибаба»] готовы соответствовать в части нашего законодательства, например, персональных данных. И мы ищем возможности, чтобы это размещалось у нас. Впереди достаточно большая работа, потому что партнер большой, сложный, но открытый — Китай сейчас активно занимается продвижением своих технологий, продукции по всему миру (я имею в виду высокотехнологичной). И мы надеемся поработать взаимовыгодно.

— Получается, что они убежали далеко вперед, они продают больше, чем просто Cloud?

— Совершенно верно, они продают то, что базируется на Cloud. У них есть свое собственное решение, на этой платформе и базируются все эти продукты. Они готовы продавать и Cloud как Cloud, — «Алибаба» как облачный провайдер находится в мире на 3-4 месте, потому что они активно продвигают свои сервисы не только в Юго-Восточной Азии, в Китае, как само собой разумеющееся, но и в Западной Европе. Собираются конкурировать с «Амазоном», «Майкрософтом» и IBM. Работать они умеют…

— Аскар, попсовый вопрос: насколько мы отстаем от России, от Китая?

— Могу сказать, что сильно отстаем. У нас просто маленький рынок и с этим все связано. Маленький рынок, очень много на этом рынке государственного и квазигосударственного. Они являются и потребителями, но и пытаются быть еще и игроками. Что вообще неправильно. Нужно что-то делать в этом направлении. Наш министр Аскар Жумагалиев пытается что-то делать, нужно отдать ему должное. Выпустили Yellow Pages, и стараются отслеживать, чтобы госсектор не конкурировал в частном секторе.

— Высокая концентрация квази- и госсектора в экономике Казахстана — это большая проблема. Давайте разовьем эту тему. Сколько рынка концентрируется в руках квазигоссектора?

— Мне сложно какие-то цифры приводить, но по моим личным оценкам — минимум 70-80%.

— Если сейчас взять эти услуги и выпустить в рынок, то мы увидим рост ИТ-сектора до 20%…

— Может быть и больше увидим, это будет стимулировать потребление во многих отраслях экономики. Бизнес без ИТ не может развиваться. А мы идем, вся ИТ-отрасль, за потреблением. Развивается экономика — развивается ИТ. Абстрактно сама по себе ИТ-отрасль развиваться не будет. Ну, опять же, все знают, что государство не очень хороший менеджер. Мы являемся дочкой «Народного банка Казахстана», и менеджмент банка постоянно говорит, что для развития того же банковского сектора нужен сильный частный сектор.

— Напрашивается вопрос о том, а это хорошо, что вы являетесь дочкой «Народного банка Казахстана»?

— Интересный вопрос. В целом — хорошо. Во-первых, это частное учреждение и ориентация здесь на простые показатели — профит.

— То есть, какие-то конкретные KPI без всяких…

— Абсолютно верно, и самый большой вес — это финансовые показатели — объем продаж и прибыль. Это с точки зрения взаимоотношения с акционером. Причем, оценивает он с той точки зрения, сколько мы берем доходов со свободного рынка. Безусловно, мы обслуживаем группу «Халык» — они пользуются нашими услугами, но оценивают нас, повторю, по рыночным показателям — сколько мы берем с внешнего рынка.

— Акционеры довольны?

— Акционеры не всегда довольны. Надо выполнять планы. Если позволите, я немного расскажу про «Казтелепорт». Компании в этом году будет 20 лет. Это по всем параметрам довольно зрелая компания, и начинала она как провайдер цифровых каналов передачи данных. И была пионером на рынке Казахстана. У нас есть контракты, подписанные еще в начале века. Это что касается Telco. Несколько лет назад ребята-менеджеры с руководством «Халык» решили двигаться в сторону облаков — стандартно — наш старший большой брат «Казахтелеком» также движется — это уже не просто Telco, а инфокоммуникационный провайдер. Сначала это были ЦОДы, потом colocation, дальше — облака — облачное направление у нас активно развивается 3-4 года. Оно за собой потянуло направление по кибербезопасности — если мы предоставляем сервисы, то обязаны их и защищать. Так получилось, что стратегическим направлением развития компании стал Cloud, и за ним уже движется Telco, кибербезопасность и так далее. С моей точки зрения мы развиваемся довольно быстро, особенно Cloud. Цифры назвать не могу…

— А если посмотреть на доли?

— Teclo пока превалирует, безусловно, но темпы роста существенно ниже Cloud, — думаю, что в этом году это направление обгонит.

— Давайте ближе к нашему рынку. Кстати, да, птичка на хвосте принесла, что у вас почти нет свободных емкостей. Так ли это?

— Есть два аспекта. Как я уже сказал, Cloud развивается очень быстро, и там нет проблем. Потом, мы относительно небольшая компания, и если нам что-то нужно купить, то мы это делаем быстро. Потом, мы прогнозировали на этот год большой рост наших сервисов и правильно заложили бюджеты. 7 марта мы ожидаем еще одну партию оборудования для наших сервисов. Ну, раз вам птичка на хвосте принесла, должен сказать, что мы успешно перевыполнили наши планы по сдаче в аренду стоек, даже несколько раньше, чем планировали, но мы убедили акционера, и сейчас мы будем развивать это направление — физических ЦОДов. Еще раз говорю, что с ресурсами в нашем стратегическом направлении — Cloud — у нас все в порядке. Рынок, поскольку, развивающийся, такие ситуации возникают иногда — приходит заказчик и говорит, что нужно в 10 раз увеличить мощности. Ну, обеспечиваем. Бывает, как нам в «Алибабе» рассказывали, — Singles Day — у нас тоже есть практика «черных дней», и на эти дни наши заказчики заказывают дополнительную емкость. Это одно из преимуществ облаков, заказчики могут гибко и быстро масштабировать потребности. Ну, это стандартные вещи, хотя я уже ухожу в другую сторону.

— Хорошо, давайте поговорим о структуре рынка — SaaS, PaaS. Еще вы говорили об облачных сервисах в области информационной и кибербезопасности, может, там есть прорывы?

— Смотрите, в Казахстане сейчас наибольшей популярностью пользуется IaaS. Люди берут железо, вычислительные мощности в аренду, видимо, этим тоже надо переболеть, нельзя сразу прыгать через голову. PaaS развивается, но не так быстро. Пользуясь случаем, хотел бы сказать, что находимся в партнерстве с компанией, которая продает продукт под названием Jelastiс. Очень хорошая штука для разработчиков, еще раз призываю пользоваться им — быстро, легко, удобно и много других преимуществ. Не надо заморачиваться с лицензиями — есть все, что требуется разработчику. И все это есть all-in-one — пока тебе надо — пользуешься, не нужно — перестаешь этим пользоваться и платить.

Что касается SaaS, то тут, честно говоря, оценивать тяжело. Мы почти все пользуемся Mail.ru, Hotmail и т. д. Это большой рынок и туда уходит много денег. У меня есть данные по российскому рынку: CRM, системы электронного документооборота, бухгалтерия.

— Это иерархия?

— Да, больше всего пользуются облачными CRM, системами документооборота, наши коллеги тоже, кстати, такими продуктами занимаются…

— Кстати у нас есть вопрос от человека, который как раз занимается облачной системой документооборота — это Байжан Канафин. Он спрашивает, когда, по-вашему мнению, банковский сектор будет готов к переводу в облака своих ИТ-систем? Расскажите на примере «Народного банка Казахстана».

— Смотрите, «Народный банк Казахстана» не слишком типичный пример, потому что это большой банк. Байжан, мы с тобой на эту тему говорили неоднократно. Но банки потихонечку тоже движутся в этом направлении. Надо понимать, что есть ключевые банковские системы, и у себя многие банки уже делают частное облако — экономят ресурсы, это есть. Переводить к аутсорсеру ключевые системы они не готовы, хотя это дискуссионный вопрос, что называется. Они могут переводить в облака какие-то второстепенные системы, например, документооборот, там нет каких-то персональных данных — почему бы и нет. Мы делим этот сектор на большие банки, которые привыкли делать все сами — у них все on-premis, хотя частные облака они там делают, и следующим этапом будут гибридные блака, потом они какие-то вещи будут выносить в публичные облака, например, к нам. А вот банки поменьше — они готовы для облачных сервисов уже сейчас. Какие-то системы, ABS, например, они будут оставлять у себя, но при этом потреблять и какие-то облачные сервисы. Например, у нас. У нас есть NDA, поэтому я не готов сейчас разглашать информацию, но в целом, сейчас около 10 банков пользуются нашими услугами — кто-то чисто ЦОДами, а кто-то облаками. Здесь вопрос доверия, времени и безопасности. В первую очередь, для банка — безопасность. В любом случае, безопасность, которую может обеспечить провайдер, она выше, нежели та, которую способны обеспечить даже собственные подразделения. Ну, мы профессионально этим занимаемся. И мы несем, более того, и финансовую ответственность, в отличие от собственных подразделений банка — там ответственности никакой. Так что ответ такой — банки будут двигаться, но будут двигаться, мне кажется, постепенно, что касается крупных банков, то это отдельный вопрос. Это опять-таки упирается в экономику — облака все-таки более подходят для МСБ, хотя крупный бизнес тоже туда идет. Для МСБ — это вообще, то, что доктор прописал…

— Нас буквально «закидали» вопросами, но позволю все-таки, перед тем, как мы перейдем к ним, предложить свой вопрос. Некоторое время в качестве драйверов для развития облачных сервисов называлась сервисная модель. Позже — госпрограмма «Цифровой Казахстан». Но пока не взлетело. В чем причина, на ваш взгляд? Почему не взлетело?

— Давайте уточним — сервисная модель в госсекторе?

— Да, разумеется.

— Там, знаете, все решения принимаются долго — бюрократическая машина, правила, регламенты, законы, все боятся что-то нарушить и все движется очень долго. Определенный прогресс есть: по ГЧП развивается сервисная модель, реально упростилась процедура. Квазигоссектор активно развивает сервисную модель. У нас есть клиент из этого сектора, это холдинг, который с удовольствием потребляет облачные сервисы или, по крайней мере, тестируют их. Часть компаний просто берет у нас IaaS и убедились, что это хорошо, потому что прямо по звонку могут увеличить ресурсы. Минуя сложные процедуры закупа, тендеры и прочее. Поэтому я не могу сказать, что она провалилась, но в силу неповоротливости государственной машины возникают вопросы.

— Вероятно эффект отложенный, он выразится через некоторое время…

— Совершенно верно, надо отдать должное министру цифрового развития Аскару Жумагалиеву. Он активно продвигает сервисную модель, он активно декларирует, что давайте привлекать частный сектор. В частности, коммерческие ЦОДы. У государства есть проблемы с ЦОДами. К сожалению, получается, что они привлекают пока в основном квазигоссектор, но, я думаю, что направление задано, оно есть. Я понимаю, что этот вопрос важный…

— Потому что вопрос инвестиций…

— Совершенно верно, это важно для рынка — если ты инвестируешь, нужно видеть сбыт, чтобы эти инвестиции не были закопаны в землю, а будет возврат. Согласен, самый большой заказчик — это государство.

— Аскар, прошу прощения, я иногда будут вас ограничивать, повторю, нас «засыпали» вопросами. Предлагаю сделать акцент на ключевом вопросе — целесообразности. Вы говорили про МСБ. Предлагаю взять какую-то гипотетическую компанию из этого сектора, перенесем сервисы с облако, и посчитаем, сколько на этом можно сэкономить.

— Первое, что я хочу сказать — это особенно МСБ. Что тут важно? Скорость! У тебя нет времени раскачиваться, у тебя есть продукт, который нужно вывести — завтра, послезавтра, через неделю. Time to market — ключевая вещь. Вторая вещь — ограниченное количество денег. Особенно сейчас. Покупая собственную инфраструктуру — это надо выложить деньги прямо сейчас: купить сервер, подключиться к интернету, какой-то офис. Можно избежать всего этого, начав с аренды. И можно избежать массы проблем. Ведь к серверу нужно купить UPS, разместить в здании, где есть альтернативное питание, ведь UPS долго не продержит, если нет электричества, а ты цифровой предпринимать. Тебе надо резервироваться и бэкапироваться. Вообще говоря, надо купить еще один сервер — второй. Дальше — ты предприниматель, и тебе нужно думать о бизнесе, фокусироваться на этом. А ведь серверы должен кто-то обслуживать. Всего этого можно избежать, если воспользоваться услугами облачного провайдера — у него есть все, он дает столько ресурсов, сколько тебе нужно, безопасность опять-таки…

— Я был вынужден вас прервать, приношу извинения…

— Да, безопасность, непрерывность твоих сервисов, которые ты оказываешь. И не нужно содержать персонал, который не приносит дохода бизнесу, не нужно держать людей, которые занимаются железом, переквалифицируйте их в специалистов по бизнес-приложениям, на которых ваш бизнес строится. Это будет косвенный вклад в бизнес. Ведь все понимают, что человеческий ресурс ограничен, его лучше использовать оптимально. И лучше использовать так, чтобы была максимальная польза для бизнеса. Я уже не говорю о том, что мы не раз показывали, что экономически это выгодно.

— Если вернуться к конкретным цифрам…

— По нашим расчетам это около 30%. Это зависит от бизнесов — есть сильно ИТ-зависимые, есть менее. Но где-то так — в среднем 30% это выгода от использования облаков. И технологии облачные сильно развиваются, идет прогресс. У нас есть экономическая модель, кстати, и мы можем с кем угодно поделиться, посчитать, убедить.

— Вернусь к вопросам зрителей. Есть ли к вам запросы от таких глобальных облачных игроков как Amazon, Google для размещения своих мощностей? Возможно, кэш-сервера?

— От них пока не было, от «Алибабы» — мы работаем.

— Конкретный вопрос есть, вероятно, человек в теме: есть ли у вас опыт размещения облачных геосервисов в облаке?

— Пока нет.

— Вопрос от Байжана Канафина: «Казтелепорт» позиционирует себя как провайдер инфраструктуры или сам готов продавать конечные сервисы? Если вы готовы продавать, то подскажите, как вы планируете выстраивать отношения с компаниями-владельцами сервисов, например, как наша?

— Хороший, вопрос. Байжан, мы обсуждали, мы готовы работать со всеми провайдерами. Есть разные модели, давайте обсуждать: revenue share, какие-то фиксированные договоренности. Пока просто не готовы купить и продавать. Самая лучшая модель — это revenue share, и мы работаем с несколькими компаниями, в частности, в области кибербезопасности. Очень эффективная модель. И от нас не нужно каких-то крупных вложений, и сервис не вкладывает средства. И мы готовы «Документолог», как один из таких наиболее ярких отечественных ИТ-продуктов, продвигать. Велком, Байжан.

— Если посмотреть на долю сервисов в «пироге» вашей компании, то какие они?

— Честно скажу, у SaaS пока небольшая доля в нашем пироге, но мы и компания-то небольшая. Но мы закрепимся на IaaS, и есть планы двигаться в SaaS. Что касается документооборота, то тут мы могли бы плотнее поработать.

— Давайте с вами поговорим о законодательстве. Насколько оно совершенно, насколько оно помогает развиваться рынку облачных услуг, облачным провайдерам?

— Ну, в этом случае надо сказать, что они достаточно быстро успевают, даже в части терминологии. Я не вижу особых помех со стороны законодательства. Даже в некотором смысле это хорошо, что будут какие-то жесткие регуляторные подходы в части соблюдения законодательства о персональных данных. А так не вижу препятствий со стороны законодательства. Все определено, проблем нет.

— Кстати, прозвучал вопрос об объеме рынка. Что представляет из себя рынок в деньгах? О чем мы говорим?

— У меня есть оценки IDC: IaaS — в 2018 году — порядка 9 млн долларов. И по отношению к 2017-му рост порядка 20%. По PaaS — существенно меньше — 3,6 млн долларов. Ну и рост здесь тоже около 20%. Большой рынок SaaS — но провайдеры рынка за пределами Казахстана. Там рост такой же примерно. Цифры… Я не очень в них верю, но, возможно, весной появятся свежие данные…

— Но на фоне 1,5 млрд долларов того, что из себя представляет ИТ-рынок Казахстана — это мизер…

— Да, это мало, но вы сами знаете структуру рынка в Казахстане — на сервисы приходится совсем мало, в основном — это железо.

— А если мы посмотрим на долгосрочную перспективу, где вы видите рынок облачных сервисов?

— Нам велосипед не нужно выдумывать, у нас есть глобальный мир, изолироваться невозможно. Есть данные Gartner — 5 лет назад объем данных во всем мире 2,8 зеттабайт, а к 2020-му — будет 40. Это экспоненциальный рост. Мы знаем, что IoT гигантскими темпами развивается, а это бесконечный источник данных. Правда, будет меняться и структура потребления, ИТ-устройства сами будут обрабатывать их. С этой стороны, мне нравится Николас Карр, он известен тем, что выпустил книгу «IT Doesn’t Metter», в русском переводе «Блеск и нищета ИТ», потом, правда, он сказал, что «да, все-таки ИТ что-то значат». Потом он написал книгу, где предсказал появление облачных технологий. В 2008 году. Он приводит интересный пример — аналогию с развитием электроиндустрии — производство и потребление электроэнергии. В прошлом веке вся промышленность концентрировалась возле угольных разрезов и рек — там вырабатывался постоянный ток. Когда появился переменный ток и возможность передачи его на большие расстояния, стали строить небольшие электростанции. Потом стали делать огромные электростанции — просто гигантские. Сейчас мир повернулся к возобновляемым источникам — они маленькие и могут стоять, где угодно. Карр заявил, что ИТ — это есть utilities — включил в розетку и пользуйся. Никто не заморачивается какая сеть, что там передается — все стандартизировано, люди включают в розетку и пользуются. Самое яркое проявление ИТ (показывает смартфон) — двух-трехлетние дети уже пользуются смартфоном.

— И никто не задумывается, какой там процессор…

— Абсолютно верно! И облака, я что хотел сказать, это некоторое концентрированное решение, которые выдает готовые продукты. И не надо потребителям заморачиваться, что там, какие технологии, как это все оптимизируется. Вы же пользуетесь тем же Mail.ru, вы же не задумываетесь, как там…

— Конечно, нет. Есть вопрос с подвохом. А сам-то «Казтелепорт» перевел свои процессы в облако?

— Да, конечно. Для клиентов — это WMware. Виртуализация и так далее. И наши сервисы в облаке. А как же!

— Зритель спрашивает: купили сервер, и поняли, что это не то, что хотели. У вас есть программа трейд-ин?

— Если вы купили относительно недавно. Если серверу 5 лет, то, наверное, нет. Это обсуждаемо, у нас есть примеры.

— Поговорим о компетенциях — любимое слово, в том числе и журналистов. Что у вас с этим, что с кадрами? Как вы растите людей.

— Не открою Америку — да, это проблема, и мы решаем ее тем, что плотно работаем с нашими вузами, с КазНТУ, например, ребята проходят у нас практику — по 10-15 человек каждый год. Сейчас у нас таких ребят 5-6 человек работает уже на постоянной основе. За несколько лет отобрали. Мы готовим их под себя. И не только с точки зрения технических компетенций, но и какие-то корпоративные ценности стараемся прививать. Видите, мы сервис-провайдер, и это не просто громкие слова. Мы сейчас запустили программу трансформации в сторону сервисной компании. Потому что, даже имея сильных инженеров, надо уметь работать с клиентами. И мы не компания, которая один раз продала оборудование и софт и все, мы работаем с клиентами изо дня в день. У нас не все идеально, но мы стараемся…

— Вернемся к вузам, что у нас с качеством образования? Я примерно предполагаю тональность вашего ответа…

— Я не буду хаять. Другой вопрос, что многие уезжают, да и готовят специалистов несколько абстрактно, но мышление хорошее у ребят. В такой модели, в которой мы работаем — вполне. Другой вопрос, что расширять «Болашак» надо бы. Для сведений: в 2015 году граждан Южной Кореи по студенческой визе в США находилось около 74 тысяч человек. Мы за все годы подготовили 11-13 тысяч человек. Неудивительно, что корейские технологии доминируют. С Тайваня масса учится, с Китая — бесконечное количество учится. Именно на инженерных специальностях. Надо отдать должное энтузиастам, которые этим занимаются в Казахстане. Так, в целом, надо бы системно менять подход — мы часть большого мира, а мир семимильными шагами идет вперед. Чтобы не отстать — надо учиться.

— Аскар, перед тем как включить микрофоны и начать эфир, мы говорили о поколенческом сдвиге, который четко укладывается в парадигму облачных технологий — поколение милленалов, поколение Z — они вообще ничего не хотят иметь. Весь мир в смартфоне. Поговорим об этом?

— Очень хороший вопрос. Это мировая тенденция — смена парадигм мышления, если угодно. Мы недавно были в США, были в MasterCard, Visa — в их технологических подразделениях, которые смотрят вперед. Они детально анализируют ситуацию. И одна из главных черт нового поколения — они не хотят себя ничем обременять. То есть, покупать что-то в собственность — жилье, машины — все as a service. Например, очень распространенный сервис у студентов — ноутбук в аренду. Так-то он стоит ого-го — iMac почти 2000 долларов, дорого для студентов. В этом смысле облака очень хорошо здесь выглядят.

— Мы чуть позже попробуем себя в роли футурологов. А сейчас вопрос зрителя о площадке Ismet.kz, которую создал «Казахтелеком». Что вы думаете по этому поводу? Воспринимаете ли вы их как своего конкурента?

— Нет, не воспринимаю. Они же делают экосистему для МСБ — это замечательно, я за развитие МСБ в этой стране. Государству даже не надо создавать условия — просто не мешать. Банки стараются это делать, не буду скрывать — «Халык банк» это делает. Для примера и факта, приведу, как себя позиционирует «Алибаба». Джек Ма говорит, что его основная задача, чтобы малый бизнес развивался. Джек Ма дает просто площадку — как самый большой e-commerce в мире. Не важно, что ты производишь — он обеспечивает все сервисы, гарантии, площадку. И если «Казахтелеком» это делает, то почему бы и нет.

— Еще один вопрос от зрителей: планируете ли вы развиваться в направлении Smart City?

— Это хороший вопрос. Понимаете, мы даем инфраструктуру. Нужно понимать, что такое Smart City. У нас бытует такое понимание, что если поставить камеру — будет Smart City, или поставить кучу датчиков — будет Smart City. Или снимать данные со счетчиков. Но главное тут — научиться этим управлять, задача научиться управлять трафиком. Для этого нужен Искусственный интеллект. Задача оптимизировать расходы — на газ, на горячую воду. Научиться управлять инфраструктурой города, оптимизировать. С этой точки зрения мы готовы участвовать. И, будучи дочкой «Народного банка Казахстана», у нас есть возможность финансирования таких проектов — и по ГЧП, и в рассрочку. Мы сейчас прорабатываем такие проекты. Достаточно у нас и экспертизы. В той же безопасности.

— Кстати, вопрос о безопасности — вопрос от зрителя. По работе неоднократно сталкивались с тем, что клиенты (особенно финансовый и банковский сектор) не могут размещать свои сервера в облаках из-за опасений утечки данных. Какие доводы можно использовать в работе с ними? И могут ли финансовые организации с точки зрения законодательства размещаться у вас?

— С точки зрения законодательства запрета нет, мы работаем с управлением кибербезопасности Нацбанка, и все нормативные документы, которые выпускаются регулятором, мы используем. У нас очень профессиональная команда по безопасности. И мы используем продукты, которые гарантированно обеспечивают безопасность. Наконец, я говорил уже, что у нас есть SLA — мы как бы финансово отвечаем за эти вещи. Наши физические сервера — там все дублируется и резервируется. Существует некоторое предубеждение, но это не секрет, что мы заканчиваем сертификацию по PSI DSS. В банках знают, что это такое — это набор наиболее сильных требований по безопасности, предъявляемых к карточным провайдерам. Мы, как провайдер, проходим такую сертификацию. Так что к нам можно смело обращаться и размещаться…

— Аскар, вернемся к футурологии, и поговорим о новых трендах. В списке мировых «облачных» трендов, например, часто упоминается «краудфандинг» хранилищ, или искусственный интеллект как облачный сервис. Наконец, много говорят о бессерверных облачных вычислениях и контейнерных системах на основе облаков. Как скоро эти технологии найдут спрос в Казахстане? И вообще, предлагаю вам стать на время футурологом. Как бы вы обрисовали «облачное» будущее?

— Ну, они же в кавычках бессерверные, но все идет к унификации — та же контейнеризация — разбиение на блоки. Я привожу аналогию — что такое программирование сегодня — это использование библиотек. Собственно, прямо кодированием сейчас никто не занимается. За этим будущее — для конечного потребителя все просто. Вообще, это философский вопрос, что такое информационные технологии. Кто-то проектирует новые чипы, кто-то бьется над внедрением в практику квантовых вычислений, а кто-то внедряет это в бизнес — ну, делает порталы или еще что-то.

— Есть еще короткий вопрос об ISO 27001?

— Мы уже подписали контракт. Там целый набор стандартов, и я могу сказать, что мы его получим. Но, PSI DSS посложнее будет.

— А если посмотреть на ландшафт ваших конкурентов с точки зрения сертификации по безопасности, о которых мы говорим?

— Только IT-Град. И то они не в Казахстане.

— То есть, вы в авангарде?

— Да, так получилось, ну, здесь дело в том, что у нас такая фокусная клиентура — финансовый сектор.

— Что нужно сделать, чтобы быть успешными на облачном рынке?

— Это же производство, нужна хорошая инфраструктура, персонал, и самое главное — нужно уметь оказывать сервисы. Это, на самом деле, не так просто, не все это могут, особенно в ИТ-секторе. Я не зря говорил про то, что мы сервисная компания — у нас есть консультанты, которые ведут нас по этому процессу. Нельзя стать сервисной компанией за один месяц — корпоративная культура — это процесс. Но мы по нему идем, сворачивать с него нельзя.

— Настало время задать личный вопрос — ваш бэкграунд. Как пришли к тому, чем занимаетесь сейчас?

— По образованию я физик-теоретик, закончил московский университет, физфак. Тогда же начал программировать. Там же защитил кандидатскую диссертацию. Я кандидат физико-математических наук. Еще раньше — закончил РФМШ. Потом приехал в Казахстан, преподавал на физфаке. Потом в бизнесе — в Казахстане были такие МВП — малые внедренческие предприятия, продавали компьютеры, писали программы, бухучет тот же. Потом я был зампредом в «Народном банке», курировал ИТ, карточные технологии — до 2010 года. Немного поработал в «Казпочте», тоже курировал ИТ. Некоторое время был в частном бизнесе. Общественной работой занимался — мы создали «Сообщество казахстанских ИТ-менеджеров», я был членом правления, председателем правления. Это общественная организация, с моей точки зрения очень полезная — мы ставили целью поднять софт-скилсы для айтишников, и я занимаюсь до сих пор этой работой. В 2016 году руководство «Народного банка» пригласило меня возглавить «Казтелепорт», чтобы мы развили это направление.

— С таким бэкграундом можно садиться за мемуары.

— У меня есть что рассказать, и про ИТ-менеджмент, и про технологии.

— Аскар, давайте сделаем резюме: облака развиваются довольно быстро, но отстают от общемировых и российских трендов…

— Если резюмировать, то это не бла-бла-ка — это уже бизнес-тренд, то есть, технологии, которые воплощены уже в деньги. В России, например, облачными продуктами пользуются 57% крупных предприятий. То есть, это не только on-premis, это уже какие-то внешние облака. И этот рынок стоит миллиарды долларов. Это, прежде всего, выгодно. Так что, облака — это жизнь.

Остались вопросы? — регистрируйтесь на конференцию PROFIT Cloud Day!