Следите за новостями

Цифра дня

Отметки в 10 млн абонентов достиг Beeline

Марат Садыков, Kcell New Businesses: это был год очень бурного развития

В Казахстане «Кселл» был одним из первых операторов, начавших еще в 2016 году развивать дополнительные сервисы для абонентов. Об итогах мы поговорили с руководителем нового направления.

25 декабря 2018 09:00, Наргиз Асланова, Profit.kz

Многие мобильные операторы сегодня развивают дополнительные сервисы для своих абонентов. То есть, помимо возможности совершения звонков, отправки SMS и пользования мобильным интернетом они стараются создать для абонентов целый набор полезных услуг. В Казахстане компания «Кселл» была одним из основоположников этого «движения», еще в 2016 году создав экосистему Mobi (развлекательные сервисы с легальным контентом, отсутствием рекламы и моделью платной подписки). Так в компании появилось отдельное направление Kcell New Businesses. И сегодня мы говорим с Маратом Садыковым, руководителем этого подразделения, об итогах и планах работы.

Марат Садыков, Kcell New Businesses

— Марат, расскажите о подразделении New Businesses, какие цели и задачи вы решаете?

— Во-первых, мы сейчас четко понимаем, что нам нужны  новые точки роста. В принципе, это мировой тренд. То есть мобильные операторы смотрят на направления, которые могут наиболее органично сочетаться с основной деятельностью операторов. Когда мы говорим об органичности, запускаем какие-то совсем новые для нас бизнесы, в которых мы неопытны, мы все-таки пытаемся использовать основу Core, мобильную связь, как некий базис для построения новых услуг. Например, мы не случайно пошли в мобильные финансы. В первую очередь это обусловлено тем, что у нас есть большая абонентская база и существует возможность оплаты услуг. Эти говорит о том, что мы можем быть достаточно успешными в подобных бизнесах. Поэтому мы поняли, что можем развиваться в этом направлении, определили для себя фокусы. И, собственно, сейчас развиваем эти направления.

— Какие проекты уже реализованы в рамках New Businesses и каковы планы на следующий год?

— В первую очередь надо сказать о нашей линейке развлекательных сервисов Mobi. Продукты Mobi стали первыми из новых бизнесов, сейчас их можно назвать лидирующими на рынке. У нас почти 800тысяч пользователей в этой линейке: это мобильное телевидение mobi TV, музыкальный стриминг mobi music, Bookmate от activ (электронная библиотека), mobi press, mobi kino. Мы понимали, как делать продукты, мы понимали, какие потребности есть у наших абонентов, поэтому эта линейка стала лидером в продуктах нового бизнеса.

Потом, безусловно, мобильные финансовые сервисы mobi money. Мы сейчас сфокусированы на том, чтобы развивать это направление очень активно. Также мы выбрали одним из приоритетов направление дата-монетизации. У нас есть огромное количество обезличенной информации об абонентах и мы понимаем, что мы можем монетизировать эту информацию. Конечно, мы никому не передаем персональные данные. Но мы можем их обезличивать и помогать бизнесу, обществу, акиматам, получать какие-то инсайды за счет этой агрегированной информации. В первую очередь нам важно понять, какие данные у нас есть и как их правильно структурировать, чтобы в дальнейшем найти коммерческое применение.

Одно из направлений касается развития Digital-каналов, — мы работаем над созданием интернет-магазина. Не секрет, что один из бизнесов Кселл касается продаж контрактных телефонов. Мы хотим изменить продажу контрактных телефонов, с возможностью делать это онлайн, — то есть это и скоринг, и доставка, ну и, собственно, классические процессы интернет-магазина.

И самое, наверное, многообещающее направление сейчас — это Интернет вещей. Так или иначе, о нем сейчас говорят все мобильные операторы. Мы строим крепкий фундамент, чтобы начиная с 2019 года эксплуатировать эту технологию, правильно ее монетизировать, создавать правильную цепочку ценностей для наших абонентов и B2B-клиентов. В данный момент у нас уже есть порядка 10 «пилотов», которые мы прорабатываем. Мы стараемся запускать как можно больше пилотных проектов, чтобы показать заказчикам эффективность этой технологии.

Вот, собственно, те направления, на которых мы сейчас фокусируемся. Это, еще раз повторю, линейка цифровых контент-услуг Mobi, Digital-канал интернет-магазина, мобильных приложений и т. д., Интернет вещей, мобильные финансовые услуги и направление дата-монетизации.

— Хотелось бы подробнее затронуть тему мобильных финансовых услуг. В Казахстане она становится все более популярной. Какова стратегия Кселл в развитии и продвижении MFS?

— Каждый месяц мы фиксируем увеличение количества транзакций. Это связано с тем, что все большее количество людей может оценить, насколько просто использовать мобильные финансовые сервисы. Мы считаем, что у нас достаточно хорошие стартовые позиции, чтобы заходить на рынок. И сейчас мы уже получаем тому подтверждение. Стратегия в МФС в первую очередь заключается в том, чтобы запартнериться с теми поставщиками услуг, которые предоставляют ежедневно востребованные сервисы. И, в большей степени, в сфере микроплатежей. Все-таки, наиболее подходящий платеж для абонента — это платеж за проезд в транспорте, платеж за платную дорогу, за парковку и так далее. То есть, мы говорим о платежах, для осуществления которых на балансе нужно иметь от 100 до 500 тенге. И абонент может осуществить очень быстро оплату, находясь в автобусе или где-то еще. Мы понимаем, что проникновение этой услуги, в принципе, максимальное. Потому что для оплаты за проезд вам не нужно иметь ни транспортную карточку, ни банковскую. Для получателя такого платежа нет необходимости ставить какое-то оборудование, зачастую дорогостоящее. Достаточно разместить наклейку с информацией об оплате, и все категории граждан, вне зависимости от модели телефона, могут произвести оплату. Собственно, наша стратегия заключается в том, чтобы в первую очередь удовлетворить потребность в микроплатежах. Сейчас мы в стадии переговоров с большим количеством партнерских организаций, чтобы сделать процесс оплаты удобнее, проще и понятнее. В целом мы будем расширять перечень доступных для оплаты услуг, сейчас у нас действуют более  200 услуг для оплаты с мобильного баланса.

Марат Садыков, Kcell New Businesses

— А оплата каких услуг наиболее популярна у ваших абонентов?

— ТОП-8 услуг для оплаты с мобильного баланса у наших абонентов: пополнение платежных счетов в букмекерских конторах; снятие наличных с мобильного баланса в отделениях «Казпочты»; оплата проезда в общественном транспорте Алматы; платное продвижение объявлений на сайтах по продаже/покупке автомобилей и недвижимого имущества; оплата парковок в Астане и Алматы; покупка снаряжения в онлайн-играх; пополнение баланса мобильного номера; покупка билетов на мероприятия.

— В Алматы, а затем и в Астане появилась возможность оплаты по SMS за транспорт и парковку. Горожане уже привыкли к этому. А как обстоит дело в регионах?

— Регионы для нас — ключевое направление. Мы понимаем, что рост, в принципе, возможен только за счет регионов. Поэтому на протяжении последних четырех месяцев мы очень активно общаемся с нашими партнерами, чтобы оплата в транспорте появилась и в регионах. Я думаю, что 2019 год станет знаковым по росту региональной партнерской сети. Так что тут у нас огромные планы.

— Еще одно направление, вы о нем уже рассказывали, это OTT-сервисы. Как здесь обстоит дело? Что вы предлагаете своим абонентам и как показал себя уходящий год?

— Наша стратегия изначально заключалась в том, чтобы познакомить казахстанцев с услугами подобного формата. Это мобильное телевидение, музыкальный стриминг, книги в формате электронной библиотеки. И сейчас мы понимаем, что эти услуги были приняты очень хорошо. В принципе, мы даже ощущаем некую дополнительную потребность, которая, на наш взгляд, заключается в том, чтобы предоставлять больше локального контента. То есть, основной тренд, который мы замечаем в потреблении этих услуг — это спрос на локальный контент. Поэтому я не думаю, что мы будем сильно расширять линейку услуг, скорее мы будем уходить в локализацию контента, в работу, которая позволит привлечь самый интересный казахстанский контент, он очень популярен. Это касается работы с музыкантами, с издательствами, с киностудиями. В результате наши абоненты смогут смотреть премьеры казахстанских фильмов, слушать казахстанские альбомы.

С 2016 года мы постоянно растем. Сейчас мы понимаем, что надо уже измерять другие показатели. То есть, в 2019 году количество абонентов OTT-услуг отойдет на второй план. Мы хотим больше сосредоточиться на удержании и на активности пользователей. То есть, мы хотим поставить себе вполне понятную цель в части того, чтобы каждый абонент проводил как можно больше времени в этих сервисах.

— Поделитесь итогами работы этих сервисов. Какова статистика?

— За два года почти 800 тысяч абонентов Kcell и activ стали их активными пользователями. Музыку в приложении mobi music слушают 378 тысяч человек, мобильное телевидение в mobi TV смотрят 288 тысяч зрителей, 69 тысяч выбирают просмотр фильмов и сериалов в mobi kino, литературу в Bookmate от activ читают 42 тысячи пользователей и 16 тысяч читателей журналов насчитывается в mobi press.

В 2018 году в тройку самых прослушиваемых певцов в mobi music вошли Miyagi& Эндшпиль feat Рем Дигга, Мот и Ерке Есмахан. Первые в рейтинге по просмотрам в mobi TV — шоу «Қалаулым» и сериал «Кухня», из телеканалов — «31 канал» и «Первый канал Евразия». Интересный факт, что в mobi kino одни из лидеров по просмотру — это сериал «Игра Престолов» и мультфильм «Маша и медведь». Это значит, что mobi kino смотрит вся семья, — и взрослые, и дети.

В Bookmate от activ казахстанцы чаще всего читают «Тонкое искусство пофигизма» Марка Мэнсона, книгу Юваля Ноя Харрари «Sapiens. Краткая история человечества», «Не жизнь, а сказка» Алены Долецкой, «Шантарам» Грегори Дэвида Робертса, Роберта Кийосаки «Богатый папа, бедный папа», труд Джона Кехо «Подсознание может все» и «Атлант расправил плечи» писательницы Айн Рэнд. В Mobi Press пользователи предпочитают «листать» Men’s Health, Cosmopolitan и Forbes.

Марат Садыков, Kcell New Businesses

— Еще один вопрос касательно мобильных финансовых услуг. Некоторые пользователи интересуются, не будете ли вы подключать Google-кошелек?

— У нас в планах сотрудничество с разными организациями. В части Google-кошелька надо четко понимать, что есть потребность в так называемом Carrier-биллинге, когда с баланса можно оплатить разные услуги в Google Play. У нас в планах есть подобное сотрудничество. Оно уже обсуждается, и это будет одна из разновидностей мобильных финансовых услуг. Но тут мы в большей степени зависим от партнера, от компании Google, от их готовности. Сейчас мы находимся на этапе переговоров, думаю, в 2019 году все должно случиться.

— Еще одно ваше направление — Интернет вещей. Аналитики прогнозируют, что инвестиции в Интернет вещей ежегодно будут расти на 22%. Что делает Кселл в направлении IoT, каким вы видите для себя присутствие на этом рынке?

— Сейчас, в первую очередь, мы видим необходимость повышать уровень информированности о технологии. Потому что еще не все организации хорошо информированы, что такое IoT, что такое технология NB-IoT, какие кейсы могут быть использованы, где это применимо. Спектр применения на самом деле очень широкий. Сейчас мы проводим много встреч с корпорациями, с аграриями, чтобы рассказать, как эта технология может быть полезна. И, безусловно, этот этап надо пройти, чтобы рынок был готов к применению технологии. И как я уже говорил, мы абсолютно уверены, что будем готовы оказывать полный спектр услуг. Кроме связи это и хранение данных, структурирование данных в части IoT. Это, опять же, какие-то интеграционные вещи с точки зрения оборудования. Мы хотим предоставлять полный спектр услуг в части IoT для наших клиентов.

— Наверняка вы оценивали казахстанский рынок. Каков его потенциал?

— Здесь можно оперировать суммами, которыми оперируют, в принципе, все операторы. Они исходят из количества организаций. Но мне кажется, это не совсем правильно. Как я уже сказал, не все на достаточно высоком уровне понимают важность интеграции этих технологий сейчас. Поэтому говорить о том, что объем рынка сейчас такой, а не какой-то другой — рановато. Пока еще область применения понятна не всем. Мы, в первую очередь, ориентируемся на крупные корпорации, которые, так или иначе, идут впереди с технологической точки зрения. И в ближайшее время, я думаю, мы объявим о долгосрочном сотрудничестве в части каких-то пилотов, коммерческих кейсов.

— То есть, вы в первую очередь смотрите на сегмент B2B? А как на счет сервисов для розничных клиентов в части использования Интернета вещей?

— Мы, на самом деле, смотрим на оба сегмента — и B2B, и B2 °C. Но с точки зрения запуска быстрых кейсов сегмент B2B более подходящий. В нем есть достаточно простые кейсы, которые можно отнести к Интернету вещей. B2 °C сегмент — это для нас, в первую очередь, Smart Home. Чтобы заходить в это направление, необходимо четко осознавать наши фокусы. Мы сейчас больше ориентируемся на сегмент B2B в части IoT, потому что мы уже сейчас понимаем, насколько это может сильно сказаться в целом на эффективности бизнеса заказчиков.

По Smart Home у нас тоже есть готовые решения, они интегрированы с нашей сетью. Но когда мы говорим о запуске на весь Казахстан, здесь в первую очередь вопрос ставится не про оборудование. Вопрос в том, как мы это будем обслуживать — это, все-таки, не совсем изученный для нас рынок. Это работа с домохозяйствами, и тут нам есть еще чему поучиться. И вряд ли мы будем запускать продукт без полного понимания того, как мы будем его обслуживать, какие гарантии сможем дать нашим клиентам. В идеале мы хотим построить работу таким образом, чтобы потребитель не задумывался о том, какое оборудование купить, как его интегрировать, как использовать. Мы хотим полностью закрыть этот цикл. Поэтому пока мы не добьемся нужного качества в этом направлении, мы не будем выходить на рынок.

Марат Садыков, Kcell New Businesses

— Отсюда вытекает следующий вопрос: вы как оператор собираете множество данных. Сегодня цифровой след о себе оставляет каждый. Но эти данные нужно уметь собирать, хранить и обрабатывать. Что Кселл делает в направлении Big Data? Ведь вы можете использовать данные как для себя, так и предоставлять их своим клиентам.

— Этот сегмент развивается очень активно, тут есть несколько направлений, в которых мы работаем. В первую очередь надо понимать, что количество данных просто огромное. И структура этих данных очень разная. Мы обладаем абсолютно уникальной, на мой взгляд, информацией, с которой нужно обращаться очень осторожно, в соответствии со всеми нормами законодательства и правилами. С другой стороны, эти данные нужно правильным образом подготовить для дальнейшего использования. Тут есть несколько направлений. В первую очередь, это работа над структурированием данных, во вторую — увеличение эффективности внутреннего использования данных для собственных нужд, и также — для коммерческих нужд. Данные нужны, чтобы принимать решения не на основе каких-то эмпирических ощущений, а на основе конкретных показателей. И тут еще есть очень много, над чем работать. У нас уже есть работающие проекты, образцы того, как мы монетизируем данные. У нас, например, есть продукт direct-маркетинга, когда абонент вступает в смарт-клуб и получает релевантную рекламу. Мы используем платформу социальной аналитики, чтобы показывать рекламу абонентам, и за это даем им бонусы. На наш взгляд, это очень перспективная модель. С каждым годом мы улучшаем способы таргетирования, обогащается информация. Мы видим очень большой спрос, ценность для заказчика растет. И это один из примеров коммерческого использования больших данных.

— А их использование для себя как для оператора?

— Использование для себя — это, в первую очередь, безусловно, аналитика. Даже если отталкиваться от роста потребления интернета, мы получаем очень серьезную динамику по количеству информации, которую мы должны хранить, обрабатывать. И вся эта информация может давать нам огромное количество инсайдов о поведении наших клиентов, о том, что они действительно ценят. О том, как мы можем улучшить наш продукт. Если перейти, опять же, к собственным продуктам, таким как Mobi — когда человек слушает один трек, мы должны понимать, почему он слушает именно этот трек, почему именно сейчас, что ему нравится. Все это нужно для того, чтобы предложить ему что-то релевантное. Это один из примеров того, как эта информация используется во благо улучшения сервиса, во благо подхода улучшения тарификации, ценообразования и т. д. То есть, когда мы говорим про внутреннее, собственное использование данных, мы говорим именно про это.

— Если подвести своеобразный итог работы по вашему направлению, как бы вы оценили этот год и какие цели ставите для себя на будущее?

— Я бы сказал, что это был год очень бурного развития. Это год накопления экспертизы и в части Интернета вещей, и в части дата-монетизации. Достаточно много для нас направлений, и в первую очередь мы сейчас накапливаем экспертизу, пытаемся лучше понимать потребность наших клиентов и готовить технологическую базу, чтобы оказывать услуги на самом высоком уровне. Я абсолютно уверен, что следующий год будет не менее продуктивным для нас, количество услуг будет увеличиваться, а их качество — повышаться.