Следите за новостями

Цифра дня

Отметки в 10 млн абонентов достиг Beeline

Саша Лекович, Кселл: идет очень быстрый рост потребления LTE-трафика

Директор департамента технологий о том, с какими показателями сеть оператора завершает год, как меняется модель потребления абонентов, и есть ли перспективы у MVO в Казахстане.

21 декабря 2017 12:10, Александр Галиев, Profit.kz

Саша Лекович, Кселл

— Саша, какие параметры достигнуты «Кселл» в части покрытия сервисом 4G в Казахстане? Соответствуют ли они плановым? Каковы на сегодня параметры сети?

— Наши планы в 2017 году — достичь покрытия 48%, и мы получили этот показатель несколько раньше — уже сейчас у нас есть эти самые 48% (интервью состоялось 13 декабря 2017 года — прим. Profit.kz). То есть, к концу года мы достигнем чуть больше, чем 48% — ведь мы все еще продолжаем строить базовые станции в Казахстане.

— Вы имеете в виду населенные пункты с количеством жителей более 100 тыс. человек?

            — Да, именно. Первая наша цель была обеспечить покрытие больших населенных пунктов, городов.

— Расскажите, пожалуйста, о параметрах сети. Что у вас есть сегодня с точки зрения скорости передачи данных там, где сеть 4G развернута?

— Диапазон довольно большой — от 5,5 до 25 мегабит в секунду. В некоторых городах намного выше — например, в Талдыкоргане скорость передачи данных доходит до 174 мегабит в секунду. Здесь заслуга тонкой настройки сети.

— Каков потенциал сети?

— Тут все просто — чем больше у вас мегагерц, тем выше потенциал сети, больше возможностей. Проект в Талдыкоргане — это пилот, который получился очень удачным, и подобный тюнинг сети мы в начале 2018 года запускаем в Алматы, Астане. Этот процесс называется «рефарминг» — когда мы изымаем частоты из 2G/3G и передаем их в сеть 4G. Допустим, у нас есть 20 мегагерц, которые мы выделили для 3G, 10 из них мы забираем в пользу 4G. В итоге мы получаем третий слой. Здесь добавлю, что сейчас у нас в крупных городах есть 2 слоя — 800 и 1800 мегагерц. Появление «лишних» частот позволит нам выстраивать слой на 2100 мегагерц. Понятно, что он даст нашим абонентам еще больше возможностей с точки зрения скорости передачи данных и гибкости сети.

— Иными словами, вы забираете частоты от невостребованных либо устаревающих стандартов в пользу 4G?

— Именно так. Сегодня мы можем констатировать, что в нашей сети от 50% и больше трафика проходит по сетям 4G. Остальное — это 3G. И хотел бы заметить, что конверсия с 3G на 4G происходит очень быстро.

— Когда вы ожидаете, что подавляющее большинство абонентов станет использовать 4G?

— Можно было бы сказать, что в 2018 году, но динамику несколько сглаживает то, что и трафик в 3G тоже растет. Правда, не так динамично, как в сетях 4G. И все-таки мы ожидаем, что рост 3G уже на излете — он, вероятно, закончится во второй половине 2018-го. И начиная с этого момента, 4G начнет доминировать. Таким образом, к концу 2018-го мы завершим строительство сети 3G и полностью сфокусируемся на строительстве сетей 4G — сюда пойдут все капитальные затраты компании. 3G-сети мы полностью отключим в течение 5-6 лет.

— Второй момент, наверное, это завершение миграции пользователей на устройства, поддерживающие 4G?

— Согласен с вами, число таких пользователей увеличивается. Вообще, я хотел бы пояснить, как мы строим сеть. Мы делаем аналитику того, что происходит в наших кластерах, смотрим на то, сколько абонентов с устройствами 4G подключаются к сети, соответственно, если таковых становится больше, то делаем рефарминг, о котором говорил выше — то есть, добавляем частоты 3G в пользу 4G. Эта работа с января 2018 будет проводиться постоянно в оперативном режиме. То есть, сеть как бы «дышит», она как живой организм.

— Саша, сколько сейчас абонентов по республике все еще пользуются устройствами, которые не поддерживают 4G?

— Вы будете удивлены, но если посмотреть на всю сеть «Кселл», то количество 3G-телефонов — это более 4,5 млн. Но если смотреть в части использования, то нужно отметить, что далеко не все владельцы этих телефонов используют их для выхода в интернет — многие все еще ограничиваются лишь голосовой связью и SMS. Но в последнее время мы наблюдаем очень серьезные изменения в поведении абонентов. Допустим, если еще 3 месяца назад абоненты, покупая пакет мобильного интернет-трафика в «Кселл», использовали его лишь на 35-40%, то за 3 месяца, о которых я говорю, этот объем вырос до 60-80%! Это сильная динамика, идет очень быстрый рост потребления LTE-трафика.

— Если я правильно понимаю, то это повлечет за собой изменения в вашей продуктовой линейке…

— Совершенно верно, мы уже сейчас увеличиваем трафик в наших пакетах. Более того, вводятся новые продукты, например, семейные, которые подразумевают, что трафик внутри группы может перераспределяться.

Саша Лекович, Кселл

— Предлагаю вернуться к вашей сети. С какими сложностями пришлось столкнуться в этом процессе? Какие ноу-хау были применены?

— Как вы знаете, мы строим 4G-сеть совместно с «Beeline Казахстан», поэтому планирование сети — это процесс двусторонний, в котором должны быть учтены не только некие технические аспекты, но и должен быть получен компромисс в части бизнес-интересов компаний. В идеале они должны совпадать. Это не так просто, так как стратегии компаний разнятся, но выручает добрая воля, которая тут присутствует. Найти компромисс — это выгодно и для «Кселл», и для «Beeline Казахстан».

Я бы немного больше углубился в этот кейс. Договор по совместному строительству сети дает очень много преимуществ. Да, сеть строится совместно, но это не мешает каждой компании выстраивать собственную бизнес-стратегию.

— Это кейс вообще очень интересный, более того — уникальный. Есть у него потенциал применения в других компаниях, оказывающих услуги мобильной связи в других странах?

— Я могу сказать, что этот опыт замечательный. Когда мы начинали этот проект, мы понимали, что он будет далеко нетривиальным. К примеру, как объяснить в компании, сотрудникам, что-то, что полезно для конкурента, может быть полезным и для тебя? Это было нелегко. Но такие неожиданные стратегии могут быть очень успешными! Это вопрос восприятия. На стороне бизнеса в этом проекте все понятно — в два раза меньше капитальных расходов на создание и развитие сети, значительное снижение операционных расходов. Второй момент — позитивный эффект от сотрудничества — это изменение культуры взаимодействия между компаниями. Ранее это было вообще невозможно — ну как можно представить сотрудников «Кселл» и «Beeline Казахстан», которые сидят в одном кабинете и что-то планируют? По большому счету, итогом этой трансформации стало понимание, что можно научиться уважать ценности и интересы другой компании — вашего партнера по проекту, пусть и конкурента.

Чуть подробнее о финансах в этом проекте. В проекте участие сторон 50/50 — то есть, мы сэкономили 50% на создании сети — это капитальные расходы. Долгосрочно будет также заметна экономия и на операционных расходах, так как здесь разделяются затраты на электроэнергию, обслуживание.

— Не могли бы вы озвучить динамику сети «Кселл» в части потребления услуг абонентами — объем трафика, голосовой связи. Какие интересные тренды заметны? Есть ли еще драйверы для роста? В каких направлениях будет разворачиваться основная конкурентная борьба среди операторов?

— На первом месте очевидное — трафик увеличивается. И во многом благодаря нашим OTT-сервисам — это mobi TV, mobi music, mobi kino и т. д. В следующем году, полагаю, все операторы будут активно развивать мобильные финансовые сервисы. Мы в «Кселл» уже в этом бизнесе, здесь динамика просто экспоненциальная. Второй фокус — это Интернет вещей. Мы уже сейчас оптимизируем свою сеть, чтобы подготовить ее к работе с устройствами IoT, мы развиваем кейсы, которые могли бы продвигать эту историю. И эти ожидания вполне оправданы — ближайшие 5 лет мы будем видеть рост этого сегмента по экспоненте. Разумеется, это повлечет за собой огромные изменения в структуре нашей абонентской базы — 75% абонентов мобильных сетей будут представлять из себя машины, соответственно, 25% — это люди. Если сеть к этому тренду не будет готова — ее просто не станет, она не сможет работать в новой парадигме.

И то, о чем я сказал ранее — мультимедийные сервисы — не стоит их списывать со счетов, они будут продолжать оказывать влияние на структуру трафика в мобильных сетях. В среднем трафик в нашей сети удваивается каждый год. Мы ожидаем, что уже в середине 2018 года в сети «Кселл» будет доминировать LTE-трафик.

— Какие планы в компании выстраивают в части развития сети «Кселл» в 2018 году и в более долгосрочной перспективе? Куда будет направлен основной акцент?

— Где-то по ходу интервью я уже об этом говорил. Начну с договора на совместное строительство сети 4G между «Кселл» и «Beeline Казахстан». Он достаточно гибкий, и позволяет нам быть вариативными — там, где нужно, там, где этого требует наша бизнес-стратегия, мы можем развивать собственные кейсы в части развития сети. Со следующего года разница между бизнес-стратегиями будет больше видна, и это будет влиять на развитие сети. С 2018 года на 65% наши интересы будут совпадать с «Beeline Казахстан», а в 35% — нет.

— Поясните, почему ваша стратегия развития сети в этих 35% не сходится с «Beeline Казахстан»?

— Есть территории, где исторически «Кселл» доминирует, например, в ЮКО, есть территории, где доминирует «Beeline Казахстан», поэтому вполне логично, что мы идем в те регионы, где у нас нет доминанты, а «Beeline Казахстан», соответственно, туда, где у него нет доминанты. Все это увязывается с нашим коммерческим интересом. Второе — в некоторых городах трафик «Кселл» растет гораздо быстрее, чем у «Beeline Казахстан», поэтому остро встает вопрос о расширении возможностей — там нужно добавлять емкость сети.

— Всегда было очень интересно услышать, как вообще происходит планирование сети. Как это происходит в «Кселл»?

— Это совместная работа технического департамента с коллегами из коммерческого отдела. Здесь увязываются прогнозы по каждому коммерческому продукту — и в части развития, и в части потенциальных абонентов. Увязываются воедино трафик, который каждый продукт может генерировать, текущие возможности сети. Итогом является некий прогноз в части потребления трафика. Таким образом, возникает понимание, где нужно усилить сеть. Параллельно мы имеем оперативный инструмент — мы можем видеть каждую базовую станцию, какова ее нагрузка, более того, мы можем видеть нагрузку на нее со стороны конкретного продукта. И все это мы можем масштабировать на населенный пункт, район, город, регион и т. д. Наконец, если новые продукты требуют сделать полный апгрейд сети до LTE — мы делаем это. Следующий этап — это наши встречи с командой «Beeline Казахстан», где мы увязываем наши потребности с существующей ситуацией в рамках сотрудничества по построению совместной сети, определяем наилучшие локации, делаем симуляцию сети.

— Этот вопрос, наверное, скорее личный. Как директор департамента технологий «Кселл», вы довольны тем, как развивается ваша сеть?

— Если смотреть на то, что мы всего за полтора года увеличили покрытие 4G с нуля до 48%, — доволен. В качестве примера приведу СП «Tele2 Казахстан» и Altel, которое имело большой карт-бланш, и сейчас имеет около 65% покрытия. И здесь нам помогло сотрудничество с «Beeline Казахстан». Этот договор кардинально сократил время выхода на рынок с 4G. Что касается «Кселл», то каждый квартал делаем бенчмарк-анализ, сравнивая с тем, что есть у других операторов, так что мы имеем объективное представление о качестве нашей сети.

Саша Лекович, Кселл

— Такой быстрый старт вообще имеет прецеденты?

— В части 4G — нет. Таких прецедентов нет не только на пространстве бывшего СССР, но и в мире. Мы за 9 месяцев запустили 4G. Это самый быстрый старт в мире! Модель, которую мы построили с «Beeline Казахстан», механизм, который мы разработали, в Telia будут использовать как бенчмарк для остальных рынков. Это о многом говорит. До того, как принять концепцию проекта, мы изучили кейсы, которые были реализованы в Европе, нашли сильные и слабые стороны такого подхода и взяли лучшие практики на вооружение.

— Относительно недавно компания Virgin Ричарда Брэнсона объявила о запуске виртуального сотового оператора в России. Возможен ли подобный сценарий в Казахстане?

— Мобильные виртуальные операторы — это часть эволюции телекоммуникационного рынка. Но для того, чтобы для MVO появилось поле для работы, нужна достаточная маржа. С этим, как раз в Казахстане, дела обстоят плохо. Как вы знаете, последние два года прошли под знаком ценовых войн между мобильными операторами. Эта война снизила маржу операторов до минимума. Вклиниться сюда просто невозможно — одно время мобильная связь в Казахстане была среди четырех стран в мире с самой низкой стоимостью. Сейчас я вижу, что рынок идет в нужном направлении. Ценовые войны — это путь в никуда. С такими доходами невозможно было инвестировать в сеть, долгосрочно обеспечивать ее качество.

Вся эта предыстория к тому, что сейчас я не вижу предпосылок для появления MVO в Казахстане. Но, возможно, в будущем они появятся.

— Завершу вопросом о 5G. Намерены ли вы делать тестовые запуски в 2018 году?

— Два месяца назад мы начали разработку дорожной карты развития нашей сети для 4.9 — это предварительный протокол 5G. В феврале 2018-го мы подготовим дорожную карту к 4.9. Вообще, касательно 5G есть несколько вопросов. Первый — глобальный — это вопрос стандарта. Этот процесс не скорый, поэтому окончательный стандарт будет утвержден лишь в 2020 году. Второе — это вопрос частот для 5G в Казахстане. Далее — нужно сделать большую подготовку к 5G на стороне оператора — сеть должна быть готова к этому. Наконец, оператор должен иметь четкие бизнес-кейсы, то есть, понимание, где 5G мог бы быть использован. Мое мнение — уровень интереса к 5G в Казахстане будет напрямую зависеть еще и от того, как быстро будет развиваться промышленность в Казахстане, ведь 5G будет активно использоваться в Индустрии 4.0.