Следите за новостями

Цифра дня

№74 — РК в Глобальном инновационном индексе

Цифровизация в Казахстане: основные проблемы и вызовы

Реальный сектор экономики имеет слабые знания о технологиях и затрудняется в оценке перспектив цифровизации.

10 июля 2018 12:23, Наргиз Асланова, Profit.kz

«Готов ли Казахстан к цифровизации?» Под таким заголовком 28 июня состоялась презентация специального проекта журнала National Business и АО «Кселл». В его основу легли результаты отчета, проведенного компанией KPMG и АО «Национальный инфокоммуникационный холдинг «Зерде». В отчете рассматривается текущее состояние рынка ИКТ в Казахстане и происходящей цифровой трансформации.

Телеком лихорадит

Объем казахстанского рынка ИКТ за девять месяцев 2017 года составил 1011 млрд тенге. В KPMG отметили снижение этого показателя по отношению к аналогичному периоду 2016 года на 18%. Кстати, по отношению к ВВП страны доля отрасли ИКТ тоже сократилась — с 3,9% в 2015 году до 3,5% в 2017 г. По данным, представленным журналом National Business, за весь 2017 год ИКТ-рынок РК составил 1451 млрд тенге.

В отчете имеется пояснение о том, что отрасль ИКТ состоит из рынка телекоммуникаций и ИТ-рынка. По объемам рынок телекоммуникаций обычно превышал ИТ-рынок, и пропорция долей в отрасли ИКТ сохранялась на одном уровне. Однако по результатам 2016 года пропорция начала меняться в сторону ИТ-рынка, чья доля увеличилась с 29% до 34%. В 2016 году объем ИТ-рынка составил 559 млрд тенге, что по отношению к предыдущему году больше на 19%. Причиной такого роста называют увеличение объема ИТ-оборудования (с 251 млрд тенге в 2015 году до 286 млрд тенге в 2016 году), а также рост ИТ-услуг (219 млрд тг. в 2016 году против 176 млрд тенге в 2015 году). Кроме того, на ИТ-рынке был зафиксирован и рост объемов лицензионного ПО. Этот показатель в 2016 году составил 53 млрд тенге, тогда как годом ранее цифра лишь едва превысила 40 млрд тенге. А вот 2017 год оказался не таким позитивным. Согласно информации National Business объемы этих секторов значительно «просели»: на ИТ-оборудование пришлось 208,2 млрд тг., на ИТ-услуги — 221,5 млрд тг., на лицензионное ПО — 37,9 млрд тг.

Структура рынка связи РК за последние годы существенно изменилась. Доля услуг сети интернет продолжает увеличиваться (с 27,1% в 2015 году до 30% в 2017 г.), при этом сохраняют тенденцию к снижению доли услуг мобильной связи (с 36,7% до 33%) и местной телефонной связи (с 6,8% до 5,6%). Константин Аушев, руководитель группы консультирования в области ИТ KPMG в Казахстане, отметил, что для развития ИКТ Казахстану требуется продолжить совершенствование инфраструктуры. Ключевыми моментами он считает появление широкополосного доступа в интернет во всех населенных пунктах страны и повышение уровня проникновения 4G.

Руководитель департамента по развитию бизнес-рынка Кселл Вадим Лю рассказал о роли телекома в цифровой трансформации бизнеса. По его мнению, этот сектор экономики способен стать лидером в цифровизации. Об этом говорит и тот факт, что в общем объеме продаж Кселл продукты для корпоративных клиентов превысили пятидесятипроцентный порог. Оператор отмечает изменения потребностей заказчиков — все большее их число переходит от покупки готовых «коробочных» решений к индивидуальным продуктам, под конкретные задачи. Вместе с заказчиками меняется и сама компания. Как отметил Вадим Лю, «Кселл, оставаясь бизнес-партнером для своих клиентов, переходит на уровень экосистемы, в котором оператор связывает своих партнеров, В2В клиентов и их конечных потребителей, создавая ценность на множестве разных уровней».

Электронная коммерция двигает весь рынок

Что касается электронной коммерции, то здесь картина более позитивная — этот сегмент устойчиво растет на протяжении последних лет. По итогам 2017 года общий объем электронной торговли в Казахстане составил 350 млрд тенге, что на 55% выше показателя 2016 года. Доля электронной торговли в общем объеме розничной торговли выросла с 1% до 1,5%. Драйвером по-прежнему выступает Алматы (56% от всей розничной торговли через интернет). На втором месте — Западно-Казахстанская область (21%), на третьем — Восточно-Казахстанская (8%). А вот на долю Астаны приходится лишь 7%.

Примечателен тот факт, что объем заказов товаров и услуг через интернет в 75% случаев происходит именно внутри Казахстана. На втором месте по популярности — страны СНГ (9%), третье разделили страны ЕАЭС и страны вне СНГ (по 8%). Основная доля объемов розничной торговли через интернет приходится на строительные материалы (17,41%), косметическую продукцию (15,21%), технику и электронику (10,51%), автомобильные запчасти (10,15%), обувь (10,04%). Сумма среднего чека по большей части находится в пределах 5000-25000 тенге (52%) и только в 12% случаев превышает 50000 тенге. К слову, и низкий средний чек (до 5000 тенге) распространен слабо — всего 13%.

Казахстанские реалии — бизнес не готов к цифровизации

По оценкам экспертов, в 2018 году перед Казахстаном, как и перед остальным миром, стоят совершенно определенные вызовы. Среди них одно из ключевых мест занимают кибер-риски и риски новых (disruptive) технологий. Бизнесу необходимо создать четкую цифровую стратегию. Именно от нее будет зависеть место компании в современной среде. Согласно результатам опроса ИТ-директоров более 20 крупнейших компаний РК, который также провела KPMG, приоритеты большинства компаний связаны с увеличением операционной эффективности (79%) и улучшением бизнес-процессов (68%). О высоком приоритете в создании инновационных продуктов и услуг, а также внедрении BI-инструментов, заявило по 53% опрошенных.

«Ежегодный опрос ИТ-директоров, проводимый KPMG, в этом году стал рекордно крупным по охвату как в мире, так и в Казахстане. При этом основные выводы одинаково верны и для глобальных рынков, и для нашего рынка. В первую очередь, это касается отношения к киберрискам. Данный вид риска больше всего заботит ИТ-руководителей, причем все чаще внимание и ответственность за управление этим видом риска демонстрируют советы директоров. Компании увеличивают бюджеты на информационную безопасность и в целом понимают необходимость умения находить баланс между рисками и возможностями, стимулируя клиентоориентированный подход и в подразделениях безопасности. Вторым важным моментом является ставшая уже пресловутой нехватка квалифицированных кадров. И здесь у нас, как и во всем мире, наибольший спрос наблюдается на специалистов по большим данным», — говорит Константин Аушев.

Говоря об интересе к новым технологиям, казахстанские компании в первую очередь упоминают Big Data (75%), облачные технологии (45%), блокчейн (40%) и Интернет вещей (30%).

Константин Аушев подчеркнул необходимость улучшения условий ведения бизнеса, необходимость стимулирования спроса и продвижения казахстанских ИКТ-товаров и услуг на внутреннем рынке. Доступ к финансам и развитие человеческого капитала также должны совершенствоваться. При этом, по мнению Ельдара Абдразакова, основателя холдинга Centras Group, в казахстанских компаниях внедрение инноваций упирается в общую отсталость процессов: «Они зарегламентированы и зарегулированы со стороны государства, не дают продвигаться».

Он представил исследование о том, готовы ли казахстанские компании к Индустрии 4.0. Оно охватило 135 отечественных компаний в различных секторах экономики, с объемом годовой выручки от 10 млн до 10 млрд тенге. Ключевой вывод, который был сделан по итогам исследования — реальный сектор пессимистичен в оценке своей готовности к технологической революции. У бизнеса нет четкого понимания «Для чего?». Большинство отечественных производителей не спешат внедрять элементы Индустрии 4.0. в силу дороговизны внедрения, отсутствия специалистов и отсутствия финансирования. Вместе с тем, большинство респондентов считает, что государственные программы имеют низкую результативность.

«Реальным и главным источником отраслевой компетенции на казахстанском рынке является сама компания и ее текущие специалисты. При этом почти 70% респондентов считает, что отраслевая система подготовки кадров для обеспечения перехода к Индустрии 4.0 находится в неудовлетворительном состоянии, что свидетельствует о необходимости в первую очередь начать с развития внутренней инфраструктуры (образовательная система, система подготовки кадров)», — подчеркнул Ельдар Абдразаков.