Следите за новостями

У компьютерного рынка в Казахстане огромный потенциал роста

Интервью с региональным директором Intel в Казахстане и странах Средней Азии и Закавказья Дмитрием Кисель о том, чем помог кризис корпорации в Среднеазиатском регионе, почему компания делает основную ставку на внедрение образовательных программ.

27 августа 2009 11:25, Марина Газизова, Курсивъ
Рубрики: Бизнес, Рынок

Кризис уменьшил рост рынков, в том числе и компьютерного. Однако Intel, являясь крупнейшим игроком, продолжает завоевывать сегмент высоких технологий. О том, чем помог кризис корпорации в Среднеазиатском регионе, почему компания делает основную ставку на внедрение образовательных программ, и какие ноу-хау ждут компьютерных пользователей в недалеком будущем, рассказал региональный директор Intel в Казахстане и других странах Средней Азии и Закавказья Дмитрий Кисель.

— Сейчас доля компании на рынке составляет 80%. Какие меры вы принимаете, чтобы удержать лидерство?

— Действительно, доля Intel на рынке микропроцессоров для ПК колеблется на уровне 80%. При этом наша корпорация борется за здоровую конкуренцию, при которой потребитель сам для себя определяет качество продукции и голосует за нее своим кошельком. Нам остается лишь «поддерживать планку».

Если посмотреть на динамику последних нескольких лет, а также на отчеты аналитиков, видно, что доля Intel медленно повышается. Например, во втором квартале этого года на мировом рынке она составляла уже 82%. Не так давно этот показатель был менее 80%, но вот уже несколько лет он стабильно движется вверх.

Мы считаем, что продукция Intel дает покупателям преимущество, оставаясь адекватной по стоимости. Наши коллеги делают все возможное, чтобы вырасти на рынке.

Если же говорить о Средней Азии и Казахстане в частности, то наша доля здесь выше, чем 80%. Достаточно просто зайти в магазин и посмотреть на полки, ведь продается именно то, что выставлено. И если взглянуть на спецификации моделей компьютеров, то станет ясно, что наши процессоры установлены в 80% моделей ПК. Поэтому я не очень озабочен темой конкуренции.

— Но насколько это способствует развитию производства, ведь когда остается лишь один крупный производитель, который не боится конкуренции, то зачастую он может позволить себе «расслабиться», и от этого в итоге пострадают потребители и рынок?

— Я не сказал, что мы не опасаемся конкуренции. И вы правы в том, что она двигает технический прогресс. Наличие конкурента — это то, что заставляет нас развиваться. И тот факт, что наша доля на мировом рынке составляет 80% — еще не признак успокоения, потому что это не 95%, когда мы были бы единственными. Разумеется, конкуренция беспокоит корпорацию Intel, но это не то, из-за чего мы не спим по ночам. Есть более актуальные проблемы.

— Что вы имеете в виду?

— Например, тенденции, связанные с изменениями спроса и динамикой рынка. Согласно прогнозам IDC, этот год ознаменуется уменьшением компьютерного рынка на 10%, что связано с кризисом. Несмотря на то, что Intel не может прямо влиять на эту ситуацию, мы заинтересованы в том, чтобы рынок рос, и стремимся предоставлять возможности для развития тем, кто сейчас не имеет доступа к компьютеру по разным причинам.

В этой связи у нас есть программа, которая называется «1 ученик — 1 компьютер». Она предназначена для школьников младших классов 6–10 лет. Согласно этой программе, дети для изучения разных предметов, причем не только информатики, но и языков, математики, биологии и т.д.  используют компьютер, который за ними закреплен в школе. Такие программы, безусловно способствующие росту компьютерного рынка, запущены в 25 странах по всему миру. Самый яркий пример — Португалия. В прошлом году премьер-министр этой страны заявил, что правительство обеспечит всех учеников компьютерами. Intel участвует в этой программе не только как технологический партнер. Мало дать людям компьютер, еще необходимо их научить работать с ним. Это касается, в том числе, и учителей. И мы делаем это за свой счет. В прошлом году председатель совета директоров нашей компании Крег Баретт приезжал в Казахстан и встречался с руководством страны — председателем Комитета по информатизации и связи, министром образования — и обсуждал возможность внедрения этой программы. В результате переговоров мы подписали меморандум о взаимопонимании и передали четырем школам Астаны полностью оборудованные компьютерные классы. Компанией было предоставлено не только оборудование, но и программное обеспечение, а также пособия по методике преподавания. Кроме того, обучение прошли порядка 100 учителей. С нашей точки зрения, пилотный проект идет успешно. Сейчас мы ждем реакции руководства Казахстана, чтобы предпринять следующие шаги.

Сегодня корпорация Intel в СНГ располагает примерами других стран и регионов. Например, в Башкотарстане руководство уже приняло решение о приобретении компьютеров для работы по программе «1 ученик — 1 компьютер». В Санкт-Петербурге в начале июня этого года мы подписали соглашение о сотрудничестве с администрацией города. Они в ближайшие три года приобретут 250 тысяч школьных нетбуков, чтобы обеспечить нужды учеников города и области. Это решение было принято по результатам реализации пилотных проектов. Схема везде одинаковая: за свой счет мы устанавливаем компьютеры, создаем компьютерные классы, обучаем учителей и дальше ждем результатов и реакции правительства.

— Согласно данным IDC, доля компании в России, составляющая 81,6%, в этом году уменьшилась. С чем вы связываете это падение?

— Рынки стран СНГ, и России в частности, являются далеко не прозрачными. И независимым агентствам крайне сложно представить, что там происходит. По сложившейся традиции владельцы бизнеса сдают отчеты, которые им кажутся правильными для конкретной ситуации. Поэтому корректную информацию о реальном состоянии рынка можно получить лишь на основании данных нескольких агентств. Если посмотреть на усредненные показатели, то можно увидеть, что доля рынка Intel колеблется на уровне 80%. Поэтому я еще раз повторюсь и отмечу, что этот параметр нас не очень беспокоит, так как корпорации хватает здесь места.

— Возвращаясь к теме конкуренции, хотелось бы спросить о судебном процессе. AMD обвиняет вашу компанию в том, что она спонсирует рекламные акции торговых представителей, способствуя тем самым увеличению продаж. Как вы можете прокомментировать эти события?

— Евросоюз принял решение в мае этого года и оштрафовал Intel за практику, которая якобы нарушает подход к конкуренции. Штраф составил существенную сумму — 1 млрд. евро. Чтобы продемонстрировать ее значимость, отмечу, что наша прибыль во втором квартале была примерно такой же.

Это очень неприятно. Мы считаем, что решение несправедливое, поскольку компания не нарушала антимонопольное законодательство. Более того, мы подали апелляцию и собираемся отстаивать свои интересы в суде. Чтобы было понятнее, объясню простым языком: есть два показателя, демонстрирующие, что обвинения несправедливы. Наши финансовые документы открыты, компания публикует их каждый квартал. В них четко видно, что мы не продаем продукцию в убыток, т.е. ниже себестоимости. С другой стороны, средняя продажная цена за каждую единицу продукции постоянно снижается. То есть, получается, что мы каждый год предлагаем потребителю продукцию технически усовершенствованную, но по меньшей цене. Здравая логика говорит, что если компания является монополистом, она старается удержать цены на прежнем уровне. Но упомянутая практика для нас есть признак того, что мы конкурируем честно и именно по этой причине вынуждены снижать стоимость продукции. Мы считаем наши действия абсолютно справедливыми и будем добиваться правды в суде.

— На чем построены обвинения и кто главный инициатор процесса?

— Обвинения выставлены нашими конкурентами, они же подали соответствующую жалобу в Евросоюз. Там есть комиссия по антимонопольному законодательству, которая решает такие вопросы.

Какие меры компания приняла в связи с кризисом?

— Наверное, Intel — одна из немногих компаний на IT-рынке СНГ, которая не производила увольнений персонала. В этот период, согласно данным, которыми мы располагаем, многие компании, включая международные, сокращали рабочие места. Intel этого не делала и пока не планирует идти на такие шаги. Хотя зарекаться не буду. Все будет зависеть от второй половины года, но мы видим оживление рынка, и если этот процесс будет носить необратимый характер, то мы обойдемся без увольнений. Что касается изменений — да, мы уменьшили маркетинговые расходы пропорционально падению рынка. Вместе с этим мы оптимизируем расходы на рекламу, например, перемещая их из традиционных СМИ в интернет, поскольку считаем, что наша целевая аудитория узнает новости именно оттуда.

Кризис нам очень помог в Среднеазиатском регионе: мы поняли, что сейчас самое время переходить на новые технологии. Традиционно компании во время кризиса «забиваются в угол», стараясь выжить. Но есть и те, кто смело идет вперед, чтобы выиграть в развитии. Для нас этой областью стала технология беспроводной связи Wi-MAX. Это стандарт четвертого поколения, рассчитанный на обеспечение доступа в интеренет вне помещений. Он позволяет обмениваться информацией на скоростях гораздо больших, чем сети третьего поколения. Как показывает опыт операторов системы, стоимость передачи данных дешевле, чем в третьем поколении. Плюсы очевидны: скорость выше, а стоимость меньше. Две российские компании развертывают сети Wi-MAX — это Yota и «КОМСТАР».

Всем известен беспроводной доступ Wi-Fi, который позволяет перемещаться внутри помещения от одного места к другому и при этом оставаться в сети. Wi-MAX  — это то же самое, но вне зданий, на улицах города. Вы можете ехать в машине, автобусе, сидеть в парке и продолжать пользоваться интернетом. Yota стала мировым лидером по числу абонентов Wi-MAX, обогнав компании из Европы, США и Кореи. Появились провайдеры, проявляющие интерес к Украине, и что особенно интересно для читателей, — в Казахстане. Я пока не готов назвать этих операторов, потому что они не анонсировали свои планы официально. Но в Казахстане сети четвертого поколения могут быть развернуты быстрее, чем третьего.

— Вы отметили, что не сокращали штат сотрудников. Это как-то сказалось на их зарплатах?

— Нет, зарплаты мы тоже не уменьшали. Мы вошли в кризис с четкой оптимизированной структурой, постоянно следим за ситуацией на рынке. Более того, в Казахстане мы наняли еще одного сотрудника, поскольку видим здесь большие перспективы.

— Основное производство микроэлектроники приходится на Тайвань, Индию и Китай, но самые современные процессоры Intel производятся в США. С чем это связано?

— Intel — это изначально американская компания, наша штаб-квартира находится в Калифорнии. Но наши разработчики трудятся во многих странах мира. В частности, в России Intel держит штат из 1000 инженеров. Производство тоже разбросано. Полупроводниковые компоненты производятся в США, Ирландии, Израиле. Сборочные и тестовые производства имеются в Египте, Индии, Китае.

— Что вы можете сказать о казахстанском рынке сбыта? Насколько он перспективен, и как растут продажи?

— Говоря о Казахстане, к сожалению, сейчас не могу отметить здесь роста. Рынок в первом полугодии уменьшился на 25–30% по сравнению с прошлым годом. Но это не самый плохой вариант, если оценить совокупный рынок региона. В Украине падение составило 65%, в России — 40%. Видимо, это связано с тем, что кризис ликвидности начался здесь раньше, и есть мнение, что Казахстан начнет раньше выходить из него. Практически все наши партнеры оптимистично настроены по поводу результатов второго полугодия. Они ожидают оживления рынка. Я не хотел бы заниматься прогнозами, но если сравнивать с 2008, 2009-й закроется «в минусе», но в 2010-м начнет расти. В Казахстане, по сравнению с развитой Западной Европой, где компьютерами владеет 85% населения, компьютерами владеет менее 20%. То есть этому рынку еще расти и расти.

— За счет чего складывается доход компании в Казахстане?

— У нас есть две основные группы продукции — микропроцессоры для компьютеров и флеш-память. Мы продаем их через дистрибьюторов локальным сборщикам. Есть также и другая модель — ноутбуки, которые привозят сюда уже в собранном виде.

— Какую долю доходов Intel составляет среднеазиатский регион?

— Мне сложно говорить о нынешнем годе, поскольку динамика не совсем понятна. Но в 2008-м году Казахстан, Средняя Азия и Закавказье составляли около 10% бизнеса Intel в СНГ. Россия занимала 65–70%, а остальная часть приходилась на Украину, Молдавию и Белоруссию.

— Если сравнить казахстанский рынок с другими, какое место он займет по значимости для компании?

— Безусловно, если говорить о Средней Азии, то Казахстан очень важен для нас. Из 10%, ранее озвученных мною, Казахстан занимает практически половину. С нашей точки зрения, тут достаточно сильная экономика. Поэтому наш региональный офис находится именно здесь.

— Что на сегодняшний день мешает развиваться рынку?

— Сегодня это кризис, через который все проходят. Но рано или поздно он закончится. Помимо этого, мне бы очень хотелось, чтобы правительство Казахстана приняло положительное решение по поводу нашего образовательного проекта. Мы отдаем ему очень много. На уровне нашей компании приезд председателя совета директоров — это доказательство того, что мы очень серьезно относимся к Казахстану.

— Какие перспективы сотрудничества с Alatau IT City?

— Буду предельно откровенен: я ничего не знаю об этом парке, поэтому сказать что-то определенное очень сложно.

— Персональные компьютеры становятся все мощнее. Можете ли вы предсказать, какие новые задачи они смогут решать в будущем?

— Если посмотреть, как компьютеры развивались в недалеком прошлом, то можно увидеть тенденции, которые будут просматриваться в будущем. Компьютеры станут более быстрыми, т.е.  за одни и те же деньги каждые два года вы сможете покупать ускоренные компьютеры.

Мы делаем микропроцессоры, которые физически становятся меньше и потребляют меньше энергии, что делает компьютеры более компактными, легкими, элегантными и удобными в работе. Мобильные компьютеры будут работать от батареи более длительно и начнут оснащаться новыми элементами интерфейса, все больше адаптированного к естественным действиям человека. Через несколько лет компьютер, очевидно, научится адекватно распознавать речь, но для этого нужны очень мощные процессоры.

— Какие планы ставит перед собой компания на текущий год?

— Основное для нас — внедрение и развитие новой модели образования по программе «1 ученик — 1 компьютер». Мы постараемся объяснить государству, что, инвестируя в образование, мы инвестируем в будущее.

Комментарии