Следите за новостями

Сотки долой!

О решении главной военной прокуратуры, инициирующей запрет на повседневное использование солдатами срочной службы мобильных телефонов.

31 июля 2009 15:27, Константин Маскаев, Новое поколение
Рубрики: Связь, Общество

Главная военная прокуратура инициирует запрет на повседневное использование солдатами срочной службы мобильных телефонов. По рядам ратников прошел тихий ропот. Идея лишить солдат сотовой связи всколыхнула нежные родительские чувства. А в комитетах солдатских матерей заговорили об ущемлении прав военнослужащих.

Тем не менее, доводы органов надзора за законностью в армии сводятся к тому, что большая часть преступлений, совершаемых в армии, прямо или косвенно связана с использованием мобильных телефонов. Военнослужащие воруют друг у друга и у родной воинской части, покупают и продают наркотики, занимаются мошенничеством, злоупотребляют служебным положением, самовольно оставляют места несения службы и вообще стремятся обустроить свой армейский быт, опираясь на «гражданские» устои.

Кроме того, объектом преступления становятся сами мобильные телефоны. Сотки, например, попросту крадут друг у друга или открыто отбирают. Либо «авторитетные» воины перекладывают оплату своей мобильной связи на молодых и слабых сослуживцев.

Не так давно возмущался знакомый: племянник звонил из части, назвал номер сотового и просил пополнить баланс. Говорил, дескать, у них «телефон один на двоих с товарищем». Но последовавшие позже неоднократные попытки вызвонить племянника по названному номеру в итоге натолкнулись на грубые насмешки на другом конце. Выяснилось, что дембель регулярно под угрозой расправы ставил перед молодыми задачу по пополнению баланса своего телефона.

Военная прокуратура пытается действовать методами запретов. Отцы-командиры упирают на то, что солдат в армии обеспечен всем необходимым, обут, одет и накормлен, а в этих условиях без сотового телефона можно обойтись. А как же «тяготы и лишения воинской службы», которые присяга предписывает «стойко переносить» — вторят им те, кто уже умудрился пройти армию в условиях, когда мобильной связи в сегодняшнем понимании вообще не было.

Нелишне также вспомнить, что воинская часть — это прежде всего режимный объект. И в «домобильный» период в армии даже применялась перлюстрация переписки. Это выборочное знакомство с содержанием писем воинов на родину. Каждый, будь то солдат, сержант, прапорщик или офицер, был предупрежден о запрете на разглашение определенных сведений. И каждый избегал говорить лишнее в письме. Таковыми были и требования момента, и условия пребывания.

Даже если определенное воинское подразделение не соприкасалось с особыми секретами, данный режим действовал. Само его наличие и соблюдение приучали к соответствующей информационной дисциплине. Наличие же мобильного телефона у каждого воина никак не согласуется с условиями пребывания на режимном объекте. Напротив — мобильный телефон очень удобно использовать, например, как средство шпионажа, ведь сегодня телефон передает не только звук. Он стал средством создания и передачи текстов, фото и видео.

Учитывая же, что солдат-срочник попадает в армию не по собственной воле, а чаще всего по принуждению, в его сознании деструктивные порывы подчас берут верх над лояльностью. Поэтому пока предполагается оставить сотовую связь у служащих по контракту и офицеров.

Не стой под трубой

Не так давно с подобной проблемой столкнулись в Приволжско-Уральском военном округе российской армии. Скандал разгорелся вокруг сотовых телефонов, которые призывникам из Татарстана подарило правительство республики. Инициатива принадлежала казанским правозащитникам: надеялись обуздать дедовщину силой слова, сказанного в трубу мобильника, дескать, обидят — звоните! Но по прибытии в часть командование отобрало у призывников подарки правительства.

Это сразу стало известно президенту Татарстана. Спустя месяц скандал утрясли таким образом. Начальник штаба округа разрешил солдатам пользоваться мобильными телефонами «в часы, отведенные для личных потребностей, в том числе выходные и праздничные дни, при нахождении в увольнении». Остаются ли мобильные телефоны в остальное время в распоряжении солдат, не сообщается.

Признаюсь, о проблемах, которые косвенно связаны с сотовой связью, мы собирались поговорить давно, инициатива военной прокуратуры лишь подкинула повод. А говорить, например, следует и о том, что сотовой связью вопреки строжайшему запрету пользуется определенная категория заключенных. Об этом говорят не первый год, но разводят руками. А в зонах, тюрьмах и СИЗО сотовый телефон, как нигде, становится орудием вне закона.

Во-первых, посредством сотовой связи иные сидельцы координируют деятельность своих товарищей на свободе. Во-вторых, подозреваемые получают возможность менять показания, договариваться, уходить от ответственности, изменять степень вины. В-третьих, обитатели мест заключения научились мошенничать по телефону, вымогать деньги у доверчивых граждан.

Кроме того, сами тюремные надзиратели способны превратить запрет на пользование средствами связи в бизнес: отбирая мобильники, а позже за определенную плату предоставляя услуги по пользованию телефонами или многократно продавая трубки тем, у кого они изъяты накануне.

Тем не менее, на наш взгляд, решение проблемы не относится к невыполнимой задаче. На деле проблема решается довольно просто. Достаточно на территориях тюрем, лагерей, СИЗО и прочих режимных объектов установить приборы, заглушающие сигналы сотовой связи. А даже временное отключение таких приборов отнести к опасному ЧП и тревоге на самом высоком уровне.

И проблема будет снята раз и навсегда! Нужно только заручиться желанием двух субъектов данного процесса: руководства военных или карательных органов и операторов сотовой связи. Первых, вроде бы, все должно устроить. Это поможет снизить уровень преступности и приведет поведение персонала и обитателей в соответствие с правилами внутреннего распорядка. С операторами сотовой связи будет посложнее, ведь им, по большому счету, не так и важно, что можно сделать посредством услуг сотовой связи — лишь бы получить оплату.

Один из ярких примеров — якобы «викторины» на телевизионных каналах, с помощью которых организаторы на самом деле облегчают кошельки доверчивых абонентов как сотовой, так и стационарной проводной связи.

На то, чтобы сознательно отсечь хоть какую-то часть потребителей, сотовые компании пойдут неохотно. Хотя технически это вполне доступно.

Инженер одной из сотовых компаний на условиях анонимности рассказал о такой возможности. Причем настроить оборудование на создание помех только на территории мест заключения или военной части специалистам вполне по силам. Известно, например, что последние два года в МГУ и некоторых других престижных вузах российской столицы используют спецаппаратуру даже не привлекая специалистов сотовых сетей. Использование блокираторов сотовых сигналов — мера вынужденная, но необходимая. Правда, эту сложную технику используют только один раз в год — в период вступительных экзаменов. Ответственные за глушение радиоволн — сотрудники служб собственной безопасности университетов. Они следят, чтобы помехи не распространялись за пределы вуза.

А недавно стали плохо ловить телефоны в театрах и концертных залах Москвы. Видимо, уже и там, отчаявшись бороться с теми зрителями, что не могут отказаться от разговоров по телефону даже во время спектакля, используют высокочастотные излучатели, подавляющие сотовый сигнал.

Что же мешает казахстанским силовым ведомствам обеспечить общественную и государственную безопасность? Ведь государственная безопасность, знаете ли, важнее коммерческой выгоды и удобства потребителей. Или есть возражения?

Комментарии