Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Необходимость работать в условиях кризиса потребует от системы IT-образования согласовать подготовку специалистов с практическими реалиями рынка

Руководители государства не раз обозначали в своих выступлениях развитие IT-индустрии одним из приоритетов казахстанской экономики, однако для того, чтобы высокие технологии действительно заняли достойное место, необходимо обеспечить подготовку профессиональных IT-кадров.

17 июля 2009 12:25, Анна Шатерникова, Панорама
Рубрики: Образование

В последнее время без высоких технологий становится все труднее представить себе практически все сферы нашей жизни. Конечно, пока рано говорить о том, что для абсолютного большинства соотечественников они стали столь же привычными, как, скажем, для жителей США и Японии, однако и времена, когда наличие дома компьютера, тем более подключенного к интернету, считалось роскошью, тоже остались в прошлом. Руководители государства не раз обозначали в своих выступлениях развитие IT-индустрии одним из приоритетов казахстанской экономики, однако для того, чтобы высокие технологии действительно заняли достойное место, необходимо обеспечить подготовку профессиональных IT-кадров.

На сегодняшний день однозначно оценить рынок компьютерного обучения довольно сложно, поскольку он представлен различными структурами, предоставляющими подобные услуги — это и учебные центры, и специализированные курсы, и, естественно, вузовское образование. По данным специалистов, на рынке наблюдается не только «многослойность» предложения, но и неоднородность спроса. В то время как в Алматы и Астане растет интерес к более продвинутым учебным программам, в регионах в большей цене пока базовые; на протяжении последних лет наметилось увеличение спроса на курсы по бизнес-дисциплинам в сфере IT.

Первые шаги

Впрочем, как показывает практика, использование информационных технологий сегодня необходимо на всех уровнях образования — от среднего до высшего, а также в системе переподготовки кадров, ведь требования к квалификации работников любого уровня, а тем более тех, кто находится на высших ступенях карьерной лестницы, постоянно повышаются. Соответственно, в последние годы рынок образования в сфере IT рос достаточно высокими темпами — государственные структуры и компании, причем не только крупные, вкладывали средства в обучение своих сотрудников. И если поначалу повышение квалификации кадров было своего рода модной тенденцией, затронувшей к тому же в массе своей руководящее звено, то со временем переподготовка стала насущной необходимостью не только для топ-менеджмента, но и для всего персонала.

По мнению декана факультета информационно-коммуникационных технологий Казахстанско-Британского технического университета Фуада Гаджиева, отечественная IT-индустрия постоянно ощущает недобор кадров, достигающий, по некоторым оценкам, 50%. Причина такой ситуации заключается опять же в массовом спросе на высокие технологии. Поэтому образовательные учреждения в сфере IT, появившиеся в последние годы на местном рынке, ориентированы на разную аудиторию и соответственно предлагают разный уровень подготовки. В частности, в задачу курсов компьютерной грамотности, представляющих, так сказать, начальную ступень в IT-образовании, входит обучение элементарным навыкам общения с компьютером, наиболее распространенным офисным программам. На такую подготовку обычно отводится порядка 15–20 занятий, группы состоят из нескольких человек, но для тех, кто желает получить знания персонально, по индивидуальному графику занятий, такая возможность, в принципе, реальна. Разумеется, изначально трудно рассчитывать на то, что за 15 занятий обучающийся усвоит что-то помимо базовых знаний, однако данное направление IT-образования и нацелено не на тех, кто претендует на освоение глубоких навыков, а на широкую аудиторию, как правило, не обладающую достаточными материальными ресурсами для оплаты более высокого уровня подготовки. Обучение элементарным правилам общения с компьютером в отечественных реалиях не лишено слабых мест. Во-первых, имеет место дефицит учебных пособий, во-вторых, столь сжатые сроки обучения в принципе не предполагают того, что студенты получат сколько-нибудь серьезную теоретическую подготовку. Между тем одно лишь умение щелкнуть компьютерной «мышкой» на нужный значок, пожалуй, иллюстрирует слишком базовый уровень умения обращения с компьютерной техникой.

Что касается индивидуальных занятий, КПД которых, по идее, должен быть выше, то нередки случаи, когда один и тот же преподаватель назначает занятия нескольким слушателям с небольшим временным интервалом, и в результате человек, формально записавшийся на персональный урок и заплативший за оный (стоимость полуторачасового занятия составляет порядка 5000–7000 тенге), фактически значительную часть времени проводит под одной крышей с другими студентами, а внимания тренера на всех, естественно, не хватает.

Достаточно широко на рынке IT-образования распространились специальные курсы, слушатели которых проходят обучение специализированным программам, в частности, таким графическим пакетам, как Photoshop, Corel Draw, 3d Max, AutoCad. Получить навыки работы с этими программами можно, заплатив 15000–20000 тенге в среднем за 15 часов. Между тем серьезное освоение подобного ПО требует гораздо большего времени, соответственно, и о серьезном качестве подготовки на таких курсах говорить не приходится. Как правило, те, кто действительно намерен овладеть вышеупомянутым инструментарием вынуждены дополнительно штудировать учебные пособия, хотя метод самообразования подходит далеко не для всех. В свою очередь, громкие обещания администраций множества компьютерных курсов, предлагающих в короткий срок освоить тот же Photoshop или Corel Draw, оказали медвежью услугу рынку IT-образования. Тот факт, что человек освоил элементарные навыки графического или web-дизайна, не дает ему оснований считаться специалистом в этой области, в чем имели возможность убедиться работодатели, имевшие опыт сотрудничества с такими «профессионалами». А поскольку прецедентов такого сотрудничества было немало, то и профессия того же web-дизайнера вскоре оказалась незаслуженно дискредитирована.

Урок дают вендоры

Еще одной ступенью IT-образования являются авторизованные курсы, материал которых разрабатывается авторами технологий, преподавание ведут только специалисты, аккредитованные по ним, причем обучение по разным программам могут пройти как простые пользователи, так и «айтишники». До недавнего времени львиную долю таких курсов представляла Microsoft. Так, одна из инициированных корпорацией программ, «Партнерство в образовании», адресована работникам индустрии образования и нацелена на то, чтобы помочь школьным учителям получить доступ к информационным технологиям и приобрести навыки для их использования. Программа осуществляется в рамках «Соглашения о сотрудничестве в области развития современных информационных технологий в системе образования», которое было подписано Министерством образования и науки РК и компанией Microsoft в декабре 2004 года. Тот же вендор проводит курсы повышения квалификации для преподавателей IT-дисциплин в вузах, используя учебные пособия Microsoft и пользуясь услугами сертифицированных преподавателей. Данные курсы дают знания, необходимые для сдачи трех сертификационных экзаменов на получение международного сертификата Microsoft Certified IT Professional. К слову, интерес к курсам Microsoft держится на достаточно высоком уровне, ведь основные продукты корпорации широко востребованы среди рядовых пользователей, в организациях госсектора и на различных предприятиях. Но в последние годы вырос спрос на курсы других вендоров — Oracle, Sun Microsystems.

Как правило, обучение на таких курсах обходится достаточно дорого, ведь вендору необходимо окупать затраты на авторизацию, сертификацию преподавателей и выплату им зарплаты, которая намного превосходит заработки лекторов базовых неавторизованных курсов. Интерес к таким программам нередко проявляют профессионалы из регионов, и в этом случае компании, организующие обучение, зачастую берут на себя решение бытовых вопросов. «Мы, например, не просто устраиваем тренинги для тех, кто хочет пройти подготовку в нашем центре, но дополнительно занимаемся бронированием мест в гостиницах, авиабилетов, договариваемся об организации обедов для наших слушателей. Одним словом, предоставляем целый комплекс дополнительных услуг, которые приятно получить клиентам. Кроме того, наша компания регулярно проводит партнерские конференции в регионах, и обстоятельство, что в последние годы выросли именно региональные продажи, в значительной степени свидетельствует о том, что уровень квалификации кадров стал более высоким, чем прежде», — отметили в учебном центре компании ALSI. То обстоятельство, что в рамках авторизованных курсов проходят обучение слушатели из разных городов, равно как и практика привлечения приглашенных преподавателей, диктует свою специфику, и для таких программ характерен плотный график обучения. Возможность пройти дополнительную подготовку на авторизованных курсах для специалистов IT-компаний зачастую оказывается одним из самых подходящих вариантов повысить уровень своей профессиональной компетенции, поскольку для настоящего специалиста даже незначительное отставание от технологий чревато неприятными последствиями.

Ряд проектов, направленных на решение злободневной для республики проблемы повышения уровня подготовки инженерных кадров, реализует в Казахстане компания Cisco. Один из таких проектов связан с деятельностью сетевых академий Cisco. Так, действующая на базе Алматинского института энергетики и связи академия имеет региональный статус и готовит инструкторов для преподавания не только в Казахстане, но и в других странах Центральной Азии. Далеко не всем удается пройти достаточно сложный образовательный курс до конца — в прошлом году окончили подобные академии и получили сертификат 136 студентов, или около 15% поступивших. Еще одно направление образовательной деятельности Cisco связано с планами по созданию своего рода институтов предпринимательства — специальных курсов, в рамках которых представители малого и среднего бизнеса могут получить информацию о том, как развивать свое дело, формировать команду, грамотно использовать маркетинговые и информационные технологии. Эти курсы, надеются в компании, помогут предпринимателям, работающим в сегменте МСБ, повысить общий уровень профессиональной подготовки в том числе и в плане того, что касается применения информационных технологий, и, соответственно, у выпускников появится шанс для более успешной и продуктивной работы.

Тернистый путь высшей ступени

И все же ни авторизованные курсы, ни тем более учебные центры, работающие под кричащими вывесками, но пользующиеся сомнительной репутацией, не в состоянии заменить фундаментальную, с лекциями, семинарами, защитой дипломов, подготовку кадров для IT-отрасли. Не секрет, что многие вендоры, приходящие на казахстанский рынок, вынуждены внедрять свои продукты, прибегая к услугам российских специалистов, поскольку кадров соответствующей специализации и уровня квалификации на местном рынке, что называется, днем с огнем не сыщешь. И это несмотря на то, что в России, как утверждают казахстанские игроки, кадровый голод в сфере IT ощущается еще сильнее в силу более значительных объемов рынка. На протяжении многих лет одной из болевых точек отечественного высшего образования была оторванность вузовских программ от практики действующего производства: вчерашним выпускникам, только что устроившимся на работу, более опытные коллеги нередко советовали забыть все то, чему обучали в вузах, и постигать премудрости выбранной специальности на практике.

В сфере IT, как подсчитали специалисты, примерно раз в два года происходит удвоение технических возможностей вычислительной техники, достаточно часто меняется аппаратное обеспечение, появляются новые программные продукты и новые версии продуктов существующих. В таких условиях подготовка квалифицированных IT-специалистов представляется делом совсем не простым, и нередки случаи, когда «продвинутые» студенты, действительно увлеченные информационными технологиями, знают о своей работе больше, чем преподаватели, и, еще не получив диплом вуза, успешно (в рамках своей компетенции) преподают на курсах в образовательных центрах. С одной стороны, соответствие учебных программ существующему уровню развития технологий представляется совсем не пустым звуком. Вместе с тем, учитывая динамичный прогресс рынка IT, ни один вуз не в состоянии дать своим студентам тот объем знаний, которыми они могли бы пользоваться на протяжении всей своей профессиональной карьеры. А значит, задача вузовского образования состоит в том, чтобы научить студентов мыслить, самообучаться, осваивать новые программы и продукты. Если сравнивать уровень IT-образования в Казахстане с другими странами Центральной Азии, то можно отметить, что мы находимся в более выгодном положении. Однако в сравнении с Россией, Украиной и Беларусью пока проигрываем.

Как считает г-н Гаджиев, государственные стандарты по подготовке IT-кадров выглядят сделанными в спешке и устаревшими. Между тем уровень квалификации молодых IT-специалистов может соответствовать требованиям рынка лишь в том случае, если стандарты обучения будут учитывать динамику рынка, а не оставаться закостенелыми в своей данности. В свою очередь, такие перемены требуют привлечения к разработке учебных стандартов участников рынка, специалистов-практиков. Возможно, время заставит пересмотреть отношения между университетами и IT-структурами государственных, частных компаний, но пока уровень сотрудничества между высшей ступенью IT-образования и рынком оставляет желать лучшего. Преподавание в вузах зачастую осуществляют люди, оторванные от практических реалий, далеко не все университеты практикуют привлечение действующих специалистов. А ведь такое сотрудничество выгодно обеим сторонам: и практикам полезно узнать, какие тенденции характерны для системы подготовки молодых кадров, внести коррективы в свое видение системы IT-образования.

К сожалению, отечественные вузы поздно начали изучать потребности рынка и делают это очень медленно, а вялая государственная политика в сфере IT-образования, сводящаяся в основном к выделению финансовых средств, не стимулирует к тому, чтобы ситуация изменялась. В республике действует мало вузов, действительно способных дать хорошую подготовку в сфере IT. Программа же большинства учебных заведений не учитывает потребностей рынка, а предоставляет в значительной мере абстрактные знания. По словам г-на Гаджиева, до 2008 года отечественному рынку IT ежегодно требовалось порядка 10000 молодых специалистов, но из стен учебных заведений выходило вдвое меньше «айтишников». Тем не менее, даже в таких условиях многие компании предпочитали принимать на работу не вчерашних студентов, которых надо было доучивать и переучивать, а готовых специалистов и в случае необходимости переориентировали их на другой фронт работы. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что некоторые казахстанские вузы обеспечивали неплохой уровень подготовки молодых кадров, да и талантливая молодежь, способная постичь премудрости IT-науки вопреки несовершенствам образовательной системы, в республике еще не перевелась. Таким молодым людям в докризисный период не приходилось жаловаться на отсутствие привлекательных предложений по трудоустройству.

«В последние годы экономическая ситуация в Казахстане развивалась таким образом, что в области IT сложилась тенденция неоправданного роста зарплат. Юноши, не успевшие окончить университет, получали полторы-две тысячи долларов, выполняя, честно говоря, работу достаточно узкой направленности. В результате у неопытных работников складывалось искаженное представление об их профессиональной ценности, о собственной незаменимости и востребованности. В общении с талантливой IT-молодежью вообще достаточно часто возникает вопрос: стоят ли ребята тех денег, которые им платят, и наоборот? Ведь нередки и такие ситуации, когда студентов третьего или четвертого курса IT-компании воспринимают исключительно как продукт, который можно использовать задешево, а молодых «айтишников» очень важно привлечь именно на правильные проекты. Но время заставит пересмотреть данный расклад: кризис все расставит на свои места, и мы наконец-то начнем оценивать реальную стоимость вещей», — считает г-н Гаджиев. Уже сегодня, отмечает он, заоблачные зарплаты сократились до более реальных, а специалистам стали поручать не только узкий объем работы, но и выполнение дополнительного достаточно большого объема функций и услуг.

По словам ученого, на волне процветания финансового сектора в банках было реализовано множество IT-проектов, но некоторые из них запускались, что называется, ради следования моде на IT и по большому счету не имели большой практической пользы. В то же время Казахстан упустил возможности для развития такого перспективного направления, как офшорное программирование, которое сегодня приносит хороший доход Индии и Ирландии и на котором начинают пробовать свои силы российские игроки. Одна из слабых сторон IT-образования по-казахстански заключается том, что мы до сих пор не научились преподносить свои возможности. Талантливая молодежь есть везде, но не везде могут научить ее создавать конкурентоспособный товар.

Правда, в нынешних экономических условиях создание коммерчески выгодных проектов тоже находится под большим вопросом. «О росте уровня подготовки айтишников сегодня речи нет. IT-компании ищут проекты, которые элементарно не дадут им загнуться в ближайшие год-два. Таким образом, на повестке дня стоит вопрос не о доходности, а о выживаемости IT-структур как таковых. Что касается перспективных разработок… На нашем рынке широко используются разнообразные IT-продукты, без этого сегодня не обойтись, но эти продукты не казахстанские, что очень обидно. В свое время мы создали первые разработки русско-казахского словаря, но реализовать их как коммерческий проект не удалось, из чего сделали вывод, что такой словарь не нужен», — поделился горьким опытом коммерциализации IT-разработок технический директор компании Bimash Вячеслав Цой.

Низкий уровень коммерциализации проектов в значительной степени можно считать следствием такой характерной для казахстанского IT-образования проблемы, как дефицит практики. В то время как в университетах, снискавших репутацию мировой кузницы IT-кадров, сформировались своеобразные кампусы, объединяющие учебные классы и лаборатории известных компаний, наша система подготовки «айтишников» во многом остается излишне академичной, оторванной от практических реалий рынка. Неудивительно, что окончившие вуз молодые специалисты имеют слабое представление о том, что представляют собой бизнес и менеджмент в сфере IT. В Балларатском университете, который находится в Австралии, с факультетом по подготовке IT-специалистов соседствует корпус IBM, компания сотрудничает с вузом, а студенты получают возможность не только освоить теоретические знания, но и применить их на практике. В результате на рынок приходят подготовленные специалисты, а у компаний появляются перспективные проекты.

В нашей системе подготовки молодых кадров до последнего времени незаслуженно мало внимания уделялось такому востребованному направлению, как software engineering — прикладной науке, занимающейся оптимизацией и повышением эффективности разработки программного обеспечения, совокупности научно обоснованных методов проектирования, разработки, внедрения и сопровождения программного обеспечения. «Заниматься IT — это не значит просто набивать код; с данной задачей может успешно справиться толковый ученик 7-9-го класса. Важно уметь создать продукт, который будет полезен обществу, а таковой, как правило, разрабатывает не один человек, а команда. Умение работать в команде во многом формирует software engineering. Я просматривал учебные программы IT-факультетов Австралии, Великобритании и США, и там акцент сделан именно на изучение software engineering: из шести семестров, отведенных подготовке IT-специалистов, в течение трех или четырех студенты изучают данную дисциплину», — отмечает г-н Гаджиев. Впрочем, восполнять информационные пробелы приходится по широкому фронту дисциплин. Большинство молодых «айтишников» пока не выйдут на рынок, считают, что им не пригодятся такие непрофильные дисциплины, как, например, философия и этика, и лишь ближе к окончанию университета начинают осознавать, что знание этих учебных предметов не будет лишним в их профессиональной деятельности.

Спрос на хороших специалистов по IT будет сохраняться и в условиях кризиса, однако и требования к ним будут предъявляться более высокие. Несмотря на кризис, в стране ощущается дефицит кадров данного профиля, ведь проникновение высоких технологий во все отрасли нашей жизни стремительно растет, и инвестиции, направляемые государством в IT-образование, рано или поздно окупятся — при условии, что удастся выстроить целостную, логичную систему подготовки, продумать взаимосвязь науки и практики, возможности по адаптации высокотехнологичных разработок к потребностям рынка. По мнению экспертов, в ближайшей перспективе вырастет спрос на специалистов в области автоматизации, по «железу», менеджеров проектов, системных и бизнес-аналитиков, Java-разработчиков. Хотелось бы надеяться, что в ближайшей перспективе ряды квалифицированных «айтишников» пополнятся за счет тех молодых людей, которые несколько лет назад уехали обучаться в зарубежные вузы по программе «Болашак». Возможно, с подачи «болашаковцев» принципиально иные подходы к образованию, успешно зарекомендовавшие себя в мировой практике, приживутся и на казахстанской почве.

Комментарии