Следите за новостями

Самый обсуждаемый Законопроект — в плену страстей

О плюсах и минусах принятия парламентом РК закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информационно-коммуникационных сетей».

26 мая 2009 11:57, Наргиз Асланова, Computer Club Magazine
Рубрики: Интернет

В последние несколько недель события вокруг Законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информационно-коммуникационных сетей» развиваются самым захватывающим образом. В то время, как он уже прошел два чтения в Мажилисе, результатом которых стало исключение дополнения, согласно которому Генеральный прокурор РК получал право внесудебного приостановления распространения информации на территории РК, немногочисленная активно настроенная общественность попыталась провести несколько провальных акций протеста с требованиями снять документ с рассмотрения.

Так, запланированная на 13 мая акция «KZ OFF: Час вне зоны KZ» принесла весьма любопытные итоги. Ее активистами было задумано склонить пользователей покинуть казахстанскую зону интернета в период с 15:00 до 16:00.  В итоге, то ли пользователи не поняли, что от них требовалось и для чего, то ли, наоборот, решили выступить против подобной акции, однако в указанный промежуток времени, по данным CountZero, пришелся пик посещаемости ресурсов, зарегистрированных в данном рейтинге.

Следующим шагом активистов стал призыв собраться 18 мая в 16:00 перед зданием Акимата и устроить «встречу пользователей интернета». Итоги этого действа остались вообще неизвестны, поскольку никто попросту не собрался. Возможно, намечающаяся акция в последний момент была перенесена в другое место, о чем дополнительно сообщить «забыли», а возможно, пользователи испугались испортившейся погоды, хотя в своем призыве организаторы постарались учесть возможность осадков: «…просто собраться завтра в 16:00 возле Акимата, даже если будет идти ливень!». Не будем сейчас вспоминать подобные акции, проведенные в марте-апреле (организация DDoS-атаки на блог премьер-министра, флешмоб с компьютерными «мышками», символические похороны Казнета), ясно одно — все они оказались нерезультативными и не донесли идею активистов по назначению.

Так или иначе, принятый 13 мая во втором чтении Законопроект теперь отправится на рассмотрение в Сенат, после чего его ждет либо утверждение и отправка на подпись к президенту страны, либо возвращение на доработку в Мажилис. Соответственно, говорить о его отмене, а тем более, устраивать акции протеста против принятия — бессмысленно. По мнению Александра Ляхова, известного интернет-деятеля, которое он выразил в своем блоге, «против законопроекта а) шумят те, кто до сих пор не знает о том, что в Казахстане веб-сайты уже 8 лет как считаются СМИ, б) шумят владельцы популярных интернет-проектов (форумов, блог-платформ, торрент-трекеров, видеосервисов, политизированных интернет-изданий и пр.) — потому что принятие закона в его нынешнем виде заставит их либо существенно увеличить затраты на модерирование контента, либо ограничивать анонимность пользователей, и в) шумят т. н. »прогрессивные« журналисты, потому что им нужно демонстрировать свою »демократичность« в глазах их западных грантодателей и коллег». В любом случае, сейчас можно наблюдать только одно — все дебаты противников принятия Законопроекта разворачиваются либо на нескольких блогах, либо в ЖЖ, и ограничиваются лишь расстройствами по поводу того, что теперь «нельзя будет оставлять комментарии анонимно» и заходить на некоторые сайты.

Мы же, в свою очередь, узнали мнение о нашумевшем Законопроекте у Михаила Тюнина, исполнительного директора Фонда «Информационная инициатива», который также весьма близок к вопросам развития интернета в Казахстане: «Во-первых, сразу хочу отметить, что мне крайне не понятно, почему Законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информационно-коммуникационных сетей» называют законом о регулировании интернета, что в корне не верно. Сам Законопроект, что очень важно, приводит к единому обозначению терминологическую базу, чего не было. У нас в разных законах одни и те же процессы называются разными терминами, чего быть не должно. Во-вторых, что регулирует данный Законопроект? — это вопросы, связанные с ограничением доступа к иностранным интернет-ресурсам, которые по тем или иным причинам нарушают права наших граждан. Многие вещи, например, я просто не хочу видеть у себя на экране монитора, не хочу, чтобы их видели мои дети. Это все, что касается порнографии, насилия и тому подобного. Конечно, правозащитники гораздо шире смотрят на эти вопросы и видят риски того, что под флагом борьбы с порнографией и сайтами террористической направленности будут закрываться сайты, на которых располагается альтернативное мнение о действующей политической ситуации, экономических процессах. Да, риски есть, но их не больше, чем при принятии, например, какой-либо нормы уголовного законодательства. Мы все прекрасно знаем, что есть суд, который независим, компетентные судьи, решения выносятся на основе доказательной базы. Почему, в таком случае, мы доверяем судам вынесение уголовных и гражданских решений, а вопросы, связанные с интернетом, мы не доверяем? Логики я тут не вижу. Кроме того, мне не понятно, когда говорят за все интернет-сообщество. Мы увидели, что на самом деле этой проблемой заинтересовались несколько сотен человек, тогда как у нас 14% населения являются пользователями интернета. Это почти два миллиона человек. Где эти два миллиона? Никто не высказался против. Это говорит либо о том, что пользователей существенно меньше, либо им все равно. Кто выступает против Законопроекта? Журналисты, которые видят риски, но по-особенному,  — так, что это только лишь будет ущемлять их права. Видят представители неправительственных организаций, которые имеют какую-то оппозиционную направленность. Однако на заседания рабочих групп эти НПО приезжать отказываются, ссылаясь на занятость. Мне кажется, что мы выдергиваем из контекста только то, что хотим видеть. Например, что будет блокироваться Livejournal, нельзя будет свободно высказать свою точку зрения в интернете. У меня на это возникает вопрос: точку зрения вы хотите высказывать как? Под ником, употребляя нецензурные слова, оскорбительные выражения, либо с публикацией непроверенной информации? У блоггеров есть такое высказывание: «не публикуй в блоге то, что ты не сможешь сказать публично от своего имени в присутствии многих людей». Получается, в том числе, «кричат» те люди, которые боятся, что они теперь под ником не смогут говорить гадости? У меня складывается именно такое впечатление.

Да, соглашусь с тем, что этот закон несет в себе большие риски в ограничении свободы слова. Но, повторюсь, кроме нескольких НПО и сотен молодых людей против него никто не борется. Я не думаю, что у нас столько безграмотных или безучастных людей. Мне кажется, просто никто не видит угрозу в том, что нельзя будет опубликовать какую-то информацию оппозиционного толка или кто-то не будет иметь доступ к такой информации. Кроме этого, давайте вспомним, что кроме прав, гарантированных конституцией, у нас есть и обязанности, которые прописаны в законодательстве. Мы не должны быть однобокими, поднимать флаг за свободу слова и при этом не соблюдать элементарные этические правила.

Я много говорил о том, что когда мы подключали школы к интернету, у нас была большая дилемма — что делать, если дети заходят на сайты нежелательного содержания. Конечно, мы, поскольку это был проект, который финансировался зарубежными донорами, устанавливали свои правила, блокировали сайты по списку, выявляли новые, их тоже блокировали. У нас была собственная информационная политика. А сейчас школы подключены за счет государственных средств. И организации, которые занимаются обслуживанием этих школьных сетей, не имеют оснований блокировать такие сайты. То есть, любой школьник, придя в класс, имеет доступ, например, к порно-сайту и ограничить его по закону сейчас нельзя. Я, как отец, против этого. Я плачу налоги, на них содержатся бюджетные школы, на бюджетные же деньги они подключены к интернету. И я хочу, чтобы у ребенка не было доступа к негативной информации. Возможно, господа, которые устраивают флэшмобы, просто об этом не задумываются, возможно, возраст не тот.

Несмотря на то, что во многом Законопроект должен был быть доработан, и через очень короткое время мы увидим реальные барьеры по его исполнению, он, тем не менее, нужен. Давайте посмотрим, как он будет работать, может быть, мы слишком жестко реагируем, и риски, которые мы предполагаем, могут сбыться в мягкой форме. А потом уже будем на основании собранных данных требовать внесения изменений в принятый документ.

К вопросу о том, что Законопроект не соответствует стандартам ОБСЕ и международным стандартам свободы слова — я бы не стал лукавить. Потому что свобода слова в странах с развитой демократией далека от совершенства. Интересы национальной безопасности и политические интересы всегда превалировали и в США, и в странах Западной Европы. Так что аппелировать, в общем-то, не к кому. Достаточно посмотреть, что в Великобритании, например, просматривается электронная почта, записываются телефонные переговоры.

Что касается акций наподобие KZ Off — мягко говоря, это какое-то мальчишество. Надо становиться взрослее и понимать, что таким образом повлиять на ситуацию нельзя. Понятно, что есть молодые люди, которые получают гранты и их отрабатывают, кто-то занимается этим по собственной инициативе. Но на самом деле таким образом повлиять на ситуацию нельзя. Надо собрать доказательную базу, провести крупномасштабные социологические исследования о том, что ситуация действительно интересует многих, выступить с аргументацией. Об «умирании Казнета» хочу сказать следующее. Казнет никогда не будет конкурентоспособным даже Рунету, поскольку население Казахстана гораздо меньше. Зарубежные информационные ресурсы всегда будут превалировать. А то, что в Казнете есть — корпоративные сайты, слабо развитые интернет-магазины, небольшое число развлекательных ресурсов — все это никуда не денется после принятия Законопроекта. Так что слова о том, что Казнет «умрет» — просто глупости. С другой стороны, сколько информации есть в Википедии о Казахстане, сколько точек на картах Google обозначено хотя бы для Алматы? Крайне мало. Может быть, тем молодым людям, которые стараются устроить DDoS-атаки, стоит развивать казахстанский контент? Ведь даже та немногая информация, которая есть в сети о Казахстане, создана пользователями из России и других стран. Мы не помним своей истории, не хотим писать о нашем настоящем, но при этом говорим, что нас «душат». Это неправильный взгляд на ситуацию», — заключил Михаил.

Комментарии