Следите за новостями

Рынок готов: конкурентоспособность зависит от скорости

Эксперты рынка сотовой связи делятся своим видением развития стандартов связи в Казахстане.

25 марта 2009 09:50, Адиль Урманов, Бизнес & Власть
Рубрики: Рынок, Связь

Рафаиль Абдурахипов — коммерческий директор ТОО «Аспан Телеком»
Нурлан Саргаскаев — директор по развитию бизнеса ТОО «GSM Казахстан»
Вячеслав Пенский — руководитель подразделения технического департамента ТОО «GSM Казахстан»
Дмитрий Кромский — ТОО «Кар-Тел», генеральный директор
Олег Покрыщенко — заместитель технического директора по эксплуатации сети ТОО «Кар-Тел»/Руководитель службы эксплуатации сети
Адиль Урманов — ведущий дискуссионного клуба, редактор отдела «Компании и рынки»

Адиль Урманов
— Почему вы, две компании стандарта GSM, хотите развивать именно технологию 3G?

Нурлан Саргаскаев
— Технология 3G — это технология сотовой связи третьего поколения. Как вы знаете, в Казахстане крупные операторы работают в стандарте GSM. Есть у нас оператор стандарта CDMA, но по рыночной доле основная доля абонентов принадлежит все-таки операторам сотовой связи GSM. Этот стандарт связи второго поколения. На базе указанного стандарта развиваются технологии передачи данных, такие как GPRS. Есть такая неформальная аббревиатура 2,5G — это сети связи переходного поколения, которые дают абонентам возможность уже сейчас пользоваться мобильной передачей данных, принимать на свои сотовые телефоны e-mail, осуществлять брoузинг как в интернете, так и на специально адаптированных net-ресурсах при реальных скоростях порядка 70–110 Кбит/сек.

С развитием информационной структуры как в нашей стране, так и во всем мире объем передачи данных растет по экспоненте. В связи с этим повышаются и требования к пропускной способности сетей, к технологии передачи данных для того, чтобы отвечать современным насущным требованиям информационного сообщества и бизнеса. Это скорость, качество и надежность передачи данных, а также различные формы передачи данных. Это могут быть обычные e-mail-сообщения, это может быть потоковая передача данных, используемая в основном для трансляции в режиме реального времени и в режиме нереального времени, по запросу видеоматериалов. Сюда же относится и возможность создания видеоконференции или видеозвонков. Все эти требования ставят новые задачи перед операторами сетей. И 3G как раз является той технологией, которая дает возможность абонентам получать все перечисленные возможности.

Адиль Урманов:
— Те проблемы, о которых вы говорили, в принципе, можно решить и с помощью фиксированных средств связи.

Нурлан Саргаскаев
— Используя фиксированные сети связи, нельзя быть мобильным. Фиксированная связь позволяет обеспечивать средствами коммуникации некоторое количество людей, если это телефон, зафиксированный дома либо в офисе. Но феномен телефонизации средств коммуникаций возник именно с появлением мобильной связи. Когда используется принцип «один номер — один абонент», где бы он не находился, на территории Казахстана или в роуминге за рубежом, это его персональное средство коммуникаций, он всегда на связи, он всегда доступен. То есть проводить аналогию между фиксированными сетями и мобильными сетями, наверное, сложно.

Адиль Урманов
— Все, о чем вы говорите, как мне кажется, больше ориентировано на обывательский уровень. Вы говорите о постоянной мобильности ваших абонентов. Для бизнеса решить все эти проблемы с помощью фиксированной связи, в общем-то, достаточно легко, быстро, привычно, недорого. В чем преимущества в данном случае мобильного офиса?

Нурлан Саргаскаев
— Если мы сделаем сравнение между возможностями фиксированных и мобильных сетей, то будут ясно видны преимущества последних. Получить высокоскоростную передачу данных не так-то просто — она не везде доступна, не везде можно в разумные сроки получить доступ в интернет, используя фиксированные сети связи. Это факт, который не требует доказательств. Я думаю, что на обывательском уровне и даже на профессиональном вы сами с этим сталкиваетесь повсеместно. Совсем легко обеспечить видеозвонок между Алматы и Астаной или Атырау, используя, допустим, фиксированные сети связи? Такие видеоконференции я видел разве что в головном офисе «Казахтелекома», в других местах, в других бизнесах, и я не считаю, что это нашло повсеместное использование или это легко и доступно.

Дмитрий Кромский
— Наблюдается такая тенденция, что бизнес-пользователи становятся более мобильными. Действительно, они перемещаются не только в пределах города или страны, но и уезжают и в роуминге имеют возможность провести видеоконференцию, находясь за границей, или получить доступ к корпоративной электронной почте. Это фактически позволяет всегда быть на связи человеку, он не дожидается возвращения, чтобы узнать новости по бизнесу или принять важные управленческие решения. Поэтому, так как бизнес становится мобильнее, я думаю, что 3G как раз помогает таким бизнес-пользователям.

Олег Покрыщенко
— Преимущества мобильности вообще ни для кого неоспоримы. Это касается и голосового доступа. Фактически, в принципе, мы потихоньку уходим. Такая тенденция видна как в Европе, так и у нас — мы уходим от фиксированных сетей голосового доступа, голосовых средств связи. Ведь у каждого теперь есть мобильный телефон, каждый доступен в любой момент времени, где бы он не находился.

Адиль Урманов
— Сколько я занимаюсь этой тематикой, тема видеоконференций используется как некий фетиш, который показывают как рекламную картинку для 3G. Но есть же и другие услуги, которые возможны при использовании этой технологии. Видеоконференция не всегда удобна, она не всегда применима. Иногда проще позвонить по простой голосовой связи. Что еще возможно благодаря использованию 3G?

Дмитрий Кромский
— По данным голландских операторов, более 80% пользователей в Европе используют 3G именно для высокоскоростного доступа в сеть интернет. Все остальное — это красивые вещи, которые используются для души.

Адиль Урманов
— Насколько я знаю, недавно в России прошел скачок трафика мобильного интернета в три раза, за последние два месяца по отношению к аналогичному периоду прошлого года. И как я понимаю, благодаря 3G.

Дмитрий Кромский
— У нас есть статистика по Уралу. Полгода назад там запустили 3G и сравнили объем трафика. За прошедшие полгода он увеличился в 10 раз. Это произошло благодаря тому, что основным отличием 3G являются широкополосные передачи данных, то есть большие обьемы и высокая скорость. Востребованными становятся такие услуги, которые раньше на мобильном терминале не использовались. Например, скрининг видео.

Вячеслав Пенский
— Мы можем привести пример: скрининг видео, то есть потоковое видео, те ролики, которые, может быть, раньше скачивались для дальнейшего просмотра, теперь можно смотреть онлайн, используя потоковое видео.

Нурлан Саргаскаев
— Я не вижу существенных ограничений по тем предложениям, которые доступны для фиксированных пользователей, подключенных к широкополосному интернету. Практически все они являются доступными и для абонентов, имеющих терминалы. Есть терминалы, которые поддерживают помимо видеозвонков и потоковое видео. Можно смотреть те же новостные программы в режиме реального времени. Будет также возможность смотреть их в записи. Это называют интерактивным телевидением или сюжеты по запросу. Это, я думаю, очень серьезная тема для многих деловых людей, поскольку у нас зачастую нет возможности смотреть телевизор и, находясь где-то в дороге или в пробке, ожидая встречи, вы всегда можете оперативно «откатить» телепрограмму назад, посмотреть важные сюжеты. Или просто выбрать удобное для вас время для просмотра тех новостных сюжетов, которые не смогли посмотреть по телевизору.

Адиль Урманов
— Рафаиль, насколько я знаю, ваша компания уже год как работает в стандарте Wi-Max. В принципе, все то, о чем говорилось сейчас, применимо к вам.

Рафаиль Абдурахипов
— Стандарту GSM уже 30 лет, то есть это достаточно серьезная и большая история. С 1982 года по 2009-ый прошел очень большой промежуток времени. Инженеры и производители оборудования, институты, которые занимаются внедрением этих стандартов, не сидят на месте. В зависимости от требований рынка они реагируют на выпуск новых стандартов.

Стандарт Wi-Max сам по себе еще молод. Первая более или менее реально описанная функция данного стандарта, выпущенного в 2004 году, — Vm Wi-Max, это так называемый стандарт 802.16D, который описал все механизмы, которые необходимы для широкополосного беспроводного доступа. Сам принцип беспроводного доступа начал внедряться достаточно давно, и там используются различные технологии. Например, технологии передачи сигналов EDway, CDway, VDway, FDway. Затем шло несколько гибридных вещей. Стандарт Wi-Max попытался упорядочить их для того, чтобы создать более серьезную конкурентную среду: абонентский комплект одного вендора должен работать на сети, которую построил другой вендор. Это идеальная ситуация.

Обычно узкое место у всех операторов связи — решение вопросов «последней мили». Для повышения своей конкурентоспособности альтернативным операторам надо как-то дотягиваться до клиентов. Эту проблему позволяет решить стандарт Wi-Max. В 2005 году был принят стандарт 802.16E, который описывал уже непосредственно механизм мобильного Wi-Max. На сегодняшний день компания «Аспан-Телеком» вышла именно с фиксированным Wi-Max.

Разница между 3G и Wi-Max состоит в том, что первая рассчитана на передачу голоса. Сама настройка VCDMA предназначена для широкополосной передачи данных, она уже идет непосредственно для приоритезации «голоса» в сетях GSM. В сравнении со старыми аналоговыми сетями качество «голоса» намного повысилось. В Wi-Max все совсем наоборот. Эта технология рассчитана именно на передачу данных, а «голос» идет как бы дополнительным приложением. Но технологии не стоят на месте. Сегодня разработаны достаточно серьезные механизмы передачи именно «голоса» и сигнализации. Не вдаваясь в технические подробности, можно утверждать, что эта технология позволяет получать качество, сравнимое с качеством традиционной телефонии. Опять же все зависит от того, как оператор управляет своей сетью, как расставлена приоритезация голосовых пакетов.

Сегодня есть несколько вендоров, которые официально заявили о том, что они провели пилотные тесты, что уже работает мобильный Wi-Max. Реализованы функции именно в передаче мобильного абонента. Разница оборудования от вендоров состоит в использовании различных частот. Дело в том, что диапазон, выделенный под Wi-Max, достаточно широк — от 2,5 до 11 МГц, но почему-то Wi-Max сертифицирует диапазон в 2,5–3,5 МГц, то есть оборудование, которое работает в этих диапазонах, сертифицировано Wi-Max. Чем удобна большая ширина полосы, диапазон применения Wi-Max, то, что в высших диапазонах можно получать частоты и создавать определенную конкурентную среду существующим операторам.

Адиль Урманов
— Почему стандарт Wi-Max называют мобильной связью 4G, то есть противопоставляют 3G? Существует какое-то преимущество у этого стандарта в сравнении со стандартом 3G?

Рафаиль Абдурахипов
— Скорости реально могут доходить до десятков мегабит в секунду. Все зависит от того, каким частотным ресурсом обладает оператор, какие частоты может выдержать на покрытие определенный сектор определенной территории, от количества базовых станций и т.д.  и т.п.

Нурлан Саргаскаев
— Разрешите, я вмешаюсь в ход разговора? В прошлом году осенью технология стандарта Wi-Max 802.16E, о которой говорит наш коллега, была также записана в семейство сетей третьего поколения, специальное семейство стандартов IМT2000.

Wi-Max стали называть 4G некоторые производители оборудования, такие как Nortel, больше в качестве маркетингового хода, указывая в первую очередь на тот факт, что есть зазор между текущим стандартом Wi-Max и предполагаемым стандартом 4G, который называют по-другому LTE (Long Term Evolution).

Раньше была достаточно очевидная война различных стандартов. Когда развивался GSM, очень много говорили о преимуществах CDMA. Из-за того, что GSM был стандартизирован на многих рынках и многими производителями, он выиграл эту войну за счет экономии объема. Хотя технологически я не могу сказать, что CDMA чем-то хуже стандарта GSM. По факту — нет. У него есть свои преимущества.

Для всей индустрии становилось очевидным, что война стандартов ни к чему не приводит: операторы получают лицензии, платят за них деньги, в итоге за счет того, что они, может быть, выбрали не формат mainstream («общий поток», то есть не ориентировались на рядового абонента — прим. ред.), у них бизнес ухудшается. Эти операторы не могут конкурировать с индустрией, допустим, того же GSM, который сейчас в мировом масштабе занимает 82% рынка. Соответственно, несмотря на то, что CDMA имеет целый ряд преимуществ, за счет того, что производители оборудования имеют многомиллиардные заказы от всей индустрии операторов, которые входят в GSM-ассоциацию, у них возникает экономическое преимущество: понижается стоимость чипов, больше вкладывается в RND. Соответственно, этот стандарт объективно выходит вперед.

Сейчас предпринимаются все меры для того, чтобы исключить подобный опыт. Большая работа ведется над тем, чтобы унифицировать требования и прийти к некоему универсальному стандарту, который продолжит существование достаточно долгое время. Таким перспективным стандартом, помимо 3G, в данное время является LTE — Long Term Evolution.

Почему Wi-Max называют стандартом четвертого поколения? Очень многие текущие свойства или технологии стандарта Wi-Max, по всей видимости, будут являться базой для построения стандарта LTE. Наша головная компания Telesonera строит пилотную сеть четвертого поколения в Скандинавии. Индустрия приходит к пониманию того, что лучше двигаться в одном стандарте, обеспечивать развитие этого стандарта за счет того, что у него есть большой объем заказчиков и, соответственно, большой объем производства. Именно поэтому работает пресловутая экономия объема.

Стандарт LTE во многих своих свойствах базируется на аналогичных технологиях, которые сегодня применяются Wi-Max. В первую очередь это стандарт радиомодуляции. Есть еще две такие фишки, которые увеличивают производительность: технология MIMO. Это технология многоточечного входа и многоточечного выхода. Есть технология Beforming, которая позволяет антенне базовой станции динамично перераспределять сигнал в том направлении, откуда идет сессия.

Та ситуация, которая складывается вокруг Wi-Max, во многом аналогична той, что сложилась вокруг стандарта 3G в 2000-х годах, когда были выданы частоты и лицензии. Технология, тем не менее, находилась на этапе своего окончательного формирования и сертификации. Многие вещи дорабатывались, допустим, взаимосовместимости компонентов различных вендоров, базового оборудования с оборудованием конечных пользователей, то есть непосредственно с мобильными терминалами.

3G стандарт прошел этап взросления технологии. К тому моменту как стандарт был сформирован, определены его рецензионные и частотные параметры и до момента широкого внедрения прошло порядка 5–7 лет. Реально бурное развитие стандарта и его распространение по миру началось с 2006–2007 года. Такая же ситуация, возможно, будет иметь место с развитием Wi-Max.

Могут быть и другие сценарии, которые предсказывают многие аналитики. Например, на этапе, когда Wi-Max станет более или менее зрелой технологией, будет больше и больше внедряться стандарт LTE. Произойдет «слияние» этих двух стандартов, по крайней мере, на уровне производителей оборудования. Если вы работаете в стандарте Wi-Max, вы сможете использовать ту же самую базовую станцию, которая будет работать в стандарте LTE несколько с другими параметрами, рассчитанными под другие терминалы. То есть либо будет сосуществование, либо произойдет интеграция двух стандартов. Вендоры не заинтересованы в выпуске разноклассового оборудования, которое фактически работает на одних и тех же алгоритмах. Со стороны операторов тоже проблем быть не должно. Их больше интересуют вопросы экономического и конкурентного плана. В немалой степени важна проблема защиты интеллектуальных прав.

Отличительным, на мой взгляд, преимуществом Wi-Max является и то, что данный стандарт с точки зрения интеллектуальных прав не относится к какой-то ограниченной категории вендоров. Патентами на Wi-Max не владеют в большей степени ни Ericsson, ни Quolicom, ни Nokia. Это стандарт, патентами на который владеют совокупность производителей оборудования, а также другие компании, которые формируют WiMax-ассоциацию. Чтобы иметь возможность производить оборудование, они вынуждены друг другу давать права на производство. Здесь в меньшей степени играет роль так называемый роялти крупным компаниям. Wi-Max дает преимущества производителям компьютеров и других компонентов. Сегодня эти предприятия выплачивают немалые средства тем компаниям, которые в большей степени владеют интеллектуальными правами на решения GSM. Вы согласны с этой позицией?

Рафаиль Абдурахипов
— Есть различные варианты сценариев. Я еще раз хочу обратить ваше внимание на то, что Wi-Max предназначен именно для решения там, где нет проводов, там, где рельефные условия не позволяют прокладывать ту же «оптику». Рынок на месте не стоит, и люди хотят пользоваться услугами передачи данных, например, совершая поездку в машине. Как логическое завершение было бы принятие именно стандартов мобильного Wi-Max. Для того чтобы передать больше информации, нужна либо очень широкая полоса частот, либо необходимы новые механизмы модуляции сигналов.

Я сам пользуюсь услугами операторов мобильной связи. Мой телефон, например, обеспечивает мне доступ к почте. Если это надо сделать быстро, то не имеет значения, как я это получу. Но у мобильного телефона есть одно неудобство: не очень удобно смотреть в мелкий экран многим людям, имеющим проблемы со зрением. Мне удобнее развернуть ноутбук. Там информация выдается в более читабельном виде.

Это не говорит о том, что никто не будет пользоваться GPRS. Чем информация свежее, тем она дороже. Кстати, производители мобильных телефонов пытаются уже внедрить свои решения.

Олег Покрыщенко
— В принципе, войны между технологиями Wi-Max и UMTS нет. Как Нурлан уже сказал, Wi-Max является одним из компонентов технологий стандарта 3G. То, что мы подразумеваем под мобильным 3G — это технология широкополосного доступа, как и Wi-Max.

Рафаиль Абдурахипов
— Здесь реализованы практически одни и те же механизмы.

Нурлан Саргаскаев
— Давайте скажем честно: мы тестировали в своей сети мобильный Wi-Max, и получить стабильную скорость выше 2–4 Мегабит/сек невозможно. Если мы говорим сейчас о стандарте 3G, то посыльные терминалы, которые производят тот же самый HTC, коммуникаторы поддерживают скорость 7,2 и 14 Мегабит/сек. Здесь опять играет роль то, насколько технология дозрела, насколько она отработана.

Дмитрий Кромский
— Говорят, одна базовая станция Wi-Max обеспечивает скорость 50, допустим, Мегабит/сек. Наверное, обеспечивает, но для одного пользователя.

Рафаиль Абдурахипов
— Считается суммарная пропускная способность. Скорость зависит от модуляции и ширины полосы.

Олег Покрыщенко
Wi-Max сейчас фактически подразумевает для себя применение в качестве последней мили…

Адиль Урманов
— Мы уже поняли, что технологии сильно друг от друга не отличаются. Определяющую роль будет играть тот фактор, куда пойдет мобильная индустрия как таковая, поскольку ни один производитель оборудования не будет вкладывать миллиарды долларов в RND, понимая, что его конечный продукт будет востребован.

Нурлан Саргаскаев
— Что касается моего офиса, то здесь я бы очень серьезно рассматривал Wi-Max как альтернативу проводному интернету, потому что Wi-Max имеет возможность, гарантирует некую пропускную способность, которая мне нужна. Я думаю, что Wi-Max также имеет серьезный потенциал в части его интегрирования в любые типы компьютерных устройств: как стандартные, так и компактные лэптопы. Через пять лет максимум, может, через 2–3 года практически все лэптопы будут выпускаться как с интегрированным Wi-Max, так и с интегрированным 3G в том числе.

Рафаиль Абдурахипов
— Это все возможность выбора. Кто дает лучшие условия, тот и получает клиента. А в идеале я согласен с Нурланом, что личный телефон должен выполнять все функции. По какой технологии все это делается, как доставляется сервис абоненту, который не связан с технической стороной вопроса, по большому счету, все равно. Главное, чтобы был красивый девайс и поддерживал те функции, которые нужны его владельцу.

Адиль Урманов
— Рафаиль, ваши клиенты, которые сейчас используют технологию Wi-Max, часто жалуются на качество связи?

Рафаиль Абдурахипов
— Те абоненты, которые сейчас подключились к нам именно через фиксированный Wi-Max (это фиксированный терминал, который устанавливается на крыше здания абонента) и получают наш сервис, скажу честно, не жалуются, потому что им никто не мог дать лучших условий.

Нурлан Саргаскаев
— Я могу это подтвердить. Мы проводили собственное маркетинговое исследование корпоративного сегмента и выявили, какой у них интернет-доступ. В наш обзвон попала часть корпоративного сегмента, который имеет традиционный кабельный интернет, и часть, которая имеет интернет посредством беспроводных технологий, включая Wi-Max и preWi-Max. Результаты опроса показали, что все удовлетворенности корпоративного сегмента, который имеет интернет от беспроводных пользователей, в целом выше, чем тех, кто привязан к фиксированным сетям.

Олег Покрыщенко
— На данном этапе для этих клиентов не существует альтернативы Wi-Max. Не надо забывать, что эти клиенты не мобильны — они счастливы по факту, что до них дотянулись, что они получили услугу. А если бы там был оптический кабель, который позволяет гораздо более высокие скорости, предоставляет гораздо более широкие возможности? На данном этапе Wi-Max имеет свою определенную нишу — он, грубо говоря, закрывает «дыры».

Рафаиль Абдурахипов
— Есть такой вариант — пограничное устройство между мобильным и фиксированным, так называемый «Намаби». Это терминал размером с папку для бумаг. Вы просто ставите его на окно, подключаете к электросети, он сам находит базовую станцию, прописывается в сети. Вы подключаете его к лэптопу и начинаете работать. Затем вы приезжаете на дачу, включаете, контролируете уровень сигнала, настраиваетесь по шкале и дальше начинаете работать.

Нурлан Саргаскаев
— Для меня идеален был бы сценарий, когда я просто открываю лэптоп, нажимаю кнопку питания, компьютер находит свою сеть, и я просто начинаю работать.

Рафаиль Абдурахипов
— Есть и такой вариант. Существует так называемое USB-устройство, которое не больше пачки сигарет, оно втыкается в USB-порт лэптопа.

Дело в том, что сейчас в мире реально очень мало операторов, которые поддерживают стандарт E. А операторов, оборудование которых поддерживает стандарт D, очень много. Все выжидают реакцию Wi-Max-форума. Кто-то берет пилотные проекты, как в Армении, кто-то выезжает на полигоны, где производят оборудование, и смотрит на реализацию функций. Оборудование, которое предлагает вендор — это достаточно серьезные деньги. Оно должно удовлетворять по меньшей мере 90% тех требований, которые дает оператор по стандарту Wi-Max. Бывает так, что сервисы просто не работают, и сейчас операторы, чтобы не вкладывать дополнительные инвестиции, находятся в позиции выжидания.

Вячеслав Пенский
— Не надо забывать и то, что приходит LTE. Сейчас все вендоры обращают внимание на LTE. И, кстати, хотел бы вспомнить здесь о том самом терминале Nokia, который будет производиться вместе с чипом Wi-Max. Существует мнение, что на самом деле в него встраивается чип Wi-Max как раз для того, чтобы после можно было встроить чип, работающий в LTE. То есть эта модель терминала относится к переходным. Тем самым Nokia зондирует рынок, рассчитывает то, насколько это будет востребовано.

Рафаиль Абдурахипов
— Как мы все знаем, несколько серьезных вендоров по производству GSM-оборудования у всех на слуху, они производят и Wi-Max-оборудование. Рынок выберет тех, кто дает больше качества.

Вячеслав Пенский
— Двигателем Wi-Max является компания Intel. 90% рынка занимает оборудование этого вендора, несмотря на то, что Nokia и SonyEriсsson тоже являются соучредителями и активными членами Wi-Max-форума. Тем не менее, все они начинают работы именно со стандартами LTE. Пока нельзя сказать, что они мобильные, однако тесты на этих терминалах проводятся. В прошлом году на GSM-форуме компания Nokia продемонстрировала терминалы, работающие в данном стандарте. Это были терминалы гигантских размеров — с тумбочку, — но скорости передачи данных измерялись в гигабитах. На смену идет новый стандарт.

Адиль Урманов
— Сколько сейчас вам требуется времени и инвестиций, чтобы внедрить новую технологию, в случае если АИС, наконец-то, выдаст вам лицензию?

Дмитрий Кромский
— Нам нужно порядка полугода, чтобы развернуть сеть в самых крупных городах. Сколько это будет стоить, мы не можем сейчас сказать.

Нурлан Саргаскаев
— Порядок чисел будет измеряться десятками миллионов долларов.

Дмитрий Кромский
— Инвестиции будут существенны, сколько точно, мы не можем сказать, потому что будет тендер. Будет определена зона, наверняка будут обязательства какие-то. А ну как скажут покрыть 100% территории? Сколько будет стоить лицензия? Может быть, она будет бесплатна? Может быть, нужно будет заплатить деньги в бюджет. Может, нам надо будет взять на себя какие-то обязательства. Все это влияет на бизнес-кейс в целом. В соответствии с этим бизнес-кейсом будем рассматривать, сколько надо будет инвестировать.

Нурлан Саргаскаев
— Мне интересно ваше мнение, насколько вы оптимистично смотрите на окончательные сроки?

Дмитрий Кромский
—У меня такое ощущение, что на сей раз это правда.

Нурлан Саргаскаев
— Просто столько много раз решение о выдаче лицензий объявлялось и откладывалось. Это, кажется, уже четвертое объявление, начиная с 2006 года.

Адиль Урманов
— В течение полугода какую сеть вы сможете построить — покрыть основные города, крупные областные центры или что-то еще?

Дмитрий Кромский
— Я думаю, что начинать в любом случае нужно с городов, где есть клиенты. То есть это будут Алматы и Астана в первую очередь.

Адиль Урманов
— То есть порядка 20 городов вы покроете за полгода?

Дмитрий Кромский
— Двадцать городов не обещаю. Это слишком амбициозно.

Нурлан Саргаскаев
— Вы поймите, мы все работаем в бизнесе. Если бы, допустим, мы имели информацию, что в 2009 году будут такие-то условия лицензии, и мы должны будем построить сети в 2009 году в соответствии с такими условиями, если бы мы знали это в середине 2008 года, соответственно инвестиционные планы обеих компаний были бы, наверное, скорректированы в этой части.

Дмитрий Кромский
— Сейчас планы могут быть скорректированы в связи с внешними событиями на рынке, с мировым кризисом. Возможно, мы будем строить сеть только в двух-трех городах.

Адиль Урманов
— То есть такое тоже возможно?

Димтрий Кромский
— Возможно.

Рафаиль Абдурахипов
— Как вы знаете, любые инвестиции предполагают экономическую эффективность и возврат. То есть если сейчас у населения в условиях кризиса падают доходы, то абоненты могут отказаться от интернета. Они пойдут и купят что-нибудь другое.

Адиль Урманов
— Тем не менее, Beeline, несмотря на кризис, разразившийся в прошлом году, уже рапортовал, что его трафик стабилизировался. Значит, и новые услуги могут быть востребованы.

Дмитрий Кромский
— Мы видим, что пользование услугами уже не растет такими темпами. Оно стабилизировалось, и даже за первые 2 месяца 2009 года мы ощущаем некое падение. Естественно, мобильный телефон и передача данных важны для людей как услуги. Как будет вести себя уровень потребления, покажет время. Конечно, мы не ожидаем сильного роста. 2009 год, по нашим прогнозам, будет примерно таким же, как и 2008 год.

Комментарии