Следите за новостями

Алмаз Шарман, HealthCity: ИТ в медицине — это созидательное разрушение

Технологии в медицине одновременно стали большим благом и серьезным вызовом.

15 июля 2015 11:51, Константин Грумблер, Profit.kz

ИТ-технологии в здравоохранении становятся все более востребованными, некоторые направления в медицине уже сложно представить без их использования. Технологии формируют отраслевые тренды и создают новые форматы работы, к примеру, такие, как телемедицина.

Со своей стороны, коммерческая медицина стремится к персонификации отношений с пациентами, но на пути сбора и хранения конфиденциальной медицинской информации лежит большой подводный камень под названием «защита персональных данных». Получается, что технологии в медицине одновременно стали большим благом и серьезным вызовом.

О том, какие технологии используются в одной из самых современных клиник Казахстана, ИТ-порталу Profit.kz рассказал Алмаз Шарман, генеральный директор и соучредитель медицинской сети клиник HealthCity.

Алмаз Шарман, HealthCity

— Алмаз, технологические решения могут использоваться на всех этапах взаимодействия врача и пациента. Начнем с самого первого — сбора данных. Вами разработана технология Symptomaster, которая помогает самостоятельно оценить состояние здоровья. Могли бы вы рассказать о ней подробнее?

— У этого решения есть аналоги за рубежом, например, Symptom Checker, многие клиники создают свои программы. Особенность нашей заключается в том, что в нее заложены более ста алгоритмов, условно говоря, более ста симптомов, которые разделены по разным категориям: взрослые, дети, мужчины и женщины. Пройдя эту последовательность алгоритмов, вы можете получить представление о возможных причинах вашего состояния. Конечно, это не окончательная диагностика, которую может сделать только клиницист, потому что он консолидирует все диагностические данные. Но это решение дает большие возможности пациенту в принятии информированного решения о том, куда и к кому ему обращаться. Определенные преимущества получает и лечебная организация, у нее уже будут варианты ответов и она сможет направить пациента к нужному специалисту, это такая определенная диспетчерская возможность. Мы работаем как координатор, чтобы помочь пациенту справиться в океане медицинской информации.

Symptomaster четко заточен под нашу клинику. Но я разговаривал с руководством Республиканского диагностического центра в Астане, для них этот продукт очень интересен. Для нас это коммерческий продукт и предусмотрена его монетизация.

Еще одна особенность нашей модели — мы тут же даем ссылки на более чем 800 материалов, которые подготовлены нами и есть на портале zdrav.kz. Пожалуй, в русскоязычном интернете еще подобного нет. Причем материалы собраны не из каких-то постсоветских источников, это национальные стандарты здоровья США — самые современные с точки зрения технологий и доказательной медицины знания. Это переводные материалы, уникальный контент. Они детально описывают многие состояния по причинам, симптомам, прогнозу, диагностике, лечению. К примеру, Symptom Checker ссылается на разные сайты, мы же ссылаемся на свой сайт, который жестко контролируем по контенту, по квалификационным требованиям.

Алмаз Шарман, HealthCity

— Мы обсудили сбор данных. Следующий этап — их хранение и защита. Согласно недавнему исследованию экспертов из института Ponemon, результаты которого опубликовал Help Net Security, атаки на сферу здравоохранения с 2010 года выросли на 125%. Еще одно исследование говорит о том, что в 2013 году в медучреждениях по всему миру скомпрометировано более 50 млн записей о пациентах, а прямой ущерб от утечек информации составил более $1,4 млрд. Получается, что большинство организаций, занятых в области здравоохранения в мире, не в состоянии адекватно отвечать на киберугрозы и не обладают достаточными ресурсами, чтобы защитить данные пациентов?

— Я не согласен с тем, что данные в здравоохранении плохо защищаются. У госпитальных информационных систем несколько этапов защиты. Например, в Америке к этому особенно тщательно относятся. В больницах более сложной и надежной системы защиты, чем госпитальные информационные системы, такие как Epic и Cerner, сложно найти. Они очень дорогие, в них предусмотрен специальный протокол HL 7, который обеспечивает наиболее надежную защиту.

В нашей клинике пока нет такого объема информации, чтобы использовать подобные информационные системы. Тем не менее, вопросу защиты данных мы уделяем большое внимание. Все данные пациентов хранятся на нашем внутреннем сервере, внутри локальной сети, которая в свою очередь надежно защищена от несанкционированных проникновений.

— То есть пока вы храните данные внутри сети. А в будущем будете использовать возможности облачных технологий? Доверяете им?

— Пока мы дорабатываем систему архивирования и передачи данных (PACS — Picture Archiving and Communication System), там есть определенные нюансы. Вся получаемая информация отображается в виде DICOM (Digital Imaging and Communications in Medicine) — стандарт создания, хранения, передачи и визуализации медицинских изображений и документов обследованных пациентов. Мы разработали механизм передачи данных для Second Opinion (второе чтение результатов экспертом, аккредитованным в американской ассоциации радиологов — ABR) напрямую со сканера, так что изображения не обременены дополнительной и ненужной для удаленного читателя информацией.

Да, мы доверяем облачным технологиям, уже несколько раз передавали снимки через облако Amazon, буквально вчера пришли два снимка, расшифрованные нашим коллегой Эриком Шульцем. Это немного неудобно, но качество то же самое. Это уже телерадиология.

Алмаз Шарман, HealthCity

— А какие возможности телемедицины вы используете?

— Это и есть телемедицина. Каждую неделю у нас проходит так называемый clinical round, у нас шесть центров персональной медицины по городу, с помощью таких технологий мы обсуждаем какие-то сложные случаи, ведь главное — данные, не обязательно смотреть в лицо пациенту. Технологически сейчас это вообще не проблема. Для нас более проблематична большая временная разница с иностранными коллегами, когда нам необходимо оперативно с ними связаться.

— Все данные о пациенте — результаты УЗИ, радиологические изображения, лабораторные анализы или данные физического осмотра агрегируются в единой базе, на него заводится история болезни, доступ к которой есть у врача. А будет ли разработан личный кабинет для пациентов клиники?

— Да, как раз сейчас мы занимаемся тестированием такой возможности, я думаю, личный кабинет пациента будет готов и запущен в течение ближайших двух-трех месяцев. Для корпоративных клиентов мы уже запустили специальные карты с QR-кодом, в скором времени такие же появятся и для физических лиц, для тех пациентов, которые приходят к нам семьями, это своеобразная программа лояльности.

— Давайте перейдем к вопросу применения технологий на уровне всей отрасли. Считаете ли вы необходимым разработку и внедрение единой централизованной системы e-health на государственном уровне?

— Нет, это невозможно сделать. Многие страны пытались сделать подобный проект в таком едином виде, но проблема в том, что и медицина, и информационные технологии очень быстро развиваются. Две эти отрасли не могут удержаться друг с другом. Есть такой философ и экономист Джозеф Шумпетер, который назвал это явление созидательным разрушением медицины, то есть одновременно развивается новое и разрушается старое.

В Казахстане ввели единую информационную систему здравоохранения. Но то, что создали три года назад, абсолютно неприменимо сегодня. Потому что устаревают и технологии, и стандарты, за этим невозможно угнаться. В Израиле пытались построить единую систему, она называется DB Motion, это гибкая структура, которая позволяет систематизировать нужные данные по электронным записям пациентов, но ее все равно нельзя назвать единой информационной системой, это гибридная модель. Эту модель попытались применить в американском Питсбурге, но когда они консолидировали все свои ресурсы — ничего не получилось, потому что каждая больница имеет свою госпитальную систему, синхронизировать их между собой очень сложно.

В медицине нереально создать единую систему, и то, что пытался сделать Барак Обама, это скорее билинговая система, пока не будет придуман универсальный стандартный подход — это нереально сделать.

Алмаз Шарман, HealthCity

— Даже самые лучшие технологии не будут работать без квалифицированных кадров. Считаете ли вы, что образование в медицине позволяет начинающим врачам эффективно использовать эти решения?

— Я считаю, что технологии стали более дружелюбны для профессионалов и врачей, в том числе и в радиологии. Сейчас пациент сам при помощи мобильных девайсов, например, приложения в айфоне может сделать себе ЭКГ. Врачам должно стать легче работать, технологии должны облегчать этот процесс. И все равно, самым главным останется квалификация, опыт и знания врача. Мы пропагандируем принцип врачевания, который родился в Стэнфорде, там, где вершины инноваций. Технологии вспомогательны — главное, что врач видит глазами, ощущает руками и слышит ушами, а технологии помогут это подтвердить. В этом особом отношении к пациенту — наше преимущество.

Акцентировав свое внимание на проведении так называемых chek-up исследований, специалисты клиники понимают, что диагностику необходимо проводить на современном оборудовании высокого качества. Поэтому особой гордостью диагностической клиники HealthCity стало радиологическое отделение, в покупку оборудования для которого было вложено порядка 3 млн евро. О его возможностях, а также о том, с какими проблемами пришлось столкнуться в процессе становления отделения рассказал Роман Нигай, руководитель радиологической службы HealthCity.

Роман Нигай, HealthCity

— Роман, клиника HealthCity фокусируется на диагностике. Какие решения внедрены у вас и в чем их уникальность?

— В Казахстан технологии приходят из развитых стран, где уже отработаны все процессы. У нас в каждом из заведений они формируются достаточно хаотично, к процессу нет единого, централизованного подхода. В нашей стране нет специализированных учебных заведений, которые готовят врачей нашего типа, техников, которые помогают нам в работе. В городских больницах врачи привыкли работать сами и как техники-лаборанты, и как врачи-рентгенологи. А по стандартам все должно быть разбито на подходы, чем более узко специализируется процесс, тем лучше.

К примеру, в городских больницах тяжело внедряются технологии архивации и передачи данных. Это дорогие технологии, не все специалисты могут их поддерживать. В нашей клинике установлена внутрибольничная информационная система (MIS) от разработчика BizBox. Для радиологической службы мы готовимся к инсталляции системы архивации и передачи данных (PACS\ris) от LifeTrack.

В нашей клинике профессиональный уровень диагностики обеспечивается при помощи высокоточного рентген-радиологического оборудования нового поколения. Это магнитно-резонансный томограф (МРТ), компьютерный томограф, цифровой рентген, аппараты УЗИ экспертного класса, маммографическая система. Есть несколько ведущих производителей МРТ, у нас стоит оборудование Philips, в котором реализован инновационный подход в получении изображения. Картинка, получаемая на наших сканерах, очень высоко ценится.

Как получается изображение, которое мы видим на экране? От помещенного в магнитное поле объекта, в нашем случае пациента, исходит сигнал, который является аналоговым. У других производителей подобного оборудования преобразования аналогового сигнала в цифровой происходит намного дольше и с потерями. В этом томографе оцифровка МР-сигнала выполняется непосредственно в РЧ-катушке, то есть максимально близко к пациенту. Такой способ оцифровки обеспечивает получение «чистого» МР-сигнала, улучшает рабочий процесс и облегчает работу с системой — все это существенно увеличивает эффективность ежедневно проводимых процедур.

HealthCity

— Если говорить образно, есть так называемое «железо», то есть сам томограф, и софт, то есть установленное на него программное обеспечение (ПО). Совершенствуется не только диагностическое оборудование, но и ПО. К примеру, оно позволяет сгладить помехи от движений человека внутри аппарата МРТ при проведении диагностики. Такие технологии уже доступны в Казахстане?

— Есть программы, которые позволяют сгладить дыхательную экскурсию брюшной или грудной стенки, позволяют сгладить артефакты от движения крови и так далее. Но тем не менее технолог, получающий изображение, должен работать с пациентом и объяснять ему как надо вести себя при проведении диагностики: чем ближе контакт пациента и врача-технолога, тем больше качественных данных получается.

Действительно, интеллектуальное программное обеспечение уменьшает количество повторных сканирований и повышает скорость проведения исследований. При определенных исследованиях человеку приходится долго лежать, но в нашем МРТ есть функция паузы. Раньше если пациент устал, дернулся, приходилось останавливать программу, последовательность, которая могла длиться минут 10 или 15. Сейчас у пациента в руке находится сигнализатор, он может нажать паузу, а затем продолжить обследование. Конечно, технологии очень упрощают процесс.

— Какие компании разрабатывают это ПО?

— Есть сторонние разработчики, но как правило производители оборудования разрабатывают и софт. При этом, в любом ПО всегда есть недоработки, с Philips в данном случае очень удобно работать, потому что мы имеем дело непосредственно с производителем, можем получать ответ напрямую. Инженеры по нашей заявке выезжают в течение двух дней. Это своеобразный краудсорсинг, который помогает выявлять ошибки.

Роман Нигай, HealthCity

— Как пациент получает информацию и как она хранится?

— Данные исследования выдаются на жестких носителях, то есть пациент получает пленку и диск с записью результатов. Остальная информация хранится на нашем внутреннем сервере и в случае, если необходима повторная читка результатов или нужно второе мнение иностранных коллег, то мы можем эти данные переслать или возобновить, если пациент их просто потерял. Все изображения хранятся в едином архиве на нашем внутреннем сервере, согласно принятым стандартам до 5 лет.

— Существуют ли какие-то мобильные приложения, которые помогают вам в работе?

— Врач не может быть 24 часа в сутки на работе. Бывают экстренные ситуации, когда техник сканирует пациента и необходимо мнение врача, который в данный момент не находится рядом. Сейчас мы разрабатываем такие приложения, но мы не изобретаем велосипед, в мире уже существуют такие технологии.

Их эффективность для врача визуальной диагностики в том, насколько четко видно детали снимка на экране гаджета, могу ли я видеть все необходимые детали, нюансы, то есть то, что мне необходимо оценить. Поэтому в этом вопросе самое главное — качество передаваемого мобильным приложением изображения.