Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Секретная служба Ее Величества Информации

Интервью с начальником отдела «К» управления криминальной полиции ДВД Алматы Александром Нежинским о работе отдела.

21 ноября 2008 10:23, Владимир Демидов, Известия-Казахстан
Рубрики: Общество

Работа этого полицейского подразделения строго засекречена. Его сотрудники не сидят в засадах и не выслеживают бандитов, но с их помощью раскрываются порой самые сложные преступления. Иногда их даже называют полицией будущего, так как главное их оружие — не пистолет или автомат, а новейшие технологии и техника. Отдел «К» управления криминальной полиции (УКП) ДВД Алматы основан в 2002 году. С тех пор благодаря его деятельности раскрыты сотни преступлений, связанных с криминальным использованием достижений науки и техники. Рассказать о работе отдела «К» мы попросили его начальника Александра Нежинского.

«К» — от слова «компьютер»

— Рассказать многого я вам не смогу, — сразу предупредил Александр Александрович. — Скажем, если раньше преступления, где были замешаны мобильные телефоны, раскрывались легко, то теперь любой вор, насмотревшись фильмов и начитавшись газет, знает, что в краденом телефоне нужно сразу же сменить SIM-карту. Поэтому раскрывать детали своей работы мы не можем, так как это станет ликбезом для преступников. Например, в последнее время очень распространены телефонные мошенничества, когда преступники звонят по ночам, говорят, что родственник попал в беду, и просят за его спасение перечислить большую сумму денег на определенный телефонный номер. Как правило, организаторы преступления находятся в тюрьме, им нужны деньги для разговоров по мобильнику. Иногда мошенники не довольствуются только карточками мобильных телефонов, но и требуют большие суммы денег наличными. В прошлом году мы задержали целую группу, в которой все роли были четко распределены. Человек, находившийся в местах лишения свободы, звонил потерпевшим, а его подельники на воле забирали деньги. Причем предварительно они выясняли подробности жизни и домашний адрес будущих жертв, имена их близких родственников и другую информацию. Как у заключенных оказываются мобильные телефоны, вопрос не к нам, а сотрудникам КУИС. Раскрывать подобные преступления мы уже научились. Однако рассказывать, как именно это делается, я просто не имею права.

— Тогда, может, начать с того, как все начиналось?

— Опять же с мобильных телефонов. В 2001 году произошел настоящий бум краж сотовых телефонов. Конечно, было проще найти специалиста, который разбирается в компьютерах и другой современной технике, чем обучить этому каждого оперативника. В 2002 году было решено создать специальную полицейскую группу технарей, которых обязали заниматься поиском этих телефонов — «пробивать» imei-коды, делать запросы, проводить детализацию, а также заниматься другими преступлениями, совершенными с помощью высоких технологий. Сейчас это, конечно, уже не высокие технологии — практически каждый школьник умеет пользоваться компьютером и интернетом, но тогда основное население было еще не такое грамотное. Созданное подразделение называлось «Группа К» при отделе по раскрытию разбойных нападений и грабежей УКП. Позже, оценив масштабы новых для нашего общества преступлений и эффективность работы этой группы, руководство решило создать управление «К» при МВД РК и, соответственно, отдел «К» при ДВД Алматы. Свое название эта служба, скорее всего, получила по аналогии с Россией, где сначала было создано управление «Р», занимавшееся радиоразведкой, а потом подразделение «К», видимо, от слова «компьютер».

— То есть каждый ваш сотрудник должен разбираться в компьютерах не хуже хакера?

— Набрать в это подразделение людей, которые окончили Гарвард или другой вуз с мировым именем, было невозможно. Поэтому сначала туда направили наиболее грамотных полицейских, которые имели какой-то опыт работы с компьютером. Потом уже, когда был создан отдел, появились вакансии, и туда принимали, прежде всего, специалистов с высшим техническим образованием, для которых очень желательно получить и диплом юриста. В идеале наш сотрудник должен иметь оба этих образования. Но привлечь к нам на работу грамотного программиста, зарплата которого на гражданке выше в несколько раз, и сейчас довольно сложно. На мой взгляд, у нас в основном работают идейные люди — те, кто с детства мечтал работать в правоохранительных органах, но по каким-то причинам окончил не полицейский, а технический вуз.

От пиратских дисков до шпионских штучек

— Судя по тому, с какой скоростью развиваются современные технологии, работы вашим сотрудникам хватает.

— Перечень задач, поставленных перед нашим отделом, довольно обширен. Кроме криминала, связанного с хищением и использованием мобильных телефонов, мы занимаемся выявлением преступлений в интернете. В частности, именно всемирной паутиной, а не телефонами или письменными анонимками пользуются сейчас многие преступники, угрожая жертве и вымогая деньги. Кроме того, мы боремся с нарушением авторских прав, занимаясь не только пиратской аудио- и видеопродукцией, но и аналогичным программным обеспечением. Ведь тот же Windows, который стоит в каждом компьютере, у нас в 80 процентах случаев — нелицензионный. Помимо этого мы занимаемся раскрытием тяжких преступлений, которые получили большой общественный резонанс и находятся на контроле МВД. У нас имеются специальные программы, с помощью которых можно обработать, казалось бы, самую незначительную информацию и найти определенного человека. Бывает, с места преступления в качестве вещдоков изымается какая-то техника, в которой может разобраться только специалист. Например, нам приносят компьютер и говорят, что в нем, возможно, содержится информация, которая может способствовать раскрытию данного преступления. Наша задача — перебрать его содержимое и найти необходимые данные.

— То есть оперативными операциями вы не занимаетесь, вся ваша работа — в кабинете?

— Ну почему же, иногда и на землю приходится спускаться. Например, в нашу задачу входит выявление незаконной реализации специальных технических средств. То есть техники, которую могут использовать лишь различные силовые структуры. Чтобы продавать такую продукцию, нужно иметь лицензию от КНБ. Однако подчас без нее скрытые видеокамеры, «жучки» для прослушки, различные сканеры и другая специфическая аппаратура продается любому, кто выложит деньги. В этих случаях нам совместно с сотрудниками других полицейских служб приходится выслеживать и задерживать подобных бизнесменов. Буквально на днях мы выявили ТОО, занимавшееся контрабандой в Казахстан и последующей реализацией таких устройств, замаскированных под пуговицы, ручки, запонки и тому подобное. Кроме того, мы боремся с распространением образцов порнографии и пропаганды жестокости и насилия. Опять же нам приходится выявлять продавцов подобной продукции, выезжать на место и изымать ее. Занимаемся и мошенничеством с использованием современных технологий. Например, все большее распространение получает мошенничество с банковскими карточками — наши сотрудники принимают непосредственное участие в выявлении и задержании таких аферистов. Иногда они умудряются подделать даже… аппарат для выдачи денег. Не так давно мы изъяли спецоборудование, установленное на одном из уличных банкоматов. На его настоящую клавиатуру была наклеена накладная, точно такого же цвета и дизайна. После того как клиент нажимал на кнопки накладной клавиатуры, они продавливали и настоящие. Внутри же стояла специальная плата, которая по сотовой связи передавала мошенникам набранный человеком пин-код. А в щель для карточки было установлено специальное считывающее устройство. И в момент попадания карточки в настоящий банкомат ее характеристики считывались и копировались. Но заметить это может только специалист. Обычному человеку это вряд ли под силу, а потому можно только посоветовать гражданам не пользоваться аппаратами, установленными на улице. Однако я не хотел бы пугать народ тем, что у нас много банкоматов «под колпаком» злоумышленников — рассказанный случай в нашей практике пока единичен.

Палка о двух концах

— А какова у нас ситуация с хакерством и другими компьютерными преступлениями?

— Мы активно боремся с попытками незаконного доступа к компьютерной информации, ее несанкционированного копирования и распространения. В Казахстане уже есть довольно профессиональные хакеры. Как правило, сначала они действуют из любопытства, исследуя чью-то систему безопасности и проверяя, можно ли ее взломать, но впоследствии используют полученную информацию в корыстных целях. Например, в 2002 году некий молодой продвинутый алматинец сумел влезть в базу данных одной из крупных английских компаний. Написав письмо ее руководителю и сообщив, что взломал установленную защиту, он предложил объяснить, как именно это удалось сделать и поделиться информацией, как предотвратить подобные случаи в будущем. За свои услуги хакер запросил 200 тысяч долларов, которые должны быть переведены на определенный счет. Фирмачи обратились с заявлением в Скотланд-Ярд. В результате спецоперации, проведенной нами совместно с английскими коллегами, этот человек был арестован в Лондоне, куда он прилетел для получения денег. Сейчас задержанный находится в английской тюрьме, решается вопрос о его экстрадиции в Казахстан.

— Этот парень решил нажиться на богатеньких иностранцах. А есть ли случаи, когда жертвами становятся наши?

— Есть. Как-то к нам обратился с заявлением мужчина, получивший с незнакомого номера SMS-сообщение с предложением в определенное время зайти на один из интернет-сайтов. Увиденное повергло заявителя в шок — на видео была запечатлена его молодая супруга в момент интима с неизвестным мужчиной. Как выяснилось, этот сайт вымогатели открыли буквально на час, специально для того, чтобы его посетил обманутый супруг. Затем они снова вышли с ним на контакт и потребовали 30 тысяч долларов, угрожая в противном случае сделать это видео общедоступным. Я не могу разглашать детали раскрытия этого преступления, но скажу, что фигуранты были задержаны в считанные дни. Как выяснилось, организатором оказался давний знакомый жены потерпевшего. Этот человек когда-то уговорил ее сняться на видео в пикантный момент, после чего несколько лет хранил запись, выжидая удобного случая для шантажа. Сейчас вымогатели находятся в следственном изоляторе и дожидаются суда.

— Как вы думаете, меньше ли станет подобных преступлений с учетом повышения компьютерной грамотности населения и мер информационно-технологической безопасности со стороны предприятий, банков, учреждений?

— Знаете, это палка о двух концах. Сейчас число подобных преступлений не только не уменьшается, а растет прямо пропорционально достижениям техники. Если еще десять лет назад злоумышленнику было проще стукнуть свою жертву по голове, забрать бумажник и убежать, то современный грабитель, а уж тем более преступник будущего, скорее предпочтет скопировать чужую платежную карточку или взломать банковский компьютер через интернет. Что касается преступлений, связанных с хищением сотовых телефонов, то они, скорее всего, со временем вообще исчезнут. Уже сейчас перебивка imei-кода на новых телефонах нерентабельна, так как производители с каждым разом улучшают степени защиты. А перебивать коды на старых телефонах нет смысла, так как они дешевы. Мы пытаемся обязать провайдеров сотовой связи создать так называемые черные списки краденых телефонов. То есть, если заблокировать телефон, он не будет работать даже после того, как в него вставили другую SIM-карту, и красть его просто бессмысленно. Правда, пока провайдеры категорически отказываются от введения подобной практики, так как им это невыгодно. Например, у человека украли телефон. Понятно, что он приобретет новый и все равно останется абонентом этой компании. Тот, кто купит краденый телефон, тоже станет абонентом. То есть провайдер выигрывает вдвойне. Сейчас даже сумму на балансе можно заблокировать лишь после того, как законный владелец приедет в офис компании со своим удостоверением личности и напишет заявление. Понятно, что вор за это время успеет все его деньги проговорить. В общем, современные преступники становятся все более грамотными и «продвинутыми», а значит, и бороться с ними нужно соответствующими методами.

Комментарии