Следите за новостями

Microsoft обещает рост IT-индустрии

Интервью с новым генеральным директором представительства компании Microsoft в Центральной Азии и Казахстану Гюнтером Дамом о перспективах и стратегии деятельности Microsoft.

13 ноября 2008 10:30, Юрий Бутаков, Курсивъ
Рубрики: Бизнес, Софт

После внезапной отставки генерального директора представительства компании Microsoft в Казахстане Айдара Даулетова, случившейся в мае 2008 года, казахстанским офисом компании руководил временно исполняющий обязанности. Недавно неопределенность с руководством разрешилась: генеральным директором представительства компании Microsoft в Центральной Азии и Казахстане назначен Гюнтер Дам. О перспективах и стратегии деятельности Microsoft он рассказал «Къ».

— Как вы оцениваете текущую ситуацию на рынке высоких технологий в Казахстане? Не с точки зрения экономических возможностей и не в свете кризисных явлений, а, скорее, с точки зрения перспектив охвата населения продукцией Microsoft, в том числе последними техническими и программными новинками.

— Я совсем недавно прибыл в страну, но уже успел получить представление о том, что мировой кризис не миновал Казахстана. Однако у меня создалось впечатление, что, несмотря на это, ведущие бизнес-структуры, включая банковский сектор, а также государственные органы, ориентированы на развитие, может, даже на лидирующее развитие прежде всего сектора высоких технологий и планируют даже увеличить финансовые вложения в эту область.

— Скажите, можно ли вас назвать кризис-менеджером, то есть человеком, который возглавил казахстанский офис во время кризиса или в результате кризиса?

— Я не являюсь кризис-менеджером, поскольку в «Microsoft Казахстан» кризиса нет. Здесь у нас работает очень хорошая и талантливая команда. Кроме того, я считаю, что рынок продуктов Microsoft сформирован в Казахстане во многом благодаря усилиям именно этой команды, в частности, моему предшественнику на этом посту. Моей миссией является перевод нашей деятельности на новый уровень.

— Тем не менее, возвращаясь к вопросу о кризисе, кризис — это всегда кризис покупательной способности, а она реально снизилась как у компаний, так и у частных потребителей. Как коснулся «Майкрософта» этот процесс?

— Вы правы в этой части, ведь Microsoft является частью экономики.

— Вы говорили, что в «Microsoft Казахстан» кризиса нет?

— Да, это так. И я не противоречу сам себе. Мы ведь продолжаем расти вместе со всей IT-индустрией и даже опережаем в среднем мировой рост IT-технологий и IT-продукции. Вот, например, вчера в США компанией Goldman & Sachs начато исследование, благодаря которому выясняется, что, несмотря на серьезный кризис в США, большинство крупных компаний не только не снижает, но даже повышает долю IT-технологий или IT-исследований в своих бюджетах. Здесь Microsoft только выигрывает, поскольку компания предлагает снизить затраты на пользование программными продуктами и вообще на использование IT-технологий в своей деятельности. Я думаю, что Microsoft имеет большой потенциал, чтобы осуществить подобное и в Казахстане. Мы можем помочь государству и частному сектору стать более функциональными и работоспособными.

— Какова на сегодняшний день основная цель Microsoft в Казахстане? Как вы лично ее видите, как человек, как профессионал?

— Коротко говоря, наша цель такова: создание взаимовыгодного партнерства, создание ситуации win-to-win, «выигрыш для всех» — для правительства, для предприятия, для пользователей. Кроме того, конечно, принесение серьезных потребительских предложений в страну.

— Уточните, пожалуйста, что имеется в виду под потребительскими предложениями?

— Мы все являемся потребителями информационных технологий. В данном случае речь идет об определенном жизненном стиле, жизни «в сети» или он-лайновом стиле, который подразумевает, что, что бы мы ни делали, какие бы вопросы ни затрагивали — рабочие, семейные контакты или любые другие — мы не выходим из поля действия информационных отношений. Работая, мы пользуемся компьютером и его возможностями, возможностями программных продуктов; для получения новостей или почты, для поиска новой информации пользуемся сетью интернет. Связываясь с семьей, мы пользуемся он-лайн связью, даже отдыхая, предпочитаем виртуальное общение или соответствующие игры. У современного человека изменился стиль общения с окружающими и даже с собственной семьей и детьми.

— Скажите, вот этот стиль жизни — постоянно «в сети», этот особый мир можно назвать «мир Microsoft»?

— Конечно, нет. Поскольку кроме Microsoft в создании этого «мира» участвуют и производители оборудования, и основные провайдеры, наконец, другие производители программных продуктов.

— То есть Microsoft не ставит себе целью создание собственного мира? Когда все то, что вы описали, было бы выполнено вашей компанией?

— Всегда будет сосуществование различных технологий. И это хорошо. Хотя бы с точки зрения наличия такого явления как конкуренция, которую я всячески приветствую. Она помогает нам совершенствоваться, она помогает вырабатывать лучшие решения или усовершенствования. И наконец, мир нуждается в необходимом разнообразии.

— Тем не менее Microsoft заключает договора с производителями «железа». Так что, покупая себе, например, жесткий диск, вы сразу получаете и БИОС, «насильно» прошитый под Microsoft ХР или Vista. Компания также запускает проект MSN — поисковика, который призван потеснить такие системы как Google, Mail. Agent, ICQ или Skype. И это не считая того, что Microsoft является мировым лидером в производстве программных продуктов. Скажите, такая всеохватность не говорит ли об амбициях создания собственного мира? Ведь целью любого бизнеса является экспансия, расширение собственных границ?

— У нас есть масса предложений, на базе которых компания растет и развивается. Однако тот пример, что вы привели касательно совместного участия нашей фирмы и производителей «железа» есть типичная модель взаимодействия бизнес-структур, которые, действуя на разных участках, в конечном счете, работают на одного потребителя. Подобные модели взаимодействия вы можете увидеть и в других отраслях промышленности. Например, провайдеры, предоставляющие услуги телекоммуникаций, работают по точно таким же принципам с производителями, например, сотовых телефонов. С моей точки зрения, такое сотрудничество не отнимает возможности выбора у потребителей.

— Скажите, производители контрафактной продукции или пиратского софта попадают в число ваших конкурентов?

— С точки зрения ценового предложения, да, я считаю их нашими конкурентами.

— Но ведь, с точки зрения простого пользователя, приобретение программных продуктов у «пиратов» или у официальных представителей Microsoft не нарушает правил свободного честного рынка? Позвольте пояснить свою мысль. Вы видите на условном прилавке два товара: один снабжен лейблом, удостоверяющим, что он является лицензионным продуктом Microsoft, у другого такого лейбла нет (что, кстати, вовсе не факт). Они, кроме отмеченного, никак не различаются по качеству. Но зато на порядок отличаются ценой. Риторический вопрос: какой продукт я предпочту? Это рациональный выбор?

— Я так не думаю.

— Однако, когда ко мне приходят с проверкой, инициированной, кстати, Microsoft, именно меня — не «пирата» — штрафуют, а в последнее время могут еще и посадить. Вы не считаете это нарушением правил рынка?

— Нет, не считаю. К сожалению, восприятие ситуации со стороны правообладателя интеллектуальной собственностью и восприятие той же ситуации потребителем не совпадают. Объясню свою позицию. Например, вы можете купить автомобиль у официального дилера производителя этого автомобиля или купить его за полцены просто за углом. Однако, когда вас на таком автомобиле остановит полиция, то у вас ведь будут неприятности, правда? И, заметьте, они возникнут у вас в первую очередь из-за непонимания сути проблемы. Из-за неприятия мысли, что если вы приобретаете заведомо ворованную вещь, то вы должны заранее подготовиться и к неприятностям.

Надо еще учитывать то обстоятельство, что Microsoft осуществил инвестиции в разработку определенного программного продукта, иногда очень значительные. Они ведь должны окупиться.

— В связи с поднятой уже темой защиты интеллектуальной собственности, не кажется ли вам, что путь, избранный Microsoft на этом поприще — путь штрафов и уголовных преследований — слишком жесткий? Может, стоило подумать над более либеральными способами и формами защиты? В частности, это касается механизмов лицензирования продукции.

— Возможно. Если есть вызов, требующий решения, Microsoft работает с этим. Что же касается лицензирования, Microsoft применяет к нему несколько подходов. Во-первых, компании могут подписать с Microsoft лицензионные соглашения разных типов по разным линейкам продуктов. Это довольно сложная комплексная процедура. Мы знаем об этих сложностях и пытаемся сократить их. Вторая модель лицензирования — это соглашение, основанное на рекламном цикле. Она предполагает, что вы, являясь потребителем нашего продукта, платите только за рекламный цикл, но не за использование продукта. Эта модель лицензирования была изобретена интернет-провайдерами и является довольно устойчивой в плане бизнеса. Она воплощена, например, в продукте «офис-лайн».

А вообще наша политика предполагает постоянное общение, установление системы обратной связи с целью уменьшить затраты потребителя и прийти к соединению интересов.

Гюнтер Дам. Биографическая справка
Начал свою карьеру в 1991 году в качестве консультанта и проектного менеджера программного обеспечения в Германии. С 1993 года занимал различные позиции в отделе продаж и маркетинга, компаний Parametric Technology, Seagate Software и Systemfabrik.

До 2004 года Г. Дам был генеральным менеджером компании Micromuse в Германии и Швейцарии. В Microsoft с 2004 года. Возглавлял сначала общую стратегию продаж в группе коммуникационного сектора. С июля 2004 по июнь 2005 Гюнтер Дам являлся CS Senior Solutions Specialist EMEA и в это же время был Solutions Director CS EMEA HQ в Париже. С июля 2006 — Director Global CS Solutions в Редмонде. Уже через год Гюнтера Дама назначили CS Server Sales Director, а с января по ноябрь 2008 — CS Industry Managing Director.

С 1 ноября 2008 года — генеральный директор компании Microsoft по Казахстану и Центральной Азии

Имеет диплом инженера Mercator University, г. Дуйсбург, Германия, закончил программу MBA университета OUBS in Milton Keynes, Великобритания. Владеет немецким и английским языками. Женат, имеет двух детей. Увлекается велоспортом и фитнесом.

Комментарии