Следите за новостями

Полеты во сне и наяву

Космические амбиции Казахстана по-прежнему вносят сумятицу в отечественный рынок связи.

17 сентября 2008 16:31, Адиль Урманов, Бизнес & Власть
Рубрики: Рынок, Связь

Космические амбиции Казахстана по-прежнему вносят сумятицу в отечественный рынок связи. Сначала правительство под руководством Даниала Ахметова потратило уйму денег на запуск национального спутника, при этом повело себя как слон в посудной лавке, перекроив работу всей телекоммуникационной отрасли. Теперь, когда спутник приказал долго жить, власть собралась запустить «КазСат-2». Не наломает ли с ним государство новых дров?

Воскресенье, 8 июня 2008 года, когда вышел из строя первый казахстанский спутник «КазСат», вполне можно назвать черным днем казахстанской космонавтики. Его последствия телекоммуникационные компании страны будут переживать еще пару лет. Только явные убытки отдельных компаний составили десятки миллионов тенге. По мнению руководителей операторов связи, гибель спутника стала чрезвычайным происшествием национального масштаба. На несколько часов в стране прервались многие каналы связи. Под угрозой нарушения оказалась и связь Астаны с регионами. После предполагаемого запуска спутника «КазСат-2» нестабильная ситуация может сохраняться еще 3–4 года, пока в космос не будет запущен второй спутник будущей казахстанской группировки. По мнению руководителей телекоммуникационных компаний, работать на одном спутнике без подстраховки — слишком рискованная затея.

«Казахстан, объявив о том, что он создает свою спутниковую группировку, отсек заинтересованность многих владельцев, запускающих новые спутники, от покрытия территории нашей страны. Большая ошибка Астаны состоит в том, что мы не пошли на кооперацию с владельцами группировок крупных спутников связи», — сказал директор ТОО «Жарык» Нурлан Алибаев. Крупные операторы, такие как Intelsat, NSS или Utelsat, способны обеспечить связь не только внутри Казахстана, но и за его пределами, считает он. Казахстан же, создав малый спутник, совсем не учитывал потребности отечественных компаний по организации связи с другими странами и транзиту. Кроме того, международный оператор обеспечивает резервом мощности на случай непредвиденных ситуаций и может научить наших специалистов работе с современной аппаратурой, используемой на спутниках. «Тот же Utelsat готов был даже использовать в названии своего нового спутника слово «Казахстан», если Астана пошла бы на сотрудничество с этим альянсом, — заметил он. — Но решение о запуске собственного спутника было, прежде всего, политическим».

После перевода основной части казахстанских компаний на «КазСат» многие из них отказались от услуг зарубежных компаний — владельцев спутников. По информации президента Центра космической связи Виктора Лефтера, наш спутник был загружен на 70% емкости. На него переключились многие отечественные потребители связи, соответственно, он позволял оставлять в Казахстане большую часть из тех $25–27 млн., которые ежегодно выплачивали иностранным спутниковым организациям их казахстанские клиенты.

Дальнейшее развитие событий показало, что в данном случае цель не оправдывает средства. Жесткая ориентация на единственный спутник связи привела к тяжелым последствиям после его отказа. «Это было ЧП государственного масштаба, — уверен руководитель ТОО «Жарык», — но об этом боялись говорить. Во-первых, рухнула вся связь. Пострадали клиенты многих крупных операторов, в первую очередь государственные службы, так как все они обслуживались через «КазСат». В такой ситуации Астана должна была заставить россиян предоставить нам резервную емкость. Необходимо было вмешательство на самом высшем политическом уровне. Вместо этого нас бросили на произвол судьбы: каждый оператор должен был решать проблему своими силами».

Когда казахстанские операторы стали лихорадочно искать замену «КазСату», то сразу столкнулись со сложностями. «Во-первых, образовался дефицит емкостей, так как ранее использовавшиеся нами каналы были уже заняты, во-вторых, многие почувствовали, что на этом можно заработать, и подняли цены, — рассказал г-н Алибаев. — В результате стоимость аренды каналов поднялась в среднем на 50–70%». Если ранее «КазСат» предоставлял полосу частот шириной 1 МГц примерно за $3 тыс., то сейчас операторы вынуждены платить около $5 тыс. Иногда цена аренды доходит до $6 тыс. Над Казахстаном постоянно находится примерно два десятка телекоммуникационных спутников, которые могут передавать сигнал в нашу страну. Среди наиболее известных — российские «Экспресс» и «Ямал», спутники группировок Intelsat, NSS, Utelsat, Turksat, Asiasat. Однако ресурсы большей части из них постоянно заняты.

«Перейдем ли мы на «КазСат-2», когда он будет запущен? — уточнил вопрос г-н Алибаев. — Прежде всего, мы проанализируем зону покрытия и предлагаемые цены, сравним условия работы. Но я бы все-таки пошел на кооперацию в сфере связи с другими странами». По его мнению, Казахстану необходимо сотрудничать с крупными компаниями — операторами спутников. Это позволит не только повысить надежность систем связи в стране, но и снизить тарифы на передачу данных. «К примеру, с Utelsat, владеющей группировкой «тяжелых» спутников, работают все европейские страны. Бельгия или Великобритания не запускают свои спутники, они используют мощности Utelsat. Не нужен спутник и Казахстану, так как рынок нашей страны очень маленький. Это нормальное явление, когда международные компании объединяют интересы различных стран», — подчеркнул г-н Алибаев.

«КазСат» — легкий телекоммуникационный геостационарный спутник, разработанный и собранный российским центром им. М. В. Хруничева. Зона покрытия включает всю территорию Казахстана, прилегающую часть Центральной Азии и России. Точка стояния — 103 градуса восточной долготы — была предоставлена Россией на срок 15 лет.

Контракт на изготовление и запуск первого казахского геостационарного космического аппарата был подписан в январе 2004 года. Спутник построен на основе платформы «Яхта» и оснащен 12 транспондерами Ku-диапазона. 8 из них использовались для обеспечения фиксированной спутниковой связи (интернет, телефония, правительственная связь и т.д.), остальные 4 транспондера отводились под телевидение. Затраты Казахстана на производство первого спутника составили $65 млн. Спутник управлялся через наземный комплекс управления космическими аппаратами (НКУКА) в Акмолинской области. Расходы госбюджета РК на создание комплекса составили 85 млн. тенге.

Мнение

Коммерческий директор АО «Astel» Сергей Табакаев

В том, что оборудование может ломаться, нет ничего удивительного. Но этого, похоже, не учли в Национальном центре космической связи, когда начали активно продвигать услуги спутника «КазСат». Существовали определенные административные мероприятия, которые дополнительно стимулировали операторов использовать ресурс спутника. В частности, в предоставлении сервиса для государственных органов. В конкурсных документах были прямые указания, что услуги должны предоставляться на спутнике «КазСат». Поэтому хочешь не хочешь, но они на этом спутнике и предоставлялись. Согласно уже сложившейся практике в договоре о предоставлении емкости на спутниках связи должен быть пункт, который говорит, что в случае форс-мажора компания — оператор спутника в течение определенного периода времени должна предоставить оператору связи альтернативный ресурс. К сожалению, мы такой страховки были лишены: спутник только один, и ни о каком альтернативном ресурсе речи не шло…

Если бы предприятие «Центр космической связи» имело какие-то договоренности с крупными иностранными компаниями о возможности подстраховки и перекупке емкости, то было бы, может быть, проще. Когда «КазСат» вышел из строя, начались срочные переговоры с россиянами. Но они сами испытывают дефицит емкости. Нам были предложены два варианта, но они нас не устраивали: один спутник не полностью покрывал территорию Казахстана, второй выключался по расписанию, что нас, естественно, не устраивало. Поэтому пришлось самостоятельно искать альтернативу. К сожалению, на сегодняшний день свободного спутникового ресурса, который можно использовать на территории Казахстана, очень мало. Мы временно вышли из положения за счет переноса всех сервисов на спутники Intelsat и NSS. В настоящий момент ведем переговоры о приобретении дополнительной емкости, но в связи с имеющимся дефицитом цена увеличивается раза в три за тот же самый 1 МГц емкости.

В связи с аварией «КазСата» у нас возникли дополнительные издержки, поскольку пришлось в срочном порядке переориентировать на другие спутники более 1200 обслуживаемых нами станций. Стоимость поворота всех спутниковых антенн оценили в сумму около 60 млн. тенге. Эти цифры были затребованы АИС для определения компенсаций. Но пока точно неизвестно, будут ли компенсированы наши затраты. Основной объем работ по повороту «тарелок» занял около двух месяцев. То есть этот период мы несли прямые потери из-за простоя нашего оборудования. Кроме того, поскольку мы всех наших пользователей «затолкали» в альтернативную спутниковую емкость, которой нам недостаточно, наши клиенты вынуждены сократить объем своего трафика. Соответственно, мы не можем предоставить клиентам всего объема наших услуг, которые они могли бы потребить. Это наши косвенные потери. Полностью оценить эти потери мы сможем только по итогам 2008 года.

Договоры, подписанные с госорганами, предусматривали обслуживание только на «КазСат». То есть после аварии мы могли бы сказать нашим клиентам из Министерства обороны, Министерства внутренних дел или Государственного центра по выплате пенсий: «Ребята, извините, мы не можем предоставлять вам услуги потому, что спутника «КазСат» нет. Условия для предоставления услуг исчезли». Но поскольку с этими организациями мы работаем не первый год и хотим работать дальше, то понимаем, что они в этих условиях тоже ничего не могут сделать. Им выделены бюджетные средства по программам, и все расходы расписаны. Поэтому мы сохраняем до конца этого года все цены, зафиксированные в договорах по госзакупкам.

Сейчас мы начинаем пересчитывать нашу себестоимость и, соответственно, тарифы для клиентов, которые используют спутниковые услуги. Для телекомпаний, к примеру, мы поднимаем цены в 2,5–3 раза. Есть клиенты, которые потребляют наши услуги с низкой долей использования спутниковых каналов. Если расчетная цена для них вырастет на 5–10%, то, возможно, мы даже не будем поднимать вопрос о повышении тарифа. Если выйдет рост в 15–40%, то, ничего не поделаешь, придется вступать в переговоры, идти на взаимные соглашения и уступки.

Один государственный деятель сказал такую интересную фразу, что «продвинутые операторы всегда имели резервную емкость». Понятно, что всегда можно зарезервировать 10 МГц, но как быть, если вы используете целый транспондер (72 МГц) или больше? При цене емкости $2–3 тыс. за 1 МГц какой из операторов стал бы греть воздух, держа в запасе такую емкость?! Платить $200 тыс. за резерв одного транспондера ежемесячно может позволить себе только оператор, который платит не свои деньги. И, скорее всего, никто из частных операторов не держит 100% резерва используемого ресурса. Это просто глупо. Поскольку наш первый «спутниковый блин» вышел комом, мы надеемся, что со вторым все будет лучше. Остается уповать на то, что извлечены организационные уроки. При этом никто не сможет гарантировать на 100%, что ошибки не случится опять.

Эксперт

Директор научно-консультационного центра НТА РК Евгений Малишевский

Хотим мы этого или нет, но вопрос развития спутниковой связи в РК требует колоссальной проработки, прежде чем будет принято окончательное решение о запуске нового спутника. Первая задача, которую необходимо решить, — обеспечение орбитально-частотного ресурса. «Точки стояния» спутников на геостационарной орбите — это уже крайне дефицитный ресурс. Но даже те точки, которые нам, может быть, выделят, не обеспечат качественной передачи сигнала. Кроме того, рядом «стоящие» спутники вещают в том же диапазоне частот, на который претендуем и мы, — это Ku- и C-диапазоны. Их распределение регулируется международными соглашениями, и никто не намерен нам отдавать свои частоты.

Поэтому, по-моему, Казахстан должен строить свою орбитальную группировку в расчете на новый частотный диапазон Ka. Это более высокочастотный диапазон по сравнению с Ku-диапазоном. В Восточном полушарии его никто пока не использует. Да, экономически Ku-диапазон более привлекателен для организации каналов связи. Однако рост цен на услуги компаний-операторов спутников уже сделал работу в Ka-диапазоне достаточно рентабельным. Однако первый этап перехода может быть дорогим, так как необходимо заново создавать наземную инфраструктуру.

Экономический анализ показывает, что использование Ка-диапазона для развертывания в Казахстане сети высокоскоростной передачи данных имеет большую актуальность. Технический прогресс сделал возможным удешевление телекоммуникационных услуг. Это достигается за счет создания широкополосных систем передачи данных емкостью не менее 20 Мб в секунду. Это потребует обработки данных на самом спутнике, увеличения мощности солнечных батарей, но преимущество Ka-диапазона в том, что он почти в два раза шире, чем Ku-диапазон. Чтобы реализовать это преимущество, можно прибегнуть к трансферту технологий для производства компонентов к наземной аппаратуре спутниковой связи. Таким образом, мы сможем сделать не один, а сразу два шага вперед в технологиях космической связи. Технические аспекты работы в Ка-диапазоне и вопросы совместимости оборудования достаточно плотно изучает группа специалистов научно-технического центра Национальной телекоммуникационной ассоциации Казахстана. США уже осваивают новый диапазон. Страны Западной Европы, а вместе с ними и наш сосед Россия также рассматривают варианты его использования.

По моей информации, Люксембург готов предоставить нам свои орбитально-частотные позиции, которые подходят для Казахстана, при условии кооперации. Например, за этой страной зарезервированы две точки стояния с координатами 63 и 38,5 градуса восточной долготы. Первая точка стояния великолепно подходит для вещания на Казахстан. У Люксембурга есть свои ресурсы в обоих диапазонах: Ка и Ku. К такому проекту можно привлечь и деньги инвесторов. Когда есть гарантированная точка стояния и если решены вопросы запуска нового спутника, можно применять такой механизм финансирования. Однако пока ожидать решения вопросов спутниковой связи очень трудно. Так как Агентство РК по информации и связи не планирует никаких мероприятий в этой сфере. Более того, в стратегическом плане развития отрасли телекоммуникаций, опубликованном на сайте АИС, спутниковая связь вообще отсутствует как таковая.

Комментарии