Следите за новостями

Эффективность «электронного правительства» в Казахстане как у неэлектронного

Портал «Электронное правительство» существует уже несколько лет, однако до сих пор не имеет обратной связи.

2 сентября 2008 15:43, Владислав Юрицын, Навигатор
Рубрики: Общество

Портал «Электронное правительство» не имеет обратной связи. Если в таком «продвинутом» состоянии витрина амбициозного проекта, то составить представление об остальном уже несложно. «Нельзя создавать ситуацию, когда население не верит ни во что, что делает государство», — подчеркнул Михаил Тюнин, эксперт в области создания и развития «электронного правительства» в Казахстане.

 

«Электронное правительство — это одно из требований времени», — отметил Михаил Тюнин. Когда 15 мая стартовал проект с длинным названием «Республиканская информационная кампания по популяризации «электронного правительства» как механизма взаимодействия и контроля деятельности власти со стороны гражданского общества», его организаторы отправили 17 электронных писем. Их адресатами стали различные министерства и ведомства, включая администрацию президента. К 27 августа, времени проведения пресс-конференции, ни на одно из писем ответа не получено.

 

«Низкий уровень готовности государственных органов к предоставлению услуг в электронном виде», — привела Олеся Халабузарь, директор «Центра социально-политических исследований», один из выводов социологического замера развития «электронного правительства» в Казахстане.

 

В ходе кампании организаторы обзванивали государственные подразделения, которые отвечают за претворение е-правительства в жизнь на местах. Как правило, подобные телефоны недоступны, либо там не могут сказать что-либо вразумительное. Исключение — областные акиматы Карагандинской и Костанайской областей. Между тем, под реализацию государственной программы создания электронного правительства на 2005-2010 гг. запланирован 51 млрд. тенге. «Это очень дорогая инициатива государства», — заметил г-н Тюнин.

 

«Оно — е-правительство — нужно, но пока работает плохо», — резюмировал Михаил Тюнин. Причины такого положения вещей комплексные. С одной стороны, чиновничество объективно не заинтересовано в прозрачности и электронном формате общения с гражданами, так как из-за этого сужается поле для коррупции. С другой стороны налицо субъективные моменты. Например, закон «О порядке обращения физических и юридических лиц в государственные органы» не регулирует и не регламентирует электронные обращения.

 

Не все чиновники знают, что конечной целью создания «электронного правительства» является улучшение качества оказания государственных услуг населению. Для госслужащих часто главным индикатором эффективности работы является освоение бюджетных средств и сугубо формальный подход к ведомственным веб-ресурсам — лишь бы имелись в наличии. А какая там информация и о чем — это их мало волнует.

 

В итоге можно наблюдать замкнутый круг. Е-правительство не работает, потому что отсутствует потребитель его услуг. А потребителя нет из-за того, что качество услуг плохое. В настоящее время, по заявлениям АИС (Агентство по информатизации и связи), завершена инфраструктурная фаза создания «электронного правительства». При этом собственно е-правительство не справляется даже с функцией информирования населения (чиновники просто не знают, что можно, а что нельзя размещать на сайте; обязательные параметры размещаемой информации нигде не прописаны; информация не соответствует требованиям полноты, понятности и доступности). Транзакционные услуги оказываются только в Астане.

 

Вопрос о том, «электронное правительство — это дорогое счастье или дорогое несчастье» не совсем подходит для местного формата. Пока е-правительство пребывает в категории дорогой бесполезной затеи.

 

Михаил Тюнин замечает, что по идее государство должно находиться в авангарде продвижения в жизнь «электронного правительства». Однако рост пользователей Интернета в стране создает предпосылки, когда общество может давить на чиновников с целью получения от государства более качественных электронных услуг. И здесь могут помочь НПО, поскольку они ориентированы на результат, а государственные служащие — на процесс.

Комментарии