Следите за новостями

Первый съезд IT-предприятий Казахстана. Право на ошибку

Мнения представителей IT-компаний Казахстана о первом съезде IT-предприятий.

18 апреля 2008 18:04, Бахытгуль Момынова и Ахмет Ибраев, Digital Kazakhstan
Рубрики: Бизнес

Александр Евсюков, управляющий директор АО «NAT»

— Александр Васильевич, в своем выступлении в качестве одного из возможных путей развития вы привели пример с Саудовской Аравией, которая не развивает у себя IT-отрасль, но при этом замечательно живет как сырьевая страна и использует чужие программные продукты. Как вы считаете, вы высказали мнение многих?

— Я надеюсь, что я высказал беспокойство многих. Когда в кулуарах мы обсуждали эту тему, всеми это воспринимается критически — что так не бывает, так невозможно и так не должно быть. Но есть же позиция лидерства. Ведь лидер — это не тот, кто делает как все, а тот, за кем все повторяют.

Я назвал свое выступление на съезде «Право на ошибку» и тот путь, который предлагается — дать возможность делать один проект одновременно нескольким компаниям, несколько раз, т.е.  с правом на ошибку, мне кажется, поможет нам войти в число лидеров именно по динамике роста IT-отрасли. Этот путь даст новые рабочие места.

Самое главное, — создастся компетенция. Компетенция в IT-отрасли вырабатывается не один год. Это целый цикл. На съезде приводили примеры — чтобы получить какую-то компетенцию на мировом уровне необходимо минимум пять-семь лет. Теперь представьте, в Казахстане в IT-отрасли трудятся где-то пять тысяч человек, приток свежей крови ежегодно в среднем с учетом выпускников вузов — полторы-две тысячи человек (и не всегда эти полторы-две тысячи человек остаются в IT-отрасли). Дальше — нам нужно пять-семь лет на развитие их как специалистов мирового уровня. При условии, что будет среда, которой как таковой сейчас еще нет! Чтобы войти в число лидеров, нам нужно пятьдесят-сто тысяч человек. Теперь — сколько нам нужно лет, чтобы попасть в число лидеров? Триста лет?

— Так все-таки, есть выход или Казахстану достаточно стать страной пользователей?

— Казахстан должен стать страной специалистов-пользователей. Пользователь тоже специалист на самом деле. Страной специалистов-заказчиков. Квалифицированный заказчик — тоже специальность. Казахстан может стать страной специалистов во всем и войти в число лидеров. Этот срок, 300 лет, можно сократить до 10–15 лет. То, что я предлагаю — это путь массовых национальных тренировок в IT. Это как в спорте.

— Пробовать, пробовать и пробовать?

— Тренироваться, тренироваться и тренироваться в IT-области. Мне кажется, это абсолютно реально.

— В Предложениях к Программе развития IT-отрасли, обсуждаемых на съезде, предлагается создание организации, ответственной за продвижение и содействие казахстанской IТ-отрасли. Какой вы видите эту организацию — должен ли это быть государственный орган, какой у него должен быть статус, должен ли он быть подотчетен Агентству РК по информатизации и связи?

— Проблема в том, что у АИС РК задача номер один — это развитие «электронного правительства», а развитие IT-отрасли у него находится на втором плане. Соответственно, возникают коллизии: если встанет вопрос, что выбирать — интересы «электронного правительства» или интересы IT-отрасли, то Агентство выберет первое. Это значит, что оно откажется работать с отечественными компаниями, закажет работу у японцев, россиян, американцев, потому что они сделают лучше. Эти задачи, с одной стороны, взаимоисключающие, но с другой стороны, при грамотном подходе, если рассматривать задачи «электронного правительства» и задачи IT-отрасли как одно целое, могут помочь друг друга развить.

Алексей Иванов, генеральный директор ТОО «SMART-EX»

—На съезде прозвучало мнение, что создание конкурентно-способных программных продуктов в Казахстане бесперспективно. Вы согласны с этим мнением?

—Я думаю, что если бы ситуация была бесперспективной, то сегодня бы не собралось столько людей, столько компаний. IT-рынок в Казахстане развивается очень бурно. Как представитель софтверного сектора, я считаю, что обороты растут с каждым годом, растет качество. И ту проблему, которую сейчас все поднимают — что большие закупки мы делаем у западных компаний, вендоров, я думаю, мы решим и очень скоро, и наши компании реально будут конкурировать с западными. Мы сломаем эту ситуацию. Еще пять лет назад мы вообще не могли об этом даже говорить, а сейчас мы открыто заявляем, что пора нам делать свой продукт.

— В чем, на ваш взгляд, должна выражаться государственная поддержка IT-бизнеса?

— В первую очередь нужно усовершенствовать законодательную базу. Мы не просим каких-то специальных льгот для себя. Замечательно конечно, если, предложения, которые высказывались на съезде, к примеру — об отмене социального налога для IT-специалистов, будут решены положительно, но при этом тоже необходимо все просчитать, как это скажется на отрасли в целом. Ведь в мире изобилия тоже нужно уметь жить. Сейчас более важно подправить те законы, которые несовершенны и отстают от реальности. Я согласен с Дмитрием Иосифовичем Гусаком, выделившем основные моменты по совершенствованию законодательной базы. Они касаются законов о госзакупках, об авторских правах, последний особенно важен для нас, как для представителей софтверного сектора. В принципе сейчас важно все — и совершенствование налогового и таможенного кодексов.

Необходимо узаконить факт электронной торговли. У меня должно быть законное право осуществлять куплю-продажу через интернет, взять какой-то товар, продукт на баланс своего предприятия. Уменьшить свою налогооблагаемую прибыль. У нас это невозможно сделать, более того, половина операций такого плана считаются незаконными. Посмотрите, мировые вендоры не торгуют коробками. Весь мир покупает через интернет. Коробки возят только в страны СНГ, потому что у нас несовершенная законодательная база.

— Тема вашего выступления, которую вы заявили на съезде, посвящена проблеме IT-образования. На что конкретно вы обращаете внимание?

— Если в двух словах — наша система образования не знает кого готовить, нет критериев подготовки, оценки специалистов, нет программы подготовки IT-специалистов. А если более подробно — никто, начиная с чиновников Министерства образования и науки и заканчивая профессорско-преподавательским составом вузов, не знает, что реально нужно рынку. Ни один преподаватель не будет самостоятельно делать мониторинг нужных специальностей на сегодняшний день, и тем более на пять лет вперед. Конечно, Министерство образования пытается предпринимать попытки в этом направлении, но зачастую они проходят неэффективно, без обратной связи. Мы провели несколько своих тестов, и убедились, что эффект от этих попыток был минимальный.

— Принимали ли вы участие в работе учебно-методических объединений (УМО) по разработке учебных программ, в составе которых предусмотрено участие специалистов предприятий? Ведь созданием программ занимается не Министерство, а вузы посредством таких объединений. Я знаю, ваша фирма связывалась с филиалом Московского университета.

— И не только. Мы работаем и с Евразийским Национальным университетом. Мы как раз и пытаемся развить не только вертикальные связи — через Ассоциацию работать с Министерством, но и параллельные — когда отдельные компании решают совместные задачи напрямую с вузами. Конкретно на УМО мы не выходили. Работу по IT-образованию мы начали активно вести год назад. Сначала через Министерство образования и науки, но эти попытки не увенчались успехом, потом пошли другим путем — вышли на университеты. Наши специалисты проанализировали действующие рабочие программы и сделали вывод, что они очень далеки от реальности. Мы провели серию контрольных срезов знаний среди студентов Казахстанского филиала МГУ и Евразийского национального университета. Исследование проводилось с непосредственным участием специалистов этих вузов среди студентов третьего, четвертого курсов профильных IT-специальностей. Только два процента учащихся справились с поставленными задачами на «отлично»! А задачи эти были из школьной программы.

Это говорит о том, что проблема низкой подготовки специалистов вырастает со школьной скамьи. И ответственность за это должна быть разделена между всеми участниками процесса подготовки кадров. И мы, как участники этого процесса, должны осознать свою долю ответственности и свою роль в нем. Тем более, что мы больше всех нуждаемся в квалифицированных IT-специалистах.

По образовательным параметрам Всемирного индекса конкурентоспособности показатели конкурентоспособности казахстанского образования, в частности, по качеству математического научного образования Казахстан находится на 56 месте. Это сравнительно низкий показатель при имеющемся образовательном потенциале национальных ресурсов. Мы работаем с несколькими вузами страны и я могу определенно сказать, что преподаватели далеко не всегда четко ориентируются в требованиях рынка. Они зачастую составляют свои планы, руководствуясь только своим собственным опытом, и вынуждены вариться в собственном соку. Нет четких и понятных критериев подготовки и оценки знаний. Хотя преподаватель не обязан ориентироваться в рынке, его задача — преподавать, уметь доносить знания.

Рабочие программы вузов не ориентированы на подготовку необходимых отрасли специалистов. Ведь нам сейчас необходимы и тестировщики, и инженеры по качеству и руководители рабочих групп, архитекторы, аналитики, технические писатели. Весь перечень специализаций насчитывает более 60 позиций. И каждая из этих специальностей требует отдельной специализированной подготовки и должна учитывать индивидуальные особенности учащегося. Сейчас же все это у нас понимается под одним общим ярлыком — «программист». Многие из этих специальностей требуют специальных программ обучения уже начиная со второго курса.

— Студент — это не «сосуд», который надо заполнить, а «факел», который надо суметь зажечь. Что вы можете предложить студенту в качестве самостоятельной работы, ведь без стремления к самостоятельной работе ничего не получится?

— Вы абсолютно правы. Для самостоятельной работы студенту нужен целевой вектор. Форм сотрудничества с вузом очень много. Наши специалисты проводят мастер-классы, в филиале МГУ мы участвуем в Ломоносовских чтениях своей стипендией, которой поощряем наиболее перспективные работы студентов в сфере IT, в рамках факультатива создали студенческую рабочую команду. Но главное, студент, который «зажегся», должен знать — по какому пути и в каком в каком направлении ему нужно двигаться.

Дмитрий Гусак, председатель Совета Казахстанской Ассоциации IT-предприятий

— В общих чертах, я считаю, что основная задача первого съезда, это консолидация IT-общественности, проведение реального мероприятия, объединяющего разрозненные IT-компании страны вокруг общественных организаций — Ассоциации IT-компаний и Ассоциации софтверных компаний. Этот съезд не может, да и не должен, на мой взгляд, пытаться решить все проблемы, стоящие перед нашими компаниями. Его задача, пока, только высветить эти проблемы, высказать их публично, зафиксировать, а уж потом, после съезда вместе со всеми заинтересованными организациями как государственными, так и общественными, выработать тактику и стратегию решения этих проблем.

В этом же ключе я рассматриваю тот программный документ, который Ассоциация предлагает съезду для рассмотрения. Это не программа, это проект, черновик, предложения к будущей программе, которая должна быть разработана государством совместно с IT-общественностью. Кроме того, и предлагаемый проект Предложений, и мнения, высказанные на съезде должны, прежде всего, лечь в основу плана работы обеих Ассоциаций. Ассоциации должны почувствовать настроения и узнать мнение большинства участников IT-рынка и учесть это в своей дальнейшей работе. Мне бы не хотелось, чтобы на съезде наметилась в любом виде конфронтация с уполномоченными государственными органами. Я бы хотел, чтобы идея объединения IT-компаний, IT-общественности была дополнена идеями сотрудничества Ассоциаций в области IT со всеми государственными органами и государственными структурами с целью развития нашей отрасли и повышения ее конкурентоспособности.

Амандос Cуранчиев, начальник Главного управления информатизации и связи Министерства обороны РК

— Самое главное съезд показал, что IT-отрасль в Казахстане есть. Появились свои лидеры, есть различные тематики, в которых лидеры хорошо разбираются, работают, появилась софтверная часть.

— Вы представляете государственную структуру и именно ту, где IT является вопросом национальной безопасности. Может ли отечественная IT-отрасль обеспечить ваши потребности?

— Казахстан — уникальная страна. И уникальность не только в количестве нефти, но и расширенности территории, в малой плотности населения. Чтобы защитить такую Родину, нужно иметь мобильную армию, а мобильность сейчас можно добиться только за счет IT. Но при этом, чтобы была автоматизированная система управления войсками, необходимо иметь хорошие отечественные IT-компании. Нельзя ведь доверить написание софтов иностранным компаниям, тем более из стран других военных блоков. Поэтому вопрос, с которым мы сегодня сталкиваемся каждый день, важен как для нас, так и для отечественных IT-компаний: госсектор обеспечивает IT-предприятия заказами, а мы, как государственный заказчик, не можем обеспечить себя отечественными IT-компаниями, имеющими серьезный опыт в написании оперативной технологической системы. За рубежом таких компаний много, но, понятно, что мы не можем делать подобные заказы там. Есть риск. Риск закладок, риск программных троянов. Опять же единственный выход, о котором говорили на съезде — нужно обучать казахстанские IT-предприятия, нужно создать условия для подготовки высококвалифицированных специалистов.

Мустафина Аккыз Кураковна, директор информационного компьютерного центра Казахского Национального Технического университета им. К. И. Сатпаева

— Сегодня во многих выступлениях затрагивалась тема IT-образования. Согласны ли вы с той оценкой, которая звучала в адрес качества образования, уровня профессионализма преподавателей вузов в области подготовки IT-кадров?

— Качество образования это глобальный вопрос сегодняшнего дня. Претензии к системе образования во многом обоснованы, но единственно обидно, то, что многие руководители IT-предприятий не знают, что сегодня происходит в вузах, не знают всего нового, что внедряется в программы и процессы обучения. Сейчас вузы перешли на трехступенчатую программу подготовки специалистов — бакалавр (4 года обучения), магистр, докторант. Переработаны все типовые и рабочие учебные планы и программы по дисциплинам. Практически все новое в информационных технологиях студентам преподается, другое дело насколько глубоко. Но это уже другие проблемы — невозможно все темы включить в учебную программу в необходимом объеме, организация лабораторных занятий и производственной практики, а также индивидуальность восприятия знаний и умений каждым студентом. Все хотят получить готового специалиста, а задача вуза, на мой взгляд, заключается в том, что необходимо подготовить высокообразованного специалиста, способного адаптироваться в IT-среде.

— С другой стороны, сегодняшние специалисты, которым сейчас за пятьдесят тоже многого не знали…

— Правильно. Возьмем к примеру поколение выпускников 60-х годов. Разве они знали ЕС ЭВМ, когда пришли на производство и первый раз ее увидели? Но они смогли адаптироваться и работать. Тоже самое, когда мы закончили, мы не видели персональных компьютеров, но ведь тоже освоились. Основа для адаптации была положена базовым образованием. Сейчас подготовка специалистов в области IT направлена на специализированное базовое образование. Сразу после поступления в университет студенту сложно определить свою будущую узкую специализацию — станет ли он программистом или будет заниматься сопровождением программ, станет ли он специалистом по тестированию IT-продукции. Но ступень бакалавриата дает ему возможность определиться и для дальнейшего обучения по выбранному направлению он может поступить в магистратуру, дальше — выше. Теперь, если предприятие все-таки приняло молодого специалиста, оно может само продолжать его готовить в нужном для производства направлении. Рычагов в области дальнейшего образования сейчас не так мало. Другой вопрос — есть ли у предприятия целевые направления, система финансирования, направленная на повышение квалификации сотрудников? Все помнят советскую систему подготовки кадров, но ведь это была действительно мощная государственная система, с мощными предприятиями, с целой многоступенчатой системой повышения квалификации. Сейчас ситуация несколько другая и замечательно, что съезд поднимает эти вопросы, но нужно это делать сообща, зная реальные возможности, потребности всех заинтересованных сторон.

— Нашли ли вы на съезде реальных партнеров?

— Вообще идея организации подобного съезда очень хорошая. Очень много услышала интересной информации, в перерывах со многими обменялась мнениями. Многие организации изъявили желание прийти к нам, хотя и сейчас очень многие IT-предприятия сотрудничают с нашим университетом, но, правда, не на таком уровне, как хотелось бы. А хотелось бы, в первую очередь, иметь серьезную базу для практики студентов. Конечно, есть предприятия, которые сейчас встали на ноги, предлагают свою базу, но этого количества недостаточно. Для примера, ежегодно мы выпускаем 1000 специалистов, ни одно предприятие не может дать базу практики для такого количества студентов, не говоря уже об их трудоустройстве.

— В одном из выступлений положительно говорилось о выпускниках политехнического колледжа Астаны. Как вы считаете, какие шансы у выпускников средних специальных профессиональных учебных заведений?

— Я считаю, большинство выпускников коллежей, которые сейчас пришли работать в сферу IT, могут остаться к сорока годам не у дел, если не будут продолжать обучение. У них не будет практически возможностей и условий для роста — карьерного, зарплатного и пр. Чаще всего их используют в качестве тестировщиков. Я выдвигала в свое время идею создания профсоюза работников IT-отрасли. Сейчас уже возникла необходимость защиты интересов тех, кто трудится в этой сфере.

Игорь Протасьев, директор ТОО «Восток-Пейдж» (Усть-Каменогорск)

— Наша фирма занимается телекоммуникациями и интернетом. Я считаю, что сейчас все компании подошли к той черте, когда стало необходимым четкое видение всех общих проблем. За один день, конечно, нельзя охватить все вопросы.

На мой взгляд, наша страна не может набрать ту критическую массу, например, как в России, где больше выбора, отсева. У нас сейчас единственная возможность — резко увеличить количество специалистов в IT-сфере. Сейчас кадры будут решать все, а их у нас нет. Об этом на съезде много говорили. Большие возможности по обучению и получению дипломов, сертификатов университетов, в том числе и престижных, дает интернет. Я знаю, что в Томск, Новосибирск раз в год приезжает комиссия Кембриджского университета и по результатам тестирования выдает сертификаты. У нас, к сожалению, развитие интернет-услуг тормозится монопольным положением Казахтелекома. Как бы мы бесконечно не говорили о снижении тарифов, ситуация кардинально не меняется. Да и монополисту зачем это делать? Его главная цель — доход. Ситуацию можно сломать лишь под сильным давлением, а это давление могут совместно создать крупные, средние, мелкие предприятия.

Я желаю, чтобы этот съезд стал толчком в решении как этой, так и других проблем.

Сергей Швалов, президент АО «Логиком»

— Ваше мнение о съезде?

— Съезд выполнил свою главную задачу — задачу консолидации IT-предприятий Казахстана. Конечно, есть еще вопросы, которые хотелось бы обсудить, но, я думаю, что будет и второй съезд.

— Наш журнал неоднократно обсуждал Программу «Народный компьютер», участником которой является и «Логиком». Пользуясь случаем, хотим спросить — как продвигается программа?

— Пока с трудом. Есть сложности на стыке, например, в вопросе доставки «Казпочтой». Я думаю, что проблема в том, что до конца не выработалось партнерство между государственным и частным сектором. Люди ждут очень дешевый компьютер, а в данном случае, ни государство, ни частный бизнес не могут дотировать это ожидание.

Когда разговор шел о народном или доступном компьютере, мы, АО «Логиком», имели в виду его географическую доступность и доступность с точки зрения сервисов. Сто долларов он никогда не будет стоить, или это будет очень плохой компьютер. Но наша сеть магазинов по всему Казахстану и так предлагает компьютеры по доступной цене — 400$. Это хоть и простенькая машина, но обеспечивающая потребности во всех основных бизнес-функциях. Со своей стороны мы готовы выполнять все параметры программы — предоставить компьютеры в любом количестве по вполне доступной цене.

Комментарии