Следите за новостями

Казахстанский интернет — «да» и «нет» не говорить?

О государственном регулировании интернета в Казахстане.

5 декабря 2007 10:32, Ярослава Науменко, Gazeta.kz

Часть 1. Теория

«Интернет нуждается в государственном регулировании», — до сих пор заявление министра информации и культуры Ермухамета Ертысбаева полумесячной давности цитируют казахстанские журналисты.

Новость о том, что в министерстве уже почти разработан законопроект, который будет регулировать все вопросы отечественной интернет-зоны, со скоростью света распространилась среди казахстанских пользователей… Что это значит для нас с вами?

Полиция мысли

Какие именно поправки могут быть внесены в «многострадальный» закон о СМИ, пока не сообщается, но уже сейчас многие готовы обвинить министерство в нарушении Конституции, которая запрещает любую цензуру.

Кроме того, интернет во всем мире признан открытой коммуникативной инфраструктурой, и «все попытки правового урегулирования этой сферы (предпринимавшиеся не раз в различных странах) признаются мировым сообществом недемократичными», — утверждает общественный фонд «Гражданская инициатива интернет-политики». Зная, как вольно могут трактовать любые законодательные понятия наши чиновники, многие казахстанцы догадываются, на каких моментах в законопроекте будет сделан акцент.

В самом интернете, точнее, на пространстве казахстанских блогов (интернет-дневников), существует несколько предположений (их перечень составил пользователь Мегахомяк):

— Все интернет-сайты (или с достаточной популярностью, или с определенной тематикой) должны будут обязательно регистрироваться в министерстве культуры и информации как СМИ.

— Вне зависимости от того, где расположен хостинг сайта (в республике или за рубежом), если вы гражданин РК, то «все, что вы напишите, будет использовано против вас».

— Все, что на сайте есть, включая комментарии, будет в зоне ответственности владельца сайта.

— Будет узаконена блокировка сайтов.

— Видимо, появится определение «кибертерроризм» или «информационный терроризм» и оно будет официально закреплено.

— Соответственно, будут внесены статьи об ответственности за данное деяние в Уголовный Кодекс и Кодекс об административных нарушениях.

— Будет введен мониторинг интернет-пространства на предмет «кибертерроризма» — делать это будет, видимо, «Казахтелеком».

«У сильного всегда бессильный виноват», — возмущаются одни интернет-пользователи. Другие заняли выжидательную позицию: «Реально что-то блокировать невозможно, по большому счету».

Евгений Т., IT-специалист, принципиально черпающий всю нужную информацию из электронных СМИ, считает возможные поправки шагом необдуманным: «Одно дело — борьба с порнографией и терроризмом, другое дело — цензура, чуть ли не полиция мысли, наш собственный вариант. Да, в Китае информация из Сети жестко фильтруется и контролируется, но наш сосед и не объявлял себя демократическим государством! Вообще, интернет остается одним из наименее подконтрольных властям СМИ, где любая информация распространяется очень и очень быстро».

Заметим, под лозунгами борьбы с «киберпреступностью» и «кибертерроризмом» охота на ведьм началась во многих государствах. Соседний Китай действительно традиционно называют эталоном интернет-цензуры — так называемый «Великий китайский файрвол» (система серверов, которая фильтрует всю передающуюся информацию) не допускает появления в сети оппозиционных разглагольствований. Запад, вопреки всем демократическим заявлениям, от Китая тоже не отстает.

В США после терактов 11 сентября приняли несколько антитеррористических законов и теперь власти имеют право отслеживать всю электронную переписку, а ФБР то и дело блокирует неблагонадежные сайты.

Цены падают — контроль растет

В нашем государстве до сих пор проблема контроля за интернет-сообществом решалась с помощью высоких цен на доступ в Сеть.

Однако постепенно интернет становится все более доступным для казахстанцев, и, видимо, некоторые чиновники решили, что это представляет угрозу их безопасности. Исследователь казахстанского интернета Александр Ляхов считает, что наступило то время, когда вместо прежнего равнодушия «государственные структуры стали с интересом поглядывать, что же это за непонятное явление стало мешать им спокойно жить»: «Вдруг оказалось, что интернет может быть прекрасным пропагандистом и агитатором, легко обходящим все государственные границы и цензурные запреты. Таможни были неприятно удивлены, что мимо них пошел поток аудио- и видеозаписей, компьютерных программ и руководств, литературных новинок — теперь средством их транспортировки все чаще становится интернет. И это далеко не все примеры того, как стремительно изменился наш мир под влиянием интернета. А вместе с миром менялся и Казахстан», — пишет сетевой классик на своем сайте.

В конце ноября по всей республике прошла серия семинаров по блоггингу и гражданской журналистике. Интерес далеко не праздный: многие аналитики предвидят скорый общемировой «электронный переворот» в СМИ (газеты «уйдут» в интернет, сократив бумажные объемы), способствовать которому может развитие блогов.

«Интернет, как и любая другая среда, должен выполнять требования законодательных актов, — говорит Максим Береза, известный латвийский блоггер и веб-издатель, тренер семинара. — Если государство считает, что законы нарушаются в массовом порядке, то следует регулировать эту среду. Правда, регулирование не должно ограничивать права граждан на свободу слова. К определенным веб-ресурсам ограничивают доступ Тайланд, Китай и Иран, другие страны тоже пристально наблюдают за происходящим в сети. Со стороны правозащитников регулирование интернета воспринимается как угроза демократии. Компромисс зависит от профессиональности и компетентности людей, создающих нормативную базу в этой сфере».

Алексей Левончик, блоггер из Минска, рассказывал о ситуации в Белоруссии: «Сейчас у нас прорабатывается закон, по которому все сайты новостных агентств, интернет-версии газет и блоги должны будут регистрироваться как СМИ (с последующим распространением на них Закона о печати).

Отдельного определения для интернет-медиа в данном законе нет, потому интернет-ресурсы автоматически подпадают под действие тех же положений, что регулируют работу и традиционных СМИ.

Учитывая совершенно разную специфику работы обычных и интернет-СМИ, а также репрессивный характер белорусского закона о печати, можно ожидать значительного усложнения условий работы сайтов. Если закон примут, многие из них будут вынуждены мигрировать в международные доменные зоны, поскольку при регистрации в зоне .by обязательно нужно оставлять свои личные данные, и владелец сайта в таком случае несет прямую ответственность за его содержание.

Кроме того, журналисты этих изданий будут лишены возможности работать в официальном статусе, и пополнят армию журналистов-блоггеров.

В Польше, кстати, на заре интернета выдвигались идеи регистрировать вообще ВСЕ сайты без учета их характера. Правда, разум возобладал, и идея не была претворена в жизнь. На сегодня интернет-версии печатных изданий функционируют на условиях и по правилам печатных изданий: интернет-газеты для получения тех же прав, что и печатные издания, должны зарегистрироваться как СМИ, однако к этому их никто не принуждает. Регистрация блогов и личных ресурсов отсутствует.

В Белоруссии пока не было случаев, когда блоггер ответил бы перед судом за свои публикации. У нас привлечь блоггера к ответственности за высказывания в интернете можно лишь в порядке защиты чести и достоинства и только как частное лицо. За незаконную издательскую деятельность привлечь невозможно.

А вот в России такие случаи были. В 2007 году блоггер, опубликовавший на своем сайте агрессивную статью про одного из губернаторов, изобилующую угрозами в адрес чиновника, предстал перед судом. Однако, как оказалось, правоохранительные органы вычислили блоггера случайно: ссылку на сообщение, послужившее поводом для преследования, опубликовал один из высокоавторитетных блоггеров российского интернета с огромной читательской базой».

Казахстан только-только начал писать свою интернет-историю. «К сожалению, общественных экспертов в такой специфической отрасли как интернет у нас нет», — печально констатирует Александр Ляхов.

А должны, «чтобы не изобретались в недрах министерств и не утверждались нашими парламентариями такие решения, от которых участники рынка и интернет-общественность либо хватается за голову, либо иронически улыбается. Нашим чиновникам пора понять то, что давно поняли во всем цивилизованном мире: чем вставлять палки в колеса прогресса, лучше подкладывать их ПОД в трудных местах!».

Часть 2. Факты

Двадцать первый век примечателен сменой общественных формаций, когда индустриальное общество начало уступать место информационному. Информационное общество — это «современный тип общества, где ведущую роль приобретают информационные технологии и средства массовой коммуникации». Казахстан тоже активно включился во всемирный процесс его строительства, начав возводить систему электронного правительства.

Начинание, безусловно, хорошее. Но есть вещи, которые стоило сделать чуть раньше, вначале, чтобы не ставить телегу впереди лошади.

Рассмотрим, например, хотя бы ситуацию с электронными библиотеками. Она дают огромнейшие возможности: глобальный и неограниченный доступ к культурному наследию любой страны превращает ее в общечеловеческое достояние, технологии интерактивного обучения позволяют получить качественное международное образование в любом захолустье, информацию о новейших научных разработках можно получить сразу после ее возникновения.

Электронная библиотека в Сети представлена в виде веб-сайта, где постепенно накапливаются тексты и медиафайлы самого разнообразного содержания, и в этой связи понятия «электронная библиотека» и «интернет» становятся неразделимыми.

Сетевые ресурсы казахстанских библиотек пока представлены весьма посредственно, хотя в 2001 году в республике и был создан Информационный консорциум библиотек Казахстана (на сегодня его участниками являются 50 учреждений со всех регионов страны, причем половина — это вузовские библиотеки).

Основной целью деятельности консорциума, по заявлению его руководства, стало «содействие в обеспечении свободного доступа пользователей к информационным ресурсам Казахстана и зарубежных стран на основе использования компьютерных технологий, средств телекоммуникаций и интернета». Тем не менее, о реальных действиях консорциума пока говорить рано. Проблема доступа казахстанцев к информации отечественных сетевых электронных библиотек по-прежнему остается нерешенной.

Одна из главных причин, как считают многие специалисты, в недоступности интернета широким массам населения.

«IT-технологии во всем мире средство, инструмент, для казахстанцев эти технологии до сих пор подобны «малиновым штанам» из «Кин-дза-дзы» — символ некой привилегированности», — грустно шутят айтишники.

Широкое проникновение интернета за рубежом влечет за собой увеличение количества пользователей и, как следствие, востребованность электронных ресурсов. То, что в Сети слабо представлен казахстанский сектор и в плане количества пользователей, и в плане числа сайтов (в отличие от того же Рунета), виновата монополизация средств связи, которая диктует достаточно высокие (даже по мировым меркам) цены. Гораздо более высокие, чем в США или России. Так, абонентская плата за месяц по тарифному плану «Мегалайн Hit» составляет 4104 тенге. Подключение — 7182 тенге, установка модема - 2098, сюда можно прибавить стоимость самого ADSL-модема — от 6000 тенге и выше. Не всякий среднестатистический житель РК сможет, и, тем более, студент, пробить пусть даже и одноразово, такую брешь в своем бюджете.

Данные о количестве интернет-пользователей в разных странах мира, а также об отношении их числа к общей численности населения стран, опубликованные на сайте Internetworldstats, говорят о том, что в Казахстане доля интернет-пользователей от общей численности населения составляет 2,7%.

Для сравнения: Эстония — 51,8%, Латвия — 45,2%, Белоруссия — 35,1%, Россия — 16,5%, Украина — 11,5%, Азербайджан — 8%, Армения — 5,5%, Киргизия — 5,2%, Узбекистан — 3,3%, Туркмения — 0,5%, Таджикистан — 0,1%.

Из полумиллиона пользователей интернета в Казахстане большая часть проживает в обеих столицах или входит в число корпоративных клиентов.

Особенно от отсутствия конкурентной среды в телекоммуникационной сфере Казахстана страдают учреждения образования: университеты, колледжи, школы, библиотеки. Правительства многих зарубежных стран в рамках политики развития информационного общества и его непременных составляющих — электронных библиотек — устанавливают льготы для развития информационной технологии в сфере науки и образования (особенно по части аренды цифровых каналов передачи данных).

Пока же, чтобы, например, протянуть оптоволокно к Павлодарскому государственному университету, нужно выложить 10 миллионов тенге. Чтобы организовать каналы между Алматы и Карагандой (где сосредоточено наибольшее количество крупнейших казахстанских вузов и научных центров) за аренду потока необходимо платить тому же «Казахтелекому» ежегодно более 30 млн. тенге. За рубежом существуют огромные льготы, у нас республика не дает ни копейки.

С проблемой малодоступного интернета связан и вопрос качества исполнения самих электронных библиотек. Интернет-портал «Электронная библиотека «Наследие народов Казахстана» (на момент опубликования материала не был доступен — прим. ред.) дает ссылку на 35 электронных библиотек республики.

Попытка перехода по первой ссылке на электронную библиотеку Актауского государственного университета им. Ш. Есенова оказалась неудачной — «Ошибка 404. Страница не найдена».

Актюбинский филиал РНТБ тоже оказался недоступен посредством интернета. Третья ссылка на Актюбинский филиал РНТБ работает. Но как таковой электронной библиотеки здесь не существует, о чем сообщает последнее предложение на странице: «Если вы захотите больше узнать о наших возможностях, просим посетить библиотеку по адресу…».

Библиотека Международной Академии Бизнеса тоже непонятно — существует онлайн или нет, удалось войти только на сайт самой академии .

Резюмируем: из 35 ссылок ни одна не вела на реально функционирующую электронную библиотеку, а по тем ссылкам, которые оказались рабочими, предлагают лишь поиск информации в Сети (то, что каждый пользователь интернета и так может сделать, не выходя из дома) и ее пересылку за плату.

Многие из ресурсов не имеют своего хостинга (Карагандинский филиал РНТБ, Карагандинская областная юношеская библиотека им. Ж. Бектурова, Жамбыльская областная универсальная научная библиотека) и находятся на бесплатном российском хостинге narod.ru (где объемы хранения информации сильно ограничены). Это значит, что у них нет специального оборудования, серверов и специалистов, которые поддерживали бы ресурс.

На сайте Национальной библиотеки РК в открытом доступе находятся лишь три электронные книги, но загрузить их так и не удалось (завирусованы).

Проблема медленного развития казахстанских электронных библиотек в первую очередь связана не только со слабой технической базой библиотек (нельзя их называть электронными только потому, что они предоставляют какие-то современные услуги, более важен вопрос применяемых технологий) и низким уровнем компьютерной грамотности населения (подчас и самих работников), но и с особенностями законодательства.

И в России, и в Казахстане вопрос функционирования электронных библиотек вообще, и в интернете, в частности, юридически до конца не решен (в республике вообще отсутствует законодательство о библиотеках).

Существующая в обоих государствах система авторского права далека от совершенства, что мешает авторам регулировать степень доступности своих произведений.

А ведь именно электронная библиотека должна стать сердцем информационного общества. В настоящее время Правительство республики разрабатывает «Стратегию безопасности страны», в рамках которой было решено начать создавать сети электронных библиотек для предоставления электронных изданий широким слоям населения республики (никаких других подробностей пока не известно).

Дальнейшее развитие электронных библиотек в Казнете, действительно, во многом зависит от политики правительства.

Во-первых, нужно сокращать сферу влияния монополистов. Пока любая организация, которая собирается представлять услуги связи, должна быть сертифицирована «Казахтелекомом» и работать через него. В России существует огромное количество провайдеров разных типов подключения, что или кто мешает нам пойти по тому же пути? Интернет должен стать дешевым, быстрым, доступным.

Второй шаг в развитии электронных библиотек — построение городских сетей. А далее они могут стать основой межрегиональных мультисервисных сетей.

Комментарии