Следите за новостями

Цифра дня

На 54-м месте Казахстан в рейтинге скорости 4G

Будет ли в Казахстане Силиконовая долина?

Развитие ИТ-отрасли в Казахстане нужно начинать с ИТ-образования.

10 августа 2007 11:43, Анатолий Гавердовский, Digital Kazakhstan
Рубрики: Образование

Сегодня на территории стран СНГ существуют различные подходы к развитию ИТ-отрасли. Пожалуй, самое популярное направление — создание технопарков.

Государство вкладывает деньги в строительство зданий, дорог, прокладку интернет и сетей. При этом почему-то мало кто задает себе вопрос: где взять программистов? Хотя именно его и надо решать в первую очередь. Объективно, мы вынуждены начинать с развития сервисной модели ИТ-бизнеса. И только имея за плечами серьезный опыт реализации сервисных проектов, мы сможем успешно создавать свои продукты. Продуктовая модель требует знания рынка, а его невозможно узнать, просто прочитав книжку. Знание рынка формируется только из опыта реальных сервисных проектов. А в сервисном бизнесе все решает несколько вещей: опыт, инжиниринговая культура, количество людей и деньги. Поэтому начинать надо не с дорог, не с технопарков, а с программистов. Помещения, инфраструктура — это тоже важно, но это вторично.

Итак, где взять программистов? Выхода два: собирать «рассыпное золото» или применять масштабные методы добычи, то есть готовить программистов в промышленных количествах.

Сейчас мы вынуждены собирать «рассыпное золото», так как в Казахстане и других странах СНГ ИТ-образование, во-первых, не адаптировано под требования современного бизнеса и, во-вторых, не масштабируется. К чему это приводит?

Поскольку ИТ-образование рассыпано по разным кафедрам разных университетов, нет единых стандартов подготовки специалистов, нет потока, нет консолидации, нет накопления знаний. При этом кафедры, которые сами выполняют мелкие местечковые заказы и этим зарабатывают на жизнь, не стремятся взаимодействовать с бизнесом. В итоге бизнес перерастает образование и выпускников ВУЗа невозможно сразу подключить к работе в реальных проектах, потому что у них нет тех знаний и умений, которые требует заказчик. В такой ситуации компаниям приходится тратить большие средства не только на поиск, но и на переподготовку специалистов. Это неправильно, так как для бизнеса переподготовка кадров — это дополнительные затраты на каждого человека.

Вторая проблема в том, что образование не масштабируется. Кафедры выпускают, скажем, 10 человек тогда, как нам нужно 100 или 1000. Это создает дефицит кадров на рынке. Начинается переманивание специалистов, и люди переходят из компании в компанию в погоне за большей зарплатой. Большая зарплата сама по себе — это очень хорошо, но с точки зрения ИТ-бизнеса, это плохо, потому что это понижает его конкурентоспособность на мировом рынке. В результате услуги могут стать слишком дороги для заказчика, и это убьет саму идею аутсорсинга разработки программного обеспечения в страны СНГ. Поэтому для развития ИТ-бизнеса критически важно создать «добычу» программистов в промышленных масштабах. Если страна решит вопрос подготовки кадров и удержания их в стране, значит, создаст реальное богатство внутри себя — квалифицированных, талантливых инженеров. Несмотря на масштаб задачи — создание современной системы подготовки ИТ-специалистов  — при наличии твердой политической воли решить ее вполне по силам. Фактически вся система образования должна быть спроектирована так, чтобы научить человека мыслить, привить ему инженерную культуру (которой так славился СССР), дать специальное образование в области ИТ и наконец создать «легальные» возможности проходить практику и по максимуму работать на реальных проектах. Для этого нужно предпринять ряд шагов.

Прежде всего, надо обеспечить гибкость в программах обучения и «заточить» образовательный госстандарт под задачи бизнеса. Для этого придется забыть про «широкий кругозор» и «общее развитие» и отдать предпочтение более узкопрофильному образованию, специальным дисциплинам. Фундаментальные науки — математику, физику, химию, — надо оставить по максимуму: они учат человека мыслить. Это очень важно. Программа обучения не должна быть догмой, вылитой в бронзе. Ее надо пересматривать не реже раза в год, так как скорость изменения технологий очень высока.

Второе — нужно обеспечить связь с бизнесом и теми, кто делает реальные проекты. Надо адаптировать учебные программы так, чтобы студенты могли работать. Во-первых, это даст им «боевой опыт» — освоение технологий в процессе работы и рекомендации с места работы. Во-вторых, студенту нужно что-то кушать и на что-то жить.

Если у него не будет достаточно высокой стипендии или возможности «легально» заработать, он будет искать более легкие пути к зарабатыванию денег, которые к ИТ имеют мало отношения. Выплачивать большие стипендии, наверно, слишком накладно для государства. А дать легальную возможность подработать, чтобы не идти в сисадмины и торговые представители (в результате чего страна теряет программиста), — это выход.

Кроме того, важно создать позитивный имидж программиста, чтобы работать в ИТ было престижно. Сейчас специальность не пиарится вообще. Люди приходят в нее по странным позывам. Вот если бы в школах о ней рассказывали… Зачем? Это вопрос «воронки продаж». Популярность и престижность профессии создает больший поток молодежи, следовательно, в отрасль приходят лучшие и большее количество специалистов выпускается. В Индии, например, стать программистом — это часто единственный шанс выбиться в средний класс. Люди это понимают и работают как проклятые, чтоб добиться своей цели.

И самое главное — для масштабирования ИТ-образования нужна консолидация. Невозможно эффективно развивать сотни кафедр, лучше создать единый ИТ-ВУЗ, вложить в него средства, разрешить перевод студентов из других ВУЗов и жестко контролировать качество образования. Это должен быть университет не регионального, а федерального, даже мирового уровня. Он должен быть открыт не только для граждан страны, но и для граждан стран бывшего СССР и вообще всего мира.

Курсы должны читать лучшие западные преподаватели и практики. Причем, на английском языке. Если мы готовим специалистов мирового уровня, английский — это просто обязательно. Ведь это универсальное средство общения не только с коллегами, но и с заказчиками из разных стран. Естественно, у ВУЗа должна быть развитая инфраструктура: оборудование, интернет, нормальное жилье. Убежден, что образование должно быть бесплатным для студента, неважно, откуда он приехал. ВУЗ — это не бизнес, а государственное дело. Если государство сильное и может ассимилировать иммигрантов, то лучше привлекать талантливых иммигрантов, чем продавцов или строителей. Это принесет стране больше денег, чем можно содрать за обучение. Можно использовать схемы, когда компании будут платить за специалистов. В принципе это нормальная ситуация, когда бизнес платит ВУЗу за специалиста, как, например, он платит рекрутеру, реальные деньги. Но это должны быть, подчеркиваю, реальные деньги, а не заоблачные неподъемные суммы. Две зарплаты как «хедхантеру», например. Вполне нормально будет выглядеть обязательная отработка в Казахстане по специальности после обучения в ВУЗе. Фактически это то же самое, что посылать людей получать качественное западное образование.

Если ВУЗ будет выпускать 10 тыс. программистов в год, вокруг него соберутся все ведущие вендоры, которые будут брать выпускников на работу. Эти фирмы построят технопарки, инфраструктуру, проведут интернет. А если государство им еще и в этом поможет, они на него молиться будут. Фактически в таком ВУЗе должно воплотиться идеальное образование, идеальная инфраструктура с очень жестким отбором и очень жесткой программой обучения. Если такой ВУЗ в Казахстане будет, в него встанет очередь желающих из России, ведь если студент учится в иностранном государстве, его могут не призвать в армию. Важно, чтобы люди остались в стране и после того, как получат диплом, поэтому имеет смысл упростить процедуру получения вида на жительство и гражданства для выпускников. За примерами далеко ходить не надо. Откуда взялась Силиконовая долина? Она образовалась вокруг Стэндфордского университета, который готовил талантливых выпускников. Появились люди, которые хотели перевернуть мир. Они основали и стали развивать компании. Дальше пришли деньги и венчурные капиталисты. Так выпускники Стэнфорда Ларри Пейдж и Сергей Брин стали основателями Google, а Уильям Хьюлетт и Дэвид Паккард создали компанию, в которой сейчас работают свыше 100 тыс. человек, в арендованном гараже. Что стоит за израильским чудом? Простые вещи. Гигантские инвестиции в технологическое перевооружение, которые позволили развивать подготовку кадров. Армия, которая дала уникальных проджект-менеджеров для ИТ-отрасли. Правильная миграционная политика, которая способствует въезду в страну евреев со всего мира. И деньги. Так что при правильном подходе Силиконовая долина в Казахстане имеет все шансы приобрести вполне реальные очертания.

Комментарии