Следите за новостями

Производить нельзя реализовать

Возможности и проблемы казахстанских разработчиков ИТ-оборудования.

6 сентября 2007 09:05, Катерина Третьякова, Computer Club Magazine
Рубрики: Бизнес, Железо

Общие тенденции бурного развития казахстанского ИТ-рынка не влияют на исполнение желаний отечественных изобретателей. Жесткие условия и ограниченные возможности постоянно тормозят производственную деятельность. Но закаленные временем ученые намерены доказать, что их разработки могут и будут окупаться.

Правила рынка

Производить в Казахстане не выгодно, об этом заявляют в Независимой ассоциации предпринимателей. Здесь уверены, что тенденция перехода из статуса среднего бизнеса в малый, будет неизменной до тех пор, пока в закон не внесут поправки. За последние пять лет четверть предприятий сменили статус средних на малые. Поднимать статус до «крупных» также никто не стремится. Понимая под предпринимательской деятельностью все возможные варианты бизнеса, казахстанские бизнесмены считают, что именно производство остается самым низкодоходным видом деятельности.

Другой причиной, по которой производство в Казахстане развивается с трудом, руководители компаний называют нехватку квалифицированной рабочей силы. Проблема эта известна, и даже очевидна. Союз предпринимателей и работодателей «Атамекен» предлагает правительству разные варианты подготовки специалистов среднего технического образования.

«Основной упор для развития производства у нас должен делаться на технические специальности среднего уровня. Сейчас выдвигается такая инициатива как процесс непрерывного технического обучения, то есть человек обучается два года на базе среднего образования и получает техническую специальность. Если отучится дополнительно два года, то станет мастером, а при желании, проучившись еще 3–4 года, можно стать инженером. Мне кажется, что такая модель профессионального обучения перспективна, ведь человек может сам выбирать уровень той технической подготовки, которая ему необходима», — говорит Екатерина Никитина, первый заместитель председателя союза «Атамекен».

Политика иностранных компаний

Иностранные компании видят перспективы казахстанского рынка в расширении, правда, только в одном направлении. Здесь можно торговать и обслуживать проданную продукцию, но никак не производить.

Пока программа по профессиональному обучению рассматривается правительством, крупные предприятия для подготовки кадров создают собственные университеты и сетевые академии. На рынке Казахстана уже работают такие мировые гиганты, как Microsoft, HP, Южнокорейский технопарк из Сейхына, индийская компания NIIT. Только последняя из них в рынок ИТ-образования инвестировала более миллиона долларов США. На те же цели Южная Корея выделила 3 миллиона долларов. Все эти компании готовят кадры, но только для собственных нужд.

Возможности казахстанских разработчиков

Для отечественных лабораторий работников готовят немногочисленные ученые советских времен, большинство из них занимается преподавательской деятельностью в технических ВУЗах. Отсутствие программ и методик, а также слабая, по мнению разработчиков, подготовка в институтах затягивает процесс обучения молодых специалистов до полугода. «Сталкиваешься с такой проблемой, что обучаешь человека от нескольких месяцев до года, но потом, как только мы его чему-то научили и он становится специалистом, то переходит в другие компании или госструктуры», — говорит Булат Канимов, директор «Лаборатории Сетевых Технологий».

Отсутствие и отток подготовленных кадров — это одни из основных причин, по которым новый завод по производству моноблоков не может начать работать в полную силу. Поэтому, еще до сентября этого года компания, как и раньше, будет собирать не больше 40 моноблоков в месяц.

Оборудование уже стоит в отремонтированных цехах, но на нем только учатся работать. К осени, по замыслу руководства, в Алматы будет создано порядка 100 новых рабочих мест. По планам, они ежегодно должны будут производить около 7000 моноблоков персональных компьютеров, мониторов и телевизоров. На производство стильных клавиатур и мышек из дерева производители решили не размениваться. Такая продукция уже поставлена на поток на многих иностранных предприятиях. Небольшие масштабы, которые доступны сейчас казахстанским производителям, не принесут желаемых доходов. Кроме того, в таком производстве мало возможностей инновационного развития.

Производство в странах юго-восточной Азии выгодно во всех отношениях. Дешевая рабочая сила и условия, которые создаются этими государствами, дают хорошие возможности для работы иностранных партнеров.

«В Китае инженер получает 120–150 долларов, и считает это хорошей зарплатой. У нас инженер такого уровня как там, будет требовать минимум 1000 долларов, причем нет никаких гарантий отдачи. А в Китае рынок специалистов достаточно велик, если сотрудник не справляется, то его меняют. Кроме того, уровень подготовки и квалификация технических работников намного выше. Большое влияние оказывает и конкуренция, значительно повышающая отдачу работника», — говорит Б. Канимов.

Коллеги из Китая предложили казахстанскому бизнесмену не только дешевую рабочую силу. Для новых разработок они также готовы выделить помещение и оборудование, 90% которого на любом заводе будет китайского производства. В среднем завод на территории соседней страны обошелся бы в три раза дешевле, чем в Казахстане.

Также хорошие возможности для научной деятельности казахстанским ученым могут предоставить и в США. Научные разработки будут проводиться в «штатах», а производство запустят в том же Китае. При этом, если работать в Америке, то в технологию создания завода ученым погружаться не придется. Система запуска очередных изобретений отработана не слабее фабрики грез.

Однако запуска производства «на стороне» у «Лаборатории Сетевых Технологий» пока нет в планах. Во-первых, ученые намерены создавать новые модели компьютеров, их поточное производство — не самоцель. Во-вторых, еще не до конца отработана технология масштабного производства. Сейчас ее только пытаются систематизировать, а заказы, как и раньше, выполняют практически вручную в небольшом цехе.

«Есть люди, у которых задача зарабатывать деньги. У меня такой цели нет. Хватает и ладно… Хотя, может через год-два я дойду до этого, а сейчас пока не вижу в этом смысла. Моя задача — построить вот этот завод с производительностью в 6000–7000 экземпляров в год, которая должна обеспечивать все остальные наши научные интересы», — говорит директор «Лаборатории Сетевых Технологий».

Об окупаемости производства пока речи не идет. Чтобы сделать отечественный брэнд узнаваемым и покупаемым, казахстанским производителям понадобится 1,5–2 года. Основной упор делают на всемирную паутину. Так с продуктом познакомятся не только в Казахстане, где возможности сбыта совсем невелики. Приносить прибыль завод сможет только после выхода на внешний рынок. Под ним изобретатели подразумевают, в основном, Россию, Европу и Америку.

Выходить на Центральную Азию, как это делает большинство казахстанских предприятий, невыгодно. Там спрос на подобную продукцию на порядок ниже, чем в нашей стране. В центрально-азиатском регионе самый большой рынок принадлежит Казахстану.

Для развивающихся государств, где цена стоит на первом месте, изобретатели моноблоков планируют заменить деревянные корпуса на дешевые пластиковые и металлические. По расчетам специалистов, себестоимость моноблоков снизится в несколько раз. В итоге моноблок будет стоить примерно столько же, сколько и компьютер «серой» сборки. Преимущество же в борьбе за покупателя будет в качестве продукции. Но выход на рынки соседних стран производители моноблоков внесли в список долгосрочных планов.

Когда продукт отечественной лаборатории станет приносить прибыль, то есть разница между расходом и доходом будет составлять около 50%, на поток поставят компьютер для автомобилей. Принцип работы будет примерно тот же, что и у моноблока: минимум пространства, максимум производительности. Вычислительная мощность примерно такая же, как и у обычного ПК стоимостью 1300–1500 долларов. Чтобы цена конечной продукции была доступна, материнские платы специального формата будут заказывать в Тайване. Средняя цена платы — 240 долларов. Аналогичная плата, произведенная в Казахстане, обойдется в 600–700 долларов.

Задумка изобретателей уже практически реализована. Осталось лишь провести испытания и можно выходить на рынок с новой маркой.

«Наука не может быть коммерциализована до такой степени, как продажа в магазине. Для того чтобы наука действовала, должна быть создана среда, в которой бы эти ученые варились», — уверен разработчик моноблоков.

Общемировая рыночная тенденция предлагать потребителям новые модели каждые полгода дает повод для раздумий и специалистам «Лаборатории». Массовое производство еще стоит, а новинки уже готовятся. Только вот трансформация научной деятельности в предпринимательскую в Казахстане происходит не по мировым законам. «Проблема в том, что наша налоговая система, законодательная, таможенная не ориентированы на производства технологического плана, такие как компьютеры», — говорит Б. Канимов.

Возможности экспорта остаются прежними. Для получения экспортной лицензии нужно собрать десятки различных документов. При том, что вывоз моноблоков в Россию, Англию и Германию — это основной способ реализации.

Комментарии