Следите за новостями

Медленно и печально

Интервью с представителем правительства о ходе реализации электронного правительства в Казахстане.

31 мая 2007 13:00, Кирилл Алексеев, Exclusive
Рубрики: Общество

Медленно и печально. Так можно охарактеризовать процесс становления электронного правительства в Казахстане

Понятие «электронное правительство» уже несколько лет как вошло в нашу жизнь, но так до сих пор и остается чем-то достаточно малоизвестным и не слишком понятным широкой публике. По международным оценкам, Казахстан в реализации этой идеи занимает не слишком почетное место даже среди стран СНГ: дальше от России, близко к Киргизии. Почему?

— Надо прямо говорить о том, что электронного правительства у нас нет, поэтому мы действительно находимся ближе к концу в списке стран, занимающихся развитием этого проекта. Несмотря на уже почтенную историю: с 2001 года правительство по поручению президента занимается этим. Сначала продекларирована необходимость создания соответствующей инфраструктуры, потом самого электронного правительства. Но все так и остается в зачаточном варианте. А могло бы быть сделано уже многое.

Однозначно ответить почему, достаточно сложно. Причин много, каждый эксперт называет что-то свое. Но в любом случае одна из основных — это отсутствие так называемого, согласно принятой терминологии, лидера, или чемпиона электронного правительства. То есть человека, который непосредственно отвечал бы за продвижение этой программы. В разных странах это выглядело по-разному, например, лидером был высокопоставленный сотрудник администрации президента или вице-премьер.

Но у нас в свое время вроде бы как специально для этого Комитет по информации и связи, входивший в структуру минтранскома, сделали независимым Агентством по информатизации и связи. То есть создали специальную структуру.

— У которой за прошедшие четыре года сменились четыре председателя. Понятно, как это сказывается на эффективности выполнения задач.

Нужно, чтобы был конкретный человек или пост в структуре государственных органов, который бы отвечал за это. Но лучше все же человек, потому что не секрет, у нас люди с постов переходят достаточно часто. Вот, например, в Эстонии, лидирующей на постсоветском пространстве по реализации идеи электронного правительства, такой человек был. Он был в должности вице-премьера. У нас же действительно за данный проект отвечает Агентство по информатизации и связи, которое в правительственной структуре находится на таком же уровне, как и другие министерства… Был момент, когда Григорий Марченко занимал пост вице-премьера и ему было поручено реализовать данный проект. И он бы в принципе, наверное, смог бы, но…

Кстати, недавно была создана рабочая группа по электронному правительству и ее возглавил помощник президента. Было бы хорошо сделать эту группу действующей на постоянной основе — тогда бы помощник президента смог бы стать тем самым «лидером» по внедрению е-правительства в Казахстане.

Думаю, очень многим читателям неизвестны этапы «большого пути» развития идеи электронного правительства в Казахстане.

— Государственная программа по развитию электронного правительства рассчитана на три года, с 2005 по 2007 год. Однако в силу упомянутой частоты сменяемости ответственных лиц получилось, что писали ее одни люди, утверждали другие, начали внедрять третьи и четвертые завершают. Только представьте — трехлетней программой занимаются четыре группы специалистов! С моей точки зрения, такого быть не должно. Я видел первоначальный проект программы, и он сильно отличается от того, что существует сейчас. Причем отличается, в том числе и с точки зрения ожидаемых результатов. Изначально планировали сделать больше.

Запуск портала электронного правительства по первоначальному проекту планировали на 2005 год, в реальности это осуществили только в 2006. То есть, во-первых, с опозданием на год, во-вторых, порталом его тогда назвать было сложно — получился просто сайт о госорганах, на котором было очень много выдержек из нормативно-правовых актов. Сейчас, конечно, его немного доработали, и, надо отдать должное, работы по улучшению ведутся постоянно, но от полноценного портала е-правительства он еще очень далек.

Насколько дорогое это «удовольствие»? Среди названных вами успешных стран в плане реализации электронного правительства все достаточно состоятельные.

— Да, удовольствие действительно не дешевое. В Казахстане на программу электронного правительства на 2005–2007 годы закладывалось финансирование только из республиканского бюджета в размере около 50 миллиардов тенге. Не знаю, сколько освоено в реальности, но сумма впечатляющая.

Реализация идеи явно «буксует», при том во всех направлениях и с точки зрения собственно выполнения намеченных планов, и с позиции популяризации идеи у населения. Что, на ваш взгляд, можно сделать для исправления ситуации?

— Надо вернуться к самому основному: мне кажется, что в процессе работы над электронным правительством забывалось порой, зачем оно нужно и что это вообще такое. В моем понимании, должен сказать, что его разделают и многие международные эксперты, электронное правительство есть механизм, необходимый для того, чтобы сделать услуги государственных органов для граждан более быстрыми и простыми и в конечном итоге — более эффективными. То есть, как бы на первый взгляд пафосно это ни прозвучало, успешная реализация идеи электронного правительства лежит в русле изменения самой философии взаимоотношений общества и государства. Государство должно существовать в первую очередь для общества и служить ему, в том числе эффективно предоставляя свои услуги. И здесь электронное правительство дает огромные возможности. У нас же пока доминирует иная точка зрения.

Понятно, что и само правительство внутри себя, то есть на уровне взаимодействия госорганов между собой, должно работать в электронном виде. Это как бы внутренний контур этой идеи, но все это делается, чтобы в результате повысить эффективность услуг для граждан. Именно таковой была сама идея изначально, когда она возникла в мире.

Другими словами, электронное правительство это не самоцель, его суть в повышении эффективности и прозрачности госуправления. Мне кажется, нужно почаще смотреть на те услуги, которые предоставляются населению и бизнес-сообществу, и пытаться сделать их более эффективными.

Более эффективными каким образом?

— Возьмем для примера любую услугу, например, получение паспорта. Допустим, сейчас это занимает 20 дней, требует получения трех различных справок и четырех визитов в госорганы. В электронном виде все должно сводиться к подаче запроса через интернет при помощи компьютера и потом ожидание паспорта по почте в конверте. Тем самым уменьшается количество задействованных госорганов, экономится время граждан и ресурсы государства. То есть работает принцип, положенный в основу Центров обслуживания населения, ЦОНов, и, на мой взгляд, если бы они внедрялись у нас правильно и эффективно, то могли бы стать одним из шагов в создании электронного правительства через последующий перевод этих процессов в цифровой формат.

Здесь надо сказать и о понятии реинжениринга процессов оказания госорганами услуг населению. Что это такое? Мы берем гот же самый процесс получения паспорта, раскладываем его на составные части и смотрим, как можно сократить время и упразднить (или хотя бы упростить) отдельные составные части. Например, можно сделать так, чтобы не гражданин бегал по инстанциям, а сотрудники госортана. Это, кстати, было достаточно успешно сделано с процессом регистрации бизнеса. И эта же идея заложена в функционирование Центров обслуживания населения (ЦОН) — при передаче существующих услуг в ЦОНы первым делом должен происходить реинжиниринг процессов. Ну а далее беготню можно заменить на передачу электронных сообщений, а подписи с печатями на электронную цифровую подпись, и в конце концов гражданину уже не нужно будет куда-то ходить вообще — все можно будет сделать через интернет.

Если же взять существующую практику «похода в три инстанции» и начать делать ее электронной, без реинжиниринга процесса, то получится просто электронный обмен информацией между гражданином и сразу несколькими госорганами. В итоге может получиться еще больший хаос, чем существует сейчас. Кто-то из международных экспертов заметил, что хаос на бумаге, переведенный на электронные рельсы, — это хаос в квадрате. Поэтому сначала, еще до собственно технических мероприятий по созданию системы электронного правительства, очень важно грамотно осуществить реинжениринг.

Иногда среди специалистов даже возникают дискуссии, суть которых как бы сводится к поиску ответа на вопрос, что ради чего делается — электронное правительство для реинжениринга, или наоборот. Но принципиально не это, все посвящено тому, чтобы гражданин меньше стоял в очередях. И ко всему этому должно быть комплексное решение задач внедрения электронного правительства — это же и огромная возможность для борьбы с коррупцией; ведь один из его принципов состоит в упразднении неизбежности личного контакта гражданина с чиновником.

Может быть, в этом и «сидит» один из мотивов, тормозящих развитие идеи электронного правительства в Казахстане? Интересов, потенциально задеваемых им, очень много…

— Думаю, что это тоже имеет место на каких-то этапах. Но на самом деле, повторюсь, есть комплекс причин, тормозящих этот проект. Трудно взять и сказать, что именно вот это тормозит… Я полагаю, что коррупционный момент сдерживает в том числе и развитие ЦОНов, а они — это шаг к внедрению электронного правительства. Хотя не думаю, что многие это понимают. В правительстве исходят из посыла, что сначала надо наладить работу системы внутреннего электронного документооборота, чтобы все госорганы начали между собой работать в электронном формате, а потом только начать предоставлять такие услуги гражданам. Но пока там «внутри» занимаются внедрением процедур электронного документооборота, сами эти процедуры меняются.

Например, если обратиться к теме безопасности информации, то не получится ли так, что ко времени, пока в электронном документообороте в госорганах внедрят какую-нибудь ее систему, ее уже научатся взламывать?

Чтобы масштабно «запустить» реализацию этого проекта, надо работать не над отдельными сегментами его, а вернуться к первоначальной идее, посмотреть — каким образом можно упростить те услуги, что государство предоставляет гражданину, и начинать сокращать их звенья. То есть сделать эту идею реально интересной и востребованной гражданами. Ну, например, — что необходимо сделать, чтобы вывесить на сайте всю нужную информацию для получения паспорта? В лучшем случае вы найдете в интернете нормативно-правовые акты, касающиеся этой процедуры, но они же написаны языком, который нормальный человек не поймет. А надо, чтобы был перечень необходимых для этого форм и возможность тут же скачать и распечатать эти формы. И прочитать — куда надо потом эти документы отнести.

Тем не менее, многие считают, что все же сначала надо делать глобальные шаги по выстраиванию электронного правительства. Но почему бы тогда не делать это параллельно?

Может быть, все, как зачастую бывает у нас в любой сфере, упирается в дефицит квалифицированных специалистов?

— Если так, то вокруг буквально масса международных организации, которые готовы привозить экспертов сюда, которые все расскажут и покажут. Из Сингапура, Канады, США, Европы — возможность изучения разнообразного опыта и его синтеза широчайшая! Но я сам видел, как таким экспертам у нас часто говорят: «Это у вас там так, а у нас в Казахстане все иначе, и мы пойдем своим путем». Так и идем, очень неспешно, уже несколько лет.

А есть страны, где электронное правительство было реализовано масштабно и очень успешно?

— Сингапур, Канада — два наиболее успешных примера. Австралия, Южная Корея тоже в принципе неплохо это сделали. В Канаде именно идея упрощения и повышения эффективности услуг населению была в центре всего, и прежде чем запустить какую бы то ни было электронную услугу, ее подробно анализировали — будет ли это эффективнее, чем в бумажном варианте.

Комментарии