Следите за новостями

«Время энтузиастов Казнета проходит...»

Интервью с Александром Колосовым, директором Казахстанской федерации Интернета.

19 мая 2006 10:09, Виктор Бурдин, Страна и Мир
Рубрики: Интернет

С начала 90-х годов прошлого века Казахстан стал ближе миру, а мир, соответственно, нашей стране, благодаря проникновению в республику интернета. С тех пор на рынке появились конкурентные провайдеры, которые обеспечили практически каждому казахстанцу потенциальный доступ к ресурсам Всемирной паутины. Тем не менее нельзя не заметить удивительного парадокса: менялись тарифы, услуги и способы доступа к интернету, но значительной популярности у населения глобальная сеть так и не добилась. Почему это произошло? На каком этапе развития высоких технологий находится наша страна? Об этом мы решили узнать у директора Казахстанской федерации Интернета Александра Колосова.

В сети монополиста

Александр Владимирович, вопрос сразу начистоту: впечатляюще или убого выглядят наши достижения в области интернета?

— Вы знаете, в 2000 году мы говорили о том, что у нас интернет развивается по тем же принципам, идет по той же колее, что и в других странах, а мы только на 3–4 года отстаем в развитии, допустим, от той же России. Но на сегодня это отставание не только не уменьшилось, а наоборот, увеличилось. Сейчас, например, у нашего северного соседа достаточно остро стоит вопрос с фильтрацией интернет-инвесторов. Они подошли к такой точке развития, когда могут себе позволить отбирать, какие капиталы допускать в этот бизнес. Сейчас на российском интернет-рынке рекламы столько денег, что их просто не успевают осваивать. У нас же ситуация диаметрально противоположная. На днях представительство одной американской рекламной организации в Казахстане предоставило нам такие данные: не более пяти сайтов в Казнете регулярно занимаются рекламной деятельностью, и на эти пять сайтов дают рекламу не более десяти организаций!

Таким образом, денег в казахстанском интернете нет. Нет ни на что — ни на проекты, ни на инфраструктуру. У нас здесь все связано узами «Казахтелекома». Эта компания — фактический монополист, потому что в ее ведении находится вся инфраструктура для доступа к интернету — все телефонные кабели, провода, станции и подстанции. То есть то, через что идет весь трафик интернета. Ни одна другая организации, будь то «Нурсат» или Golden Telecom, не может никому предоставить свой интернет без сетей «Казахтелекома». Это ненормальное положение.

— И что, получается, совсем невозможно выходить в интернет, минуя посредничество полугосударственного монополиста?

— Обойти «Казахтелеком» можно легко, создавая какие-то альтернативные способы выхода во Всемирную сеть. Таких примеров множество, и мир их давно освоил. Во-первых, это кабельное телевидение. У нас пытаются что-то подобное внедрить уже в течение трех лет, но все это двигается как-то ни шатко ни валко, очень осторожно. И главная непопулярность этого выхода в интернет у нас — цены, приближенные к «казахтелекомовским». Потребитель не видит разницы и продолжает выходить в Сеть более привычным способом.

Во-вторых, это создание муниципальных сетей. Это когда жильцы нескольких больших домов в жилом микрорайоне объединяют свои компьютеры самой обыкновенной сетью, где в качестве маршрутизатора можно использовать хоть самый дешевый компьютер за 50 долларов. Так, например, поступили горожане Переславля-Залесского еще десять лет назад. Такую же сеть попытались развернуть в алматинском микрорайоне «Самал» при поддержке акимата Медеуского района. И если эту сеть подключить к прямому спутниковому каналу, то цена на интернет по сравнению, например, с «Казахтелекомом» упадет в 7–8 раз! Но никто этого не делает! Потому что никто не хочет вкладываться. И это особенно удивительно, учитывая, что в Казахстане деньги есть, и деньги немалые, но их почему-то предпочитают вкладывать в строительство небоскребов и дорогие автомобили…

Голод на специалистов

Может, новое поколение прогрессивно мыслящих специалистов улучшит ситуацию?

— Но их же некому учить! В образовании у нас вообще катастрофическая ситуация. Недавно один из руководителей IT-службы казахстанского банка жаловался мне, что не может найти для себя специалиста в области информационных технологий, хотя банк готов платить зарплату этому программисту в несколько тысяч долларов. Почему это происходит? Потому что наши вузы давно отстали от потребностей рынка. Я сам проработал в Политехническом институте 20 лет. При мне совершался распад системы образования. На выпускающих кафедрах стали работать люди не с производства, а вчерашние выпускники, спешным порядком защитившие кандидатские диссертации и не имеющие понятия о нуждах производства.

Сейчас ни один работник IT-сферы не пойдет работать преподавателем из-за мизерных зарплат, а раз так, представляете, кто и чему там учит, раз у нас катастрофическая нехватка грамотных специалистов. Выходит, информационные технологии у нас до вуза по-настоящему не дошли до сих пор. В США у интернета были два родителя - военно-промышленный комплекс и вузы с наукой. В Россию Всемирная паутина тоже пришла через Объединение вузов РФ, в Казахстан же — благодаря работе частного кооператива «Парасат».

Год назад мы проводили анализ, как наши вузы используют интернет. Оказалось, у пятидесяти есть собственные веб-сайты, но единственную информацию, которую там можно найти, — это кто ректор и проректор, фотографию главного здания. На Западе же вузовские сайты нужны в первую очередь для повышения качества учебного процесса. Приходит после лекций студент, готовится к семинару, открывает сайт преподавателя и находит нужную литературу. А технически разместить учебные материалы не составляет большого труда. Но вузам это не нужно, они не уделяют этому внимания. Оказывается, что разговоры о высоком качестве нашего образования остаются пустым звуком. Соответственно, такие «специалисты» не востребованы даже в собственной стране! Обратите внимание, ведь даже на самом высоком уровне ведутся разговоры о том, что важные и серьезные посты должны замещаться выпускниками иностранных вузов.

А веб-сайты? Как известно, ваша федерация ежегодно проводит конкурс на лучший ресурс Казнета…

— Наша организация за три года приложила массу усилий, чтобы провести независимый конкурс веб-сайтов. Кстати, спасибо за помощь в этом партии «Отан», прежде всего члену бюро Политсовета партии, генеральному директору ТОО «Центр НИТ» Алексею Цеховому. Но в 2005 году на вручении призов я объявил о том, что мы больше не в силах тянуть это мероприятие. Надоело ходить с протянутой рукой. С Агентством по информатизации и связи у нас были долгие и мрачные переговоры. На просьбы поддержать нас они поддакивали, но ничего конкретного не предприняли, ни копейки не выделили.

Казахстанские сайты в основном разрабатывают доморощенные специалисты, поэтому у большинства из них уровень низкий. Вообще выходит, что интернет у нас как пасынок, как нечто никому не нужное. Со СМИ в Сети тоже удручающая ситуация. Кроме парочки интернет-изданий, которые я не буду здесь рекламировать, приличных веб-сайтов ни у кого нет.

— А что у нас с виртуальными покупками?

— Были как минимум четыре серьезные попытки создать интернет-магазины, но все они закончились неудачно. Видимо, не созрели еще условия, клиентов нет. Алматы не такой большой город, чтоб они были нужны. У нас проще поехать на барахолку, пощупать, поторговаться, чем заказывать по интернету. В Москве, например, это идет хорошо, потому что на поездки в поисках товара надо много времени потратить. И кроме того, у нас нет привычки к виртуальным банковским системам оплаты.

Без проводов не получается

Что-то все уж очень мрачно. А есть какие-то положительные аспекты?

— Современная молодежь активно и самостоятельно приобщается к интернету. Чаты, форумы, а сейчас еще появились и блоги. Тем самым осваиваются информационные технологии: через игру дети всегда хорошо познают новое. Известен даже такой пример, что один корейский производитель бытовой техники проводит игровые олимпиады — тоже прекрасно, у детей есть стимул развиваться.

У нас недавно при другой коммерческой структуре открылся клуб IT-журналистов — это, кстати, отдельная проблема, когда в стране некому грамотно писать о высоких технологиях. Или другой пример — один из производителей ноутбуков начал по сниженным ценам продавать свою технику для учителей школ.

— А как же недавнее снижение цен на интернет «Казахтелекома»?

— Бравурные заявления «Казахтелекома», что они впервые за несколько лет снизили тарифы на четверть, а потом еще на четверть — прекрасны, но не впечатляющи. За это время мировые цены на доступ в интернет подешевели в несколько раз! Еще раз повторюсь: одна из главных наших бед — повсеместный монополизм «Казахтелекома». Если я, например, хочу организовать свою частную провайдерскую компанию, я получил от кого-то «оптовый» интернет, мне его надо раздавать в розницу потребителям. Как это сделать? Только через структуру «Казахтелекома»! Если я захочу протянуть собственные кабели, представляете, во сколько мне это обойдется? А монополисту 90% кабелей и канализации досталось с советских времен, считай, задарма. А он с мелких провайдеров берет за аренду своих сетей втридорога. Как «надавить» на «Казахтелеком»? Достаточно посмотреть на состав его совета директоров, и сразу станет ясно, что никак!

А что вы можете рассказать по поводу развития беспроводного интернета в Казахстане?

— У нас нет свободных радиочастот. Чтобы получить лицензию, надо опять же идти в Правительство или в «Казахтелеком». А если чиновник в АИС увидит, что я хочу раздавать интернет в обход монополиста, думаете, велики у меня шансы осуществить свою цель?

Кстати, в конце прошлого года в российских ресурсах появилась информация, что одна российская компания покрыла Алматы передатчиками для предоставления услуг мобильного интернета по технологии Wi-Fi.  Об этом говорили и производители мобильных компьютеров. Но уже середина мая. Информация в Казахстане не подтвердилась, потому что компания, видимо, так и не смогла договориться с местными связистами. Хотя сам «Казахтелеком» еще не знает, как построить подобную сеть. Единственное, что сейчас радует, — с вступлением Казахстана в ВТО уже не закроешь доступ западных технологий на наш рынок, но пока у «Казахтелекома» есть шанс монопольно зарабатывать миллионы.

То есть «Казахтелеком» играет не по правилам?

— В подтверждение этого есть и другие примеры. «Казахтелеком» в свое время заставлял вторичных провайдеров подписывать обязательства, что они не будут развивать услуги дешевой IP-телефонии. И когда вопреки этому стали появляться первые ласточки этого вида связи в Казахстане, их прямо обвиняли в том, что они наносят ущерб доходам «Казахтелекома». Хотя когда я сам звоню по городскому телефону за рубеж, то по определенным признакам сразу понимаю, что говорю с помощью IP-телефонии, хотя пользуюсь телефоном «Казахтелекома», но я не могу доказать, что по ценам обычной телефонии мне предлагают интернет-телефонию.

В замкнутом круге

— Может, вся наша проблема в том, что пользователей мало?

— Этот вопрос из категории «первичности яйца и курицы». Эстония тоже маленькая страна, тем не менее там 60% полуторамиллионного населения — постоянные пользователи интернета. А у нас интернет не стал каждодневной потребностью абсолютного большинства казахстанцев. Потому что нет информации, которая была бы востребована в нашей сети. Мало сайтов, они бедные и мелкие, потому что создаются в основном энтузиастами.

Потом, цены. У нас «казахтелекомовский» неограниченный доступ к сети стоит почти 6 тыс. тенге в месяц при не ахти какой скорости. В той же Москве подобная услуга стоит 20 долларов в месяц при гораздо лучшей скорости. А что такое 6 тыс. тенге? Это коммунальные услуги одной квартиры в месяц вместе взятые. Это же нелогично!

То есть для увеличения числа пользователей нам необходимо снижение цен?

— Тогда вообще все заткнется! Мощностей наших провайдеров окажется недостаточно. В совокупности их потенциал примерно в десять раз меньше, чем одной только Москвы.

А где Казахстан покупает интернет?

— Главным образом это Китай — China Telecom. Также есть часть немецкого, российского и гонконгского трафика.

А как ситуация может измениться при удачном запуске спутников KazSat?

— Проблема в том, что пока неизвестно, как и кем будут использоваться ресурсы спутника. Если он станет использоваться для спутникового канала интернета и всеми, а не только «Казахтелекомом», тогда это может как-то сдвинуть ситуацию в лучшую сторону. Но у спутникового интернета есть недостатки: долгое время отклика (запросу и ответу нужно преодолевать десятки тысяч километров), нестабильная работа (спутник может сойти с орбиты), недолговечность. В этом смысле оптико-волоконная связь самая надежная.

— Вы ведете статистику? Сколько в Казахстане пользователей интернетом?

— На двух недавних мероприятиях огласили две разные цифры: 100 тыс. и миллион. Кажется, они взяты с потолка или посчитаны по методикам зарубежных стран, которые абсолютно не применимы для Казахстана. В Англии, например, ставят знак равенства между пользователями стационарных телефонов и Всемирной сети. Там это логично, у нас же это будет неправильно. Наша федерация разработала особую и объективную методику подсчета пользователей, но чтобы охватить опросом население, нам нужно 30 тыс. долларов. У нас таких денег нет, а государство не хочет их давать. На недавнем заседании Правительства Даниал Ахметов поставил задачу перед своими подчиненными в ближайшие годы довести количество пользователей интернетом в Казахстане до 3 млн. От какой цифры он отталкивался и чем руководствовался — непонятно.

— Александр Владимирович, давайте подведем итог. Проблем у казахстанского интернета много. Как их решать?

— Если в двух словах — развивать при поддержке государства альтернативные способы доступа к глобальной сети и хорошо обучать специалистов. Пока наш интернет еще держится на кучке энтузиастов, которые пытаются что-то предпринять, но их время проходит. Нужно открыть дорогу профессиональным специалистам, которые помогут стране сократить отставание хотя бы от ближайших соседей.

Комментарии