Следите за новостями

Забытая годовщина: электронные деньги в Казахстане

«ДН» продолжает тему юридических аспектов использования электронных денег (ЭД) в нашей стране.

1 октября 2012 14:42, Анвар Жуманов, Деловая неделя

В продолжение темы юридических аспектов использования электронных денег (ЭД) в нашей стране согласно закону, принятому год назад, сегодня «ДН» предлагает читателям ознакомиться с его положениями об идентификации владельца ЭД — физического лица.

Само по себе такое требование, конечно же, выглядит странным — ведь в большинстве повседневных сделок с использованием обычных «живых» денег личность их владельца мало кого интересует. Другое дело — платежные карточки банков, которые привязаны к конкретному пользователю, имя и фамилия которого указаны на карте. Естественно, что для выпуска карты этот пользователь должен представить в банк необходимый перечень документов, включая удостоверение личности, РНН, а для кредиток — еще и справки с места работы о получаемых доходах, выписку о пенсионных накоплениях из ГЦВП и другие документы.

В случае с ЭД разработчикам закона, по всей видимости, пришлось учитывать то обстоятельство, что эмитентом этих инструментов в Казахстане могут выступать только банки, являющиеся объектами финансового мониторинга и поэтому передающие информацию о движении средств своих клиентов в соответствующий комитет, входящий в структуру Минфина. В результате компромисса между разработчиками закона и его оппонентами в этой части появилась норма о том, что обязательная идентификация владельца ЭД производится не всегда, а в случае выпуска ЭД на сумму, превышающую 100-кратный размер месячного расчетного показателя (МРП), установленного на соответствующий финансовый год законом о республиканском бюджете (сейчас МРП определен в 1618 тенге). Для идентификации физическим лицом предоставляется документ, удостоверяющий личность, и свидетельство налогоплательщика. Ну, а в случае, если соответствующие госорганы заинтересуются сведениями о владельцах ЭД и суммах, принадлежащих им ЭД, а также о совершенных операциях с использованием этих инструментов, то эмитент обязан предоставить такую информацию в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности.

От идентификации владельца ЭД зависит и максимальная сумма одной операции, которую ему разрешает законодательство. Если такое физическое лицо прошло идентификацию у эмитента, то максимум допускается в размере 500 МРП, а для неидентифицированных владельцев — 100 МРП. Эти требования не распространяются на операции по погашению ЭД.

А для того, чтобы эмитент ЭД, то есть банк, строго следил за исполнением указанных требований, в Кодекс об административных правонарушениях была внесена соответствующая карающая норма в виде штрафа в размере 200 МРП. Она применяется в случае выпуска эмитентом ЭД на сумму, превышающую 100 МРП, без идентификации владельца ЭД, а также допущения эмитентом использования ЭД в их системе при совершении операций на сумму, которая превышает установленные ограничения по максимальной сумме одной операции.

Любопытно, что во время обсуждения в парламенте проекта закона об ЭД некоторые оппоненты его разработчиков предлагали снизить максимальную сумму одной операции, совершаемой с использованием ЭД, до 50 МРП для владельцев ЭД, прошедших идентификацию, и до 10 МРП в случае, если дело касается неидентифицированных владельцев ЭД. Если бы это предложение прошло, то у Комитета по финмониторингу и банков-эмитентов ЭД заметно прибавилось бы работы с передачей и анализом сведений о владельцах ЭД и совершаемых ими операциях.

Комментарии