Следите за новостями

Андрей Смелков, Tele2: быть дискаунтером — это целая стратегия

Интервью с Андреем Смелковым, председателем правления «Tele2 Казахстан», о том, как оператор принимает вызовы рынка и каким видит его будущее.

31 августа 2011 15:43, Марите Любинайте, Profit.kz
Рубрики: Интервью, Связь

В последние месяцы конкуренция на казахстанском рынке сотовой связи заметно усилилась: вышли новые игроки, значительно снизились тарифы операторов, обострилась борьба за разнообразие и качество сервисов. Редакция Profit.kz продолжает серию интервью с руководителями сотовых компаний Казахстана о том, как операторы воспринимают вызовы рынка и каким видят его будущее. Мы уже пообщались с Нурланом Саргаскаевым, директором по развитию бизнеса «GSM Казахстан» и Евгением Пепеляевым, директором по региональному развитию ТОО «КаР-Тел». Нашим очередным собеседником стал Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан».

— Андрей, с выходом Tele2 на сотовом рынке Казахстана произошло заметное оживление конкурентной борьбы. Как вы оцениваете свои перспективы, насколько сильна конкуренция, поскольку вы вышли уже на сформировавшийся рынок и какие возможности для роста есть у компании?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Вы правильно заметили, рынок действительно сформирован или, можно сказать, устоялся. Было два крупных GSM-оператора — Beeline и Kcell, — которые занимали 90% рынка и о конкуренции, как таковой, говорить не приходилось. В частности, стоимость услуг была завышена, а уровень их потребления оставался низким. Тарифные предложения были практически одинаковыми, просто подавались под разными рекламными соусами. Ситуация кардинально изменилась с нашим стартом: только за три месяца присутствия Tele2 в Казахстане наши партнеры по рынку — Beeline и Kcell — выпустили, наверное, больше тарифных предложений, чем за весь предыдущий год. При этом стоимость звонков в этих тарифных планах (ТП) была значительно снижена. Кроме того, мы все стали свидетелями запуска суббренда Beeline «Дос», который, по нашему мнению, есть своего рода ответ старту «Tele2 Казахстан». Этому есть свое подтверждение. Во-первых, суббренд выведен на рынок именно в тот день, когда мы запустились в Алматы. Ведь если он не был приурочен к нашему запуску, и не имел своей целью остановить отток абонентской базы Beeline, эти события были бы разведены во времени. Во-вторых, совсем недавно «Дос» запустил тарифный план с аналогичной стоимостью минуты звонка, что и у нас в ТП «Зазвони всех» (8 тенге/минута на все направления). Вообще, восьмерка стала популярной цифрой в Казахстане, т.к. присутствует в тарифных планах «Доса», Activ и даже в скоростях «Мегалайна» (8 Мбит/сек). Я шучу, что Стивен Спилберг снял фильм «Супер 8» после запуска именно нашего тарифного плана «Зазвони всех». В целом же, можно констатировать, что конкуренция обострилась.

Что же касается перспектив компании на рынке, то они хорошие. За три месяца нашей работы уже получены результаты, которые очень обнадеживают. Более того, они даже несколько лучше, чем мы планировали.

— Расскажите подробнее о перспективах работы компании.

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— «Tele2 Казахстан» — это компания-дискаунтер со своей бизнес-стратегией, которая определяет нашу политику как компании, удерживающей расходную часть на довольно низком уровне, а доходную часть — на высоком. У Tele2 есть запас мощности и поэтому мы можем еще снизить цены, хотя надо признать существование серьезного барьера — высокой ставки интерконнекта. Она мешает развитию конкуренции, она мешает нам, т.к. на сегодняшний день цены Tele2 в разы ниже, чем интерконнект. И для нашей экономики это, безусловно, очень болезненно. Но, несмотря на то, что мы не дождались желаемого снижения ставки интерконнекта, мы запустили тарифные планы с ценами ниже среднерыночных. Мы в любом случае будем придерживаться этой стратегии, хотя надеемся, что правительство страны услышит нас и сделает те шаги, которые намеревалось осуществить.

— Новые дешевые тарифные предложения от конкурентов — это демпинг с их стороны?

— Я не могу говорить за наших партнеров по рынку — является ли это демпингом с их стороны и насколько прибыльны их ТП. Важно то, что стоимость минуты в новых тарифах гораздо ниже тех, что были до этого.

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»Известный оператор позиционирует свой суббренд как казахстанский и как компанию-дискаунтер. С нашей точки зрения, просто назвать себя дискаунтером неправильно. Поскольку быть дискаунтером — это целая стратегия, это модель бизнеса. Нелогично, будучи обычным GSM-оператором, выводить тарифы с низкой ценой и при этом нести большие издержки. Понятно, что у данного бренда есть определенные цели, задачи. Но, как правило, не имея соответствующей модели бизнеса, данные предложения перестают жить после того как достигаются цели.

С моей точки зрения, оператор запускает дополнительный тарифный план, чтобы не допустить оттока абонентской базы. Но при этом рассчитывает, что активная база абонентов останется на старых более дорогих тарифных планах, поскольку многие из них не поймут, что переплачивают. И в итоге будут приносить доход оператору, который таким образом защищается.



— На ваш взгляд, запуск «Доса» — это временная цель?

— Мне сложно утверждать. Однако есть показательный пример — в свое время российская компания «Мегафон» вывела суббренд «Просто» (с нашей точки зрения, для «борьбы» с Tele2), который просуществовал на рынке меньше года и еще год назад остановил подключения. В данном случае, говоря о том, временная или долгосрочная это цель, нужно понять, что берется за основу. Если в основе инвестиции, тогда возникает вопрос — насколько долго компания (не позиционирующая себя как дискаунтер) готова вкладывать в такой бренд. Если будет учитываться экономика, то жизнеспособность, прибыльность и состоятельность проекта покажет время.

— Ваши партнеры по рынку утверждают, что оптимальная цена интерконнекта — договорная. В этой связи, если все же ставка будет снижена до 5 тенге, какие будут у вас тарифы?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Для них самая лучшая цена — это высокая договорная. Я уже говорил, если ставка интерконнекта будет снижена до 5 тенге, мы сделаем тарифный план 5 тенге за минуту на все направления. Именно при таком раскладе мы начнем работать в ноль, а это гораздо лучше, чем сейчас, в минус.

А аргументы партнеров, что из-за низких цен у нас обвалится рынок, будет меньше налоговых платежей в бюджет, — это все ерунда. Например, в Турции ставка интерконнекта была резко обрушена, цены на связь упали, но, тем не менее, рынок вырос. Даже у крупных игроков, несмотря на обострение конкуренции и снижение цен, выручка выросла, в том числе за счет роста доли неголосовых услуг. Возросла также активность операторов на рынке. На самом деле, наши партнеры по рынку лукавят. Так, в Казахстане один из сотрудников компании, работающей под брендом Beeline, назвал стремление снизить ставку интерконнекта до рыночно обоснованных величин «преступной». При этом в 2008 году, когда Beeline оказался в роли нового игрока в Украине, компания активно выступала за введение асимметричного интерконнекта по европейской модели. Тогда высокие ставки интерконнекта, установленные взаимными межоператорскими договорами, назывались не иначе как «заградительными и антиконкурентными».

— Насколько долго вы сможете работать в убыток и держать текущие цены, учитывая действующую ставку на интерконнект?
 

— Мы придерживаемся очень правильного принципа в своей работе — «исходи из худшего, надейся на лучшее». Мы надеемся на то, что интерконнект снизится. Но в любом случае у нас есть утвержденные бизнес-кейсы с разными сценариями развития событий на рынке.

— То есть ваша бизнес-модель жизнеспособна даже при текущей ставке интерконнекта?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Да, мы просто будем дольше выходить на точку безубыточности, а именно до тех пор, пока направление трафика не поменяется и количество звонков внутри сети не превысит количество звонков на других операторов. То есть когда модель трафика меняется, тариф становится прибыльным. Ведь это обычное поведение — чем больше у абонента друзей в Tele2, тем больше звонков он совершает внутри сети. А внутри сети у нас совершенно иная себестоимость и прибыль. Мы в любом случае выйдем в плюс, хотя при текущей ставке интерконнекта это будет экономически тяжело. Но у нас хватит финансов, поскольку все рассчитано исходя из самого плохого прогноза. Однако мы надеемся, что ситуация сложится лучше.

— На пресс-конференции, посвященной запуску Tele2 в Алматы, вы отмечали, что если ставка на интерконнект не понизится, «Tele2 Казахстан» через пару месяцев будет вынужден хоть и незначительно, но поднять тарифы.

— Прошло три месяца, и тарифы мы не поднимали, а в некоторых регионах даже снизили. Например, в Уральске изначально был тариф, предусматривающий стоимость минуты звонка 11 тенге. Такая цена была установлена по причине слабой конкурентной обстановки в регионе, поскольку присутствовали менее агрессивные предложения от партнеров по рынку (а мы всегда даем цену ниже, чем у конкурентов). Но после того как «Дос» вышел с «восьмеркой», у нас не было иного выхода, как понизить свой тариф. Мы тарифы не повышали и надеемся на снижение ставки интерконнекта, чтобы снизить цены до 5 тенге. Планов по повышению стоимости минуты звонка нет.

— Можно ли считать текущую ставку интерконнекта заградительной, препятствующей выходу новых игроков? Ведь для Kcell и Beeline, по большому счету, ее размер не имеет значения, т.к. объемы трафика друг на друга, скорее всего, примерно одинаковые. Они, наверное, не проиграют, даже если повысят ее в два раза?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— На 100%, это заградительный барьер. Текущая ставка нам очень сильно мешает по нескольким причинам. Во-первых, основная часть населения является абонентами Kcell и Beeline, поэтому клиент, который приобретает сим-карту другого оператора (Tele2, в частности), прежде всего, будет звонить на упомянутых операторов. А если сделать тариф выше ставки интерконнекта, чтобы быть в прибыли, это ударит по карману абонентов. Во-вторых, интерконнект — это цена, которую платит оператор за оптовую закупку трафика. И в Казахстане, если следовать такой логике, получается нонсенс, поскольку розничные цены ниже оптовых. А такого не бывает. Вот почему мы говорим об искусственности ситуации и о том, что существующая ставка ничем не обоснована. Инвестиции в сеть у GSM-операторов уже давно окуплены, их прибыльность в среднем выше, чем у операторов, работающих в других странах СНГ, что, в общем-то, говорит о том, что держать такую ставку интерконнекта, кроме как для создания барьеров для других игроков, нет.


— Между операторами и Министерством связи Казахстана уже достигнута договоренность о плавном снижении ставки интерконнекта, основываясь на которой они строят свои бизнес-планы.

— Если бы операторы были вольны строить планы исходя из своего желания, они бы повысили ставку интерконнекта. Да, действительно, Министерство связи и информации говорило о плавном снижении ставки в течении нескольких лет, но мы с такой позицией не согласны. Ставка интерконнекта не менялась 11 лет, она в разы выше, чем в других странах и поэтому должна быть снижена кардинально. Например, 5,04 тенге — это ставка интерконнекта, которая действует сегодня между «Tele2 Казахстан», АО «Алтел» и АО «Казахтелеком». При этом она позволяет нам окупать все затраты и устанавливать доступные тарифы для потребителей. Мы хотим, чтобы такая ставка была между всеми участниками на рынке.

— Т.е. ставка интерконнекта не единая и является результатом двусторонних договоренностей между операторами?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Это абсолютно так. Она договорная. До 2005 года, когда начались разговоры о необходимости прямого взаимоподключения сетей операторов, между ними находился посредник — «Казахтелеком», который забирал значительную часть прибыли от ставки интерконнекта. В 2006 году был подписан договор о прямом подключении сетей, посредник был убран, но ставка интерконнекта не изменилась. Операторы решили делить прибыль, которая ранее отдавалась посреднику, между собой. Более того, между Beeline и Kcell эти суммы нивелируются, поскольку объемы трафика практически одинаковы. С другой стороны, это операторам выгодно, т.к. это идет в выручку — количество минут, принятых от другого оператора, и умноженное на ставку интерконнекта. Понятно, что такая же сумма идет и в затраты (т.о. они «схлопываются» и получается ноль), но выручка получается надутая за счет интерконнекта. Наверно, тут еще кроется хитрость.

— Вы отметили, что с «Казахтелекомом» и «Алтелом» у вас интерконнект по 5 тенге. А какие ставки были у NEO с Kcell и Beeline, когда «Мобайл Телеком Сервис» еще принадлежал «Казахтелекому»? С продажей «Мобайл Телеком Сервиса» ставка именно для вашей компании не поднялась?

— Она не изменилась. В то время она была подписана на таких же добровольных началах. И это наша договоренность с партнерами.

— А «Алтел» вы воспринимаете как конкурента?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Воспринимаем в определенной степени. Когда мы запускались в Караганде, мы общались с блоггерами и выявили интересный факт, что очень много абонентов в этом регионе пользуется связью Pathword (АО «Алтел»). Причем абоненты жалуются на качество связи и, тем не менее, держатся за CDMA-трубки. Я не знаю, возможно, это не так. Но мы стали задумываться, какие тарифы в этом регионе лучше всего сделать. Вообще, как правило, если CDMA-операторы занимают 10% долю рынка, то это уже хорошо. К сожалению, в Казахстане этот стандарт связи не получил такого широкого распространения как в США. У «Алтела» есть своя ниша, свое определенное количество абонентов, это прибыльный оператор, но сколько они еще продержатся на рынке, неизвестно.

— Можете ли вы раскрыть структуру трафика абонентов Tele2 — с какими операторами идет общение? Также была бы интересна информация о средней длительности разговора и статистика по использованию неголосовых услуг.

— Нет, это коммерческая информация. Структура трафика меняется с набором абонентской базы. В разных городах она меняется по-разному.

— Выход Tele2 на рынок сопровождается тесным сотрудничеством с государственными органами. Это стандарт в работе компании по завоеванию рынков?

— 
Что вы понимаете под сотрудничеством с госорганами?

— В частности, компания активно лоббирует понижение ставки интерконнекта.

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Вы знаете, в чем успех нашего взаимодействия с госорганами? В том, что наши желания совпадают с желаниями рынка. Разве потребителям не хочется снизить цены на сотовую связь? Именно с этой проблемой мы пришли в Агентство РК по защите конкуренции (АЗК), где у нас состоялся разговор с тогда еще заместителем председателя АЗК Рустамом Акбердиным. Кстати, это он в свое время начал заниматься проблемой интерконнекта и полностью разделил нашу точку зрения. Более того, три года назад АЗК разработал рекомендации по снижению ставки, но им не удалось настоять на своем, а операторам удалось отбиться от этого вопроса. Но сегодня появился драйвер в лице Tele2, которому выгодно снизить интерконнект. Поэтому нас поддержали АЗК и Минсвязи Казахстана. И никакого подковерного секрета в этом нет. Наша материнская компания (шведская TELE2 Comviq) очень законопослушна и не приемлет никаких отступлений от норм закона. Соответственно мы, как дочка, тоже поступаем только в рамках закона.


— Конкуренты прочат вам рынок сельской связи, где вопрос цены наиболее остр, а требования к качеству не столь высоки, а также сегмент технической связи (GSM-сигнализации и проч.)

— Связь Machine-to-machine (M2M) — это новое направление на этом рынке и, думаю, мы на нем тоже поиграем. Но все-таки мы нацелены на массовый рынок. Естественно наша связь придется по вкусу в сельской местности, где живут более бедные люди, для которых сотовая связь — это роскошь (судя по ценам, которые предлагают операторы). Но для городского населения наши тарифы тоже привлекательны. Скажу больше, я был приятно удивлен реакцией Алматы и Астаны на наш запуск. Цифры пока озвучить не могу.

— В этой связи такой вопрос. Как вы оцениваете свои позиции? — сим-карта Теlе2 — это вторая или третья «симка» для абонента или же все-таки первая, основная?

Андрей Смелков, председатель правления «Tele2 Казахстан»— Совершенно понятно, что когда появляется новый игрок, его сим-карта сначала может быть и № 3. С ростом доли разговоров по этой сим-карте и успешным развитием оператора на рынке она становится № 1. Думаю, что в случае с Tele2 будет разворачиваться именно такой сценарий: сначала нас попробуют, потом количество звонков с нашей «симки» начнет расти и после ее оставят как сим-карту № 1. И мы будем все делать для того, чтобы так оно и происходило. Ведь у любого оператора есть желание, чтобы его сим-карта была единственной у абонента. Мы уже сейчас слышим много положительных отзывов, касающихся качества связи, снижения расходов на связь у абонентов и т.д. Хотя, конечно, нам еще надо расширять зону покрытия, убирать огрехи по качеству связи и многое другое. Это нормальный процесс развития оператора. Важно то, что уже сейчас есть абоненты, которые пользуются нашей связью как единственной и мы это хорошо видим в росте нашей выручки.



— Отзывов в отношении покрытия сети и качества связи действительно много, но кроме позитивных есть и немало негативных. Насколько активно вы строите сеть?

— У нас есть два направления в строительстве сети. Первое — это запуск новых регионов. При этом мы строим сеть так, чтобы как минимум 70% населения региона проживало в зоне нашего качественного покрытия. Как только этот критерий достигнут, мы запускаем регион. В случае, если мы не успеваем построить сеть — запуск переносится на более поздний срок. Tele2 не идет на компромисс с качеством.

Второе направление — дальнейшее развитие тех регионов, где мы уже запустились. В частности, по Алматы мы видим, что очень много наших абонентов живет в пригородах (Талгар, Иссык), а работает в Алматы. От них мы слышим жалобы в отношении нехватки зоны покрытия. В этой связи мы направили свои силы туда и проводим необходимые корректировки.

— Сколько инвестиций готова вложить Tele2 в рынок, развитие инфраструктуры, учитывая, что до конца года компания планирует увеличить только количество базовых станций в три раза (по сравнению с 2010 годом)?

— Согласно официальным данным, наши инвестиции в строительство сети составят порядка $200 млн. Каких-либо ограничений по строительству базовых станций у нас нет. Мы достигаем тех экономических показателей, которые были заложены, таким образом подтверждаем свой бизнес-кейс. Более того, если мы в этом году построим базовых станций в два раза больше, чем было запланировано, полагаю, что акционеры утвердят дополнительные инвестиции. Все зависит от скорости строительства, поскольку на сегодняшний день есть ограничения по ресурсам, подрядчикам. В любом случае мы построим максимальное количество базовых станций. Уверен, что в следующем году темпы строительства сети будут выше, т.к. мы понимаем, что нам надо догонять наших партнеров по рынку семимильными шагами. У них было 10 лет на развитие сети, у нас есть лишь пара лет.

— То есть можно ожидать, что в ближайшие годы уровень инвестиций будет выше текущего.

— Думаю, что да.

— Потому что конкуренты за годы работы на местном рынке вложили в свои сети примерно по миллиарду долларов.

— Дело в том, что десять лет назад цены, равно как и само оборудование были совсем другими — высокие цены на оборудование с низкой производительностью (по сегодняшним меркам). Сегодня мы устанавливаем базовые станции, поддерживающие несколько стандартов связи, в то время как Beeline и Kcell вынуждены устанавливать дополнительную базовую станцию к уже существующей, чтобы обеспечить своих абонентов связью третьего поколения. Наша сеть будет построена в диапазоне 900 МГц, который позволяет использовать 3G и для этого у нас есть все основания и лицензии. Мы также зарезервировали частоты в диапазоне 1800 МГц и 2100 МГц, которые будем использовать для расширения емкости в случае необходимости и с ростом абонентской базы. Стоит отметить, что наш 900-ый диапазон позволяет строить гораздо меньше базовых станций, чтобы покрыть такую же территорию, какую наши партнеры покрывают в диапазоне 1800-2100 Мгц. Это тоже экономия. Кроме того, наша компания очень жестко проводит тендеры и добивается лучших ценовых предложений от поставщиков. В связи с этим наши капитальные затраты (CAPEX) гораздо меньше, поэтому возможно, что мы построим такое же количество базовых станций, как у партнеров, только в более короткий промежуток времени.

— Но частоты для 3G вы могли приобрести и позже.

— Да, конечно, но мы решили подстраховаться и зарезервировать их за собой. Особенно после того как поднялся шум из-за всего этого [предоставление услуг 3G в рамках стандартных GSM-частот, — прим. Profit.kz]. Также мы приобрели за 5 млрд тенге лицензию на частоты в диапазоне 2110-2170 МГц. И таким образом доказали свою финансовую состоятельность, т.к. в наш адрес звучали обвинения о нашей неспособности купить частоты.

— Учитывая, что вы практически сразу стали предоставлять 3G-интернет, есть уже какие-то показатели по пользованию этой услугой? Насколько активно ваши абоненты ей пользуются, какие показатели достигнуты?

— Цифры озвучить не могу, но показатели — с положительной динамикой. В частности, растет трафик. Мы и в дальнейшем будем уделять больше внимания на продвижение 3G среди наших абонентов, предлагая специальные тарифы для смартфонов, 3G-модемы и т.д. Я думаю, что потребителям понравятся и наши скорости, и качество 3G, которые нисколько не уступают нашим партнерам по рынку. А может где-то и лучше, поскольку каждая наша базовая станция поддерживает данный стандарт связи. Что же касается стоимости, то мы как дискаунтеры будем устанавливать цены ниже среднерыночных.

— Как вы оцениваете количество 3G-телефонов на казахстанском рынке?

— Статистику сказать не могу, поскольку большое количество телефонов, импортируемых в страну, «серые». Если у человека есть потребность пользоваться услугами 3G, то он обязательно приобретет телефон, который будет поддерживать этот стандарт связи.

— Какие услуги на основе 3G будут доступны для ваших абонентов, с учетом развития инфраструктуры?

— С моей точки зрения, основная функция связи третьего поколения — это высокоскоростной мобильный интернет. Мы как оператор даем абоненту возможность воспользоваться этой функцией.

— То есть вы не будете первооткрывателями новых для сотовых операторов рынков и сервисов?

— Мы, как компания-дискаунтер, экономим на всем и не хотим быть первооткрывателями новых услуг. Мы не инновационная компания. Но если мы выявим потребность в сервисе, который уже предлагают другие операторы, мы его с гордостью скопируем. Tele2 идет проторенным путем и предоставляет самые популярные услуги, которые будут востребованы 99% абонентов. Возможно, среди наших абонентов будет 1% наиболее требовательных, которых мы не сможем удовлетворить, но зато мы сэкономим большие средства на внедрении услуг.

— У «Алтела» есть услуга прямого городского номера на мобильном телефоне, которую больше никто не предоставляет. Видимо, GSM-компаниям этот узкий сегмент неинтересен, но сервис, насколько можно судить, востребован. Не планируете занять эту нишу?

— Мы обсуждали данную возможность. К нам даже приходили представители «Алтела» и предлагали объединиться в развитии этой идеи, но мы пока не хотим рассеивать наши ресурсы на несколько проектов. Тем более, когда не совсем понятно, принесет ли он нам дивиденды. Мы хотим сфокусироваться на развитии массового сегмента: строительстве сети, запуске новых регионов и на повышении эффективности работы каждого запущенного региона. Игроки, которые давно присутствуют на рынке, пытаются занимать какие-то новые ниши, сегменты и выпускают интересные предложения. У нас еще много неотработанного потенциала, который даст нам очень хороший результат.

— Как вы считаете, когда возможно будет развернуть сеть стандарта 4G на территории нашей страны? Готов ли местный рынок, насколько ваши базовые станции будут готовы поддерживать этот стандарт связи?

— Вопрос, когда в Казахстане стоит внедрять этот стандарт связи — непростой. Сейчас нет спроса на него, к тому же, с точки зрения удовлетворения потребностей абонентов, еще есть куда развиваться 3G. Я думаю, если провести опрос среди казахстанцев на тему «Для чего им нужен 4G?» — никто внятно ничего не скажет. Плюс ко всему нет терминалов, поддерживающих 4G. Можно запустить этот стандарт связи, но для чего? Например, сейчас в Швеции 4G внедрен, зафиксированы сумасшедшие скорости, но уровень пользования услугой довольно низкий. И это учитывая, что скандинавские страны «впереди планеты всей» по развитию телекоммуникаций. В целом же, меня очень радует, что процесс внедрения стандарта 4G начался уже сейчас, поскольку займет много времени согласование частот, принятие решения, закуп оборудования и т.д. Поэтому чем раньше здесь начнется этот процесс, тем быстрее, а может и в ногу со всем миром, мы запустим 4G. С моей точки зрения, еще 2-3 года можно спокойно жить без 4G, но работать над его планированием. Что же касается наших базовых станций, как только правительством страны будут выданы лицензии, нам будет достаточно провести модернизацию и они будут поддерживать 4G.

 Tele2 планировала до конца лета 2011 года выйти на корпоративный рынок Казахстана. Эти планы в силе?

— Нам интересен корпоративный рынок, поскольку там клиенты тоже страдают от дорогой связи. И возможно даже больше, чем массовый рынок. Но мы понимаем, что корпоративный клиент более требователен и поэтому, чтобы запустить продажу корпоративных тарифов, нужно выстроить целую систему корпоративного обслуживания, финансовых взаимоотношений и многое другое. Сегодня главное, на чем мы сфокусированы, — это массовый рынок. Но как только мы запустим все регионы, мы обратим пристальное внимание в том числе и на корпоративный сегмент. Полагаю, что до конца года мы начнем обслуживать корпоративных клиентов.

— Ваша компания будет оставаться исключительно сотовым оператором связи? Нет планов стать универсальным телекоммуникационным оператором или выйти на рынок розницы мобильных устройств?

— В Казахстане пока таких планов нет. Мы фокусируемся на сотовом сегменте, хотя в других странах у группы компаний Tele2 есть разные телекоммуникационные бизнесы, в том числе в области проводного широкополосного доступа. В нашем же случае пока будет только мобильный бизнес.

— Ваши планы по завоеванию доли рынка прежние — 20%?

— Мы не откажемся от любой доли рынка, хоть весь займем с удовольствием. Я думаю, что 20-30% рынка — это совершенно нормальные цифры, к которым мы стремимся. За какой период мы их достигнем — я не знаю. Сейчас набор доли рынка идет высокими темпами. Более того, еще до старта компании мы получили информацию о том, что наши партнеры по рынку оценили долю Tele2 больше, чем мы сами запланировали для себя. Это говорит о том, что нас воспринимают всерьез, и это добавляет оптимизма.

— А сколько операторов может позволить себе казахстанский рынок?

— Мы приветствуем конкуренцию, но согласимся с партнерами по рынку о существовании ряда серьезных ограничений, таких как высокий уровень инвестиций, большая территория, дорогие трансмиссия и интернет, если его закупать оптом у провайдеров. Мы оценили все эти ограничения и поняли, что при этих условиях мы сможем сыграть и выиграть определенную долю рынка. Но не факт, что какая-то новая компания, понимая все это и не будучи дискаунтером, сможет закрепиться на рынке и выйти на прибыльность.

Комментарии