Следите за новостями

Цифра дня

99% - интернет-проникновение в Астане

Пробелы действующего законодательства в области регулирования интернет-сферы создают поле для возникновения юридических казусов и откровенно нелогичных ситуаций

Вопрос правового регулирования интернет-сферы до недавнего времени оставался в тени других проблем, которые возникали по мере развития Казнета, однако в последние два-три года именно юридический аспект нередко выходил на первый план.

15 апреля 2011 09:58, Анна Шатерникова, Панорама

Вопрос правового регулирования интернет-сферы до недавнего времени оставался в тени других проблем, которые возникали по мере развития Казнета, однако в последние два-три года именно юридический аспект нередко выходил на первый план. Данный факт можно расценить как свидетельство того, что интернет действительно приобретает все большее значение для казахстанского общества, становится доступен не только для представителей отдельных социальных и профессиональных категорий, как это было несколько лет назад. В то же время стало очевидным, что действующее законодательство не в состоянии решить все вопросы регулирования интернет-сферы, о чем неоднократно говорили участники круглых столов, посвященных обсуждению данной проблемы, и порой даже представители Фемиды не понимают, как руководствоваться законодательными актами и толковать прописанные в них понятия.

Закон не для всех?

Как указывает в своем исследовании, посвященном определению правового статуса сайтов, генеральный директор компании «ЮрИнфо» Игорь Лоскутов, на сегодняшний день понятие «интернет-ресурс», в 2009 заменившее в отечественном законодательстве понятие «сайт», употребляется в 24 законодательных актах и лишь в трех (в законодательстве об акционерных обществах, о промышленной безопасности на опасных производственных объектах и о прокуратуре) по неизвестным причинам либо по недосмотру продолжает фигурировать термин «сайт». В 1990-х годах прошлого века, отмечает автор, казахстанские госорганы, вероятно, склонялись к версии отсутствия возможности государственно-правового контроля за деятельностью сайтов и потребности в их регулировании, данная сфера практически не находила отображения в работе законотворцев. Лишь в мае 2001 года в Законе РК «О средствах массовой информации» появилось упоминание, которое гласило, что «web-сайт — это подготовленная при помощи специальных технических и программных средств электронная представительская страница физического либо юридического лица Республики Казахстан, на которой собственник размещает информацию в целях массового распространения». Этим же законом web-сайты в общедоступных телекоммуникационных сетях были приравнены к СМИ. Но лишь с принятием в июле 2009 года Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей» и Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам развития «электронного правительства» стало очевидно, что законодатели решили, что деятельность сайтов можно и нужно контролировать, окончательно закрепив таким образом предмет правового регулирования в этой сфере. По мнению г-на Лоскутова, с выходом в свет двух последних законов юридическую реформу в области интернета можно считать законченной, и в ближайшие годы нововведений не предвидится.

Для госорганов стало неожиданностью, что те законы, которые они приняли, могут быть применены по отношению к ним самим. Свидетельством этого можно считать постановление апелляционной судебной коллегии Павлодарского областного суда. Суть дела такова: истец обратилась с жалобой на то, что ее коллега опубликовала на сайтах акима области и Минздрава порочащие ее сведения. В суде подтвердилось, что информация не соответствует действительности, но ответчица прибегла к документу государственной организации — справке Павлодарского акимата о том, что блог является не СМИ, а виртуальной приемной по обращению граждан, поэтому размещенные на нем сведения нельзя признать порочащими достоинство истца. Тем не менее, суд указал ответчице и представителям акимата, что в соответствии с законом интернет-ресурсы приравнены к СМИ, а сообщения, поступившие на блоги, являются общедоступными, и для их просмотра достаточно зайти на сайт. С учетом этого, а также принимая во внимание то обстоятельство, что блоги акима и Министерства здравоохранения есть интернет-ресурсы, можно сделать вывод о том, что размещение на них информации, даже специально адресованной соответствующим авторам, является распространением сведений широкому кругу пользователей сети, то есть по сути использованием средства массовой информации. «Это интересное решение, которое может иметь далеко идущие последствия. Люди, которые регулярно читают сайты электронного правительства, видят, насколько интересные материалы размещаются там, и если по всем публикациям такого рода начнутся расследования и разбирательства, трудно сказать, насколько долго продержится у нас ситуация, когда статус блога органа государственной власти будет определяться как СМИ», — предполагает г-н Лоскутов.

В то же время новые законодательные инициативы практически не находили применения в том, что касается регулирования деятельности сайтов, содержание которых можно охарактеризовать как, мягко говоря, неоднозначное. А ведь три года назад, в пору активного обсуждения так называемого закона об интернете, один из доводов, которые приводили сторонники регулирования, звучал следующим образом: законодательные нововведения поставят барьер на пути распространения жестокости, насилия и порнографии в казахстанском сегменте Сети. Однако время прошло, а на отечественных и зарубежных сайтах по-прежнему без труда можно увидеть картинки пикантного содержания. И если поначалу об этой стороне регулирования интернета хотя бы велись разговоры, то на данном этапе о практическом применении законодательства речи вообще не идет. Более того, госорганы, утверждает г-н Лоскутов, даже не пытаются помочь представителям интернет-сферы разобраться, где проходит зыбкая грань, за которой начинается нарушение закона. «Мы обращались в Минюст с просьбой разъяснить, как можно трактовать те или иные нормы, касающиеся распространения порнографии, сцен насилия и жестокости, разжигания межнациональной и социальной розни, хотели узнать, можно ли выпустить соответствующие пособия и материалы, на которые могли бы ориентироваться собственники сайтов. В ответ услышали, что органы судебной экспертизы проведут исследования и установят истину, но лишь в том случае, если будет суд, то ест постфактум, когда уже возникла угроза привлечения к ответственности. Получается, что функция правового просвещения, предупреждения правонарушений не работает, хотя она должна быть первостепенной», — констатирует эксперт.

Как сообщается в отчете, в ответ на вопрос о том, почему до сих пор не заблокированы интернет-ресурсы, явно противоречащие казахстанскому законодательству, госорганы любят ссылаться на статью 21 Закона РК «Об информатизации». Она гласит: «В случае признания судом информации, распространяемой по информационно-коммуникационным сетям, противоречащей требованиям настоящего закона и других законодательных актов уполномоченные государственные органы, операторы связи, собственники интернет-ресурсов обязаны приостановить либо прекратить распространение на территории Республики Казахстан продукции средства массовой информации либо выпуск средства массовой информации». То есть пока нет решения суда, невозможно сделать заключение о том, противоречит законодательству или нет тот или иной комментарий на форуме. В противном случае, отмечает автор, есть риск получить обвинения в цензуре, которая у нас запрещена в соответствии с Конституцией. Вместе с тем у всех на слуху названия сайтов, доступ на которые фактически получить нельзя, несмотря на отсутствие судебного решения и на то, что в законодательстве, казалось бы, появилась соответствующая легальная процедура. В результате кто-то говорит о неправомерной блокировке, кто-то о DDoS-атаках на сайты, которые трудно упрекнуть в нелояльности к действующей власти, а сами госорганы не торопятся занимать по данному вопросу сколько-нибудь активную позицию.

В качестве примера г-н Лоскутов привел решение районного суда №2 Алмалинского района Алматы от 30 июля прошлого года. Евгения Плахина обратилась в суд с заявлением к Министерству связи и информации о признании бездействия данного ведомства незаконным. Г-жа Плахина не могла получить доступ на информационно-аналитический интернет-портал «Республика» с территории Казахстана, в то время как с территорий других государств и через прокси-серверы данный портал был доступен, то есть казахстанские провайдеры заблокировали к нему доступ. Однако в соответствии с законом приостановление или прекращение выпуска СМИ, к которым относятся и интернет-ресурсы, возможно исключительно по решению собственника или суда. Ни того, ни другого в данном случае не наблюдалось, и ответчик, будучи лицензиаром по отношению к провайдерам, не применял никаких мер для восстановления законности, нарушая таким образом право истца на свободное получение информации. Истец просила суд признать бездействие министерства незаконным и обязать его устранить нарушенное право путем немедленного направления операторам связи уведомления о прекращении блокировки портала «Республики». Но получила отказ.

Судебный прецедент

Впрочем, признает эксперт, масштабных и громких судебных процессов в области интернета, которые по степени общественного резонанса можно было бы сравнить с теми, что случаются в России, в Казахстане почти не происходило. «Можно сказать, что строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Вся деятельность как протекала в некой »серой« зоне, в рамках взаимодействия правоохранительных органов с отдельными сайтами, так и идет по сей день», — утверждает г-н Лоскутов.

Тем не менее, представители IT-кругов уверены, что, принимая во внимание рост темпов проникновения интернета в нашей стране, число конфликтов, которые возникнут в правовом поле, наверняка будет расти. «Разбирательства, о которых стало известно сегодня, являются лишь вершиной айсберга. Большинство дел не доводится до суда либо потому, что владельцы сайтов не надеются на справедливое рассмотрение судебными инстанциями, либо потому что не знают, что в принципе могут рассчитывать на помощь правосудия», — считает генеральный директор компании PROFIT Online Александр Васильев.

Самым громким прецедентом юридических разбирательств, связанных с Казнетом, на сегодняшний день, безусловно, можно считать конфликт вокруг права собственности популярного интернет-форума «Центр тяжести». «Долгоиграющий» спор развивался практически на протяжении года. Разногласия возникли между основателем ЦТ Дмитрием Зиминым и директором крупного сетевого рекламного агентства Saatchi & Saatchi Эржаном Исабаевым. В 2007 году г-да Зимин и Исабаев организовали ТОО «New Line Media», которое стало владельцем доменного имени форума. Как отметил сам г-н Зимин, New Line Media было создано для размещения рекламы на форуме и получило право делать это на эксклюзивной основе в течение двух лет, а когда это срок истек, один из основателей ЦТ перерегистрировал доменное имя на себя. В октябре прошлого года межрайонный экономический суд Алматы вынес решение в пользу г-на Исабаева, а в феврале нынешнего года кассационная коллегия Алматинского городского суда оставила без изменений решение суда первой инстанции. Суд обязал основателей «Центра тяжести» Дмитрия Зимина и Владимира Туреханова передать ТОО «New Line Media» все коды управления интернет-ресурсом, базы данных и осуществить иные необходимые действий. Он запретил ответчикам хранить, копировать и использовать материалы «Центра тяжести», обязал их уничтожить все копии, включая базу данных и ключи. Между тем г-н Исабаев заявил о появлении «лже-ЦТ», имея в виду созданный основателями «старого» портала новый форум «Все вместе», в работе которого, как он утверждает, нашла применение база данных «Центра тяжести». В ответ г-н Зимин пояснил, что ни он, ни его партнеры Владимир Туреханов и Александр Усков не являются собственниками интернет-ресурса «Все вместе», а база данных форума создавалась на основе информации, полученной собственником законным путем. На протяжении года г-да Зимин, Туреханов и Усков сменили название форума, его логотип и адрес, и лишь после долгих споров стороны пришли к заключению мирового соглашения. Хотя, указывает г-н Лоскутов, суд фактически не рассмотрел вопрос о базе данных и информационном наполнении сайта на предмет того, как и чьим трудом они были созданы.

Как полагает эксперт, одна из основных причин возникновения различных юридических коллизий кроется в отсутствии логичной процедуры, простых и понятных формулировок, начиная с определения того, кем является собственник интернет-ресурса. В соответствии с законом, таковым является лицо, в полной мере реализующее право собственности, то есть владения, пользования, распоряжения ресурсом. Однако на практике аппаратным обеспечением может владеть один субъект, программным — второй, а домен может быть зарегистрирован на третьего. «Непонятно и непредсказуемо, какую позицию займет суд. Судьи зачастую не понимают, как трактовать закон, как им руководствоваться и толковать понятия. Я изучал материалы проходившего в июне прошлого года семинара по проблемам интеллектуальной собственности. Представители судов, участвовавшие в данном мероприятии, высказывались в том числе и по поводу того, как им следует регулировать интернет-пространство, интернет-ресурсы. В выступлении одного из них прозвучало следующее утверждение: на территории РК всеми вопросами функционирования интернета, в том числе регулированием нюансов, связанных с доменными именами, занимается Казахский центр сетевой информации (KazNIC), отвечающий за техническую сторону формирования домена. Получается, что KazNIC у нас регулирует весь интернет, а судьи считают, что интернет сводится к доменным именам. В принципе, их можно понять — другому не учили, а формулировки размыты», — констатирует г-н Лоскутов.

Доменные имена как непонятное явление

По сути судебная власть решает юридические аспекты в интернет-сфере, руководствуясь «офлайновыми» аналогиями. Особенно ярко это проявляется в процессе использования доменного имени как приоритетного признака собственника сайта. У каждого физического лица или организации есть юридический адрес, позволяющий его идентифицировать; точно так же адрес есть у каждого сайта, и человек, стоящий за ним, автоматически считается собственником интернет-ресурса. Но в интернет-сфере существует множество других нюансов. Любой сайт должен размещаться на каком-то сервере. В ходе некоторых обсуждений высказывалось мнение о том, что, возможно, собственником интернет-ресурса следует признать того, кто заключает договор хостинга, размещает аппаратно-программный комплекс, оформляет договорные отношения. Не следует упускать из виду и такой аспект, как программное обеспечение. «У нас редко кто пишет специальные программы для интернет-сайтов. Большинство закупает ПО у производителей, и отношения эти договорные, лицензионные. Тем не менее наши суды предпочитают не замечать этих договорных отношений, что показало дело ЦТ, они выносят решения в отсутствие третьих лиц. По аналогии с имуществом это выглядит так, как если бы суд решил передать дом от одного владельца к другому вместе с мебелью и всем, что в нем находится. Что касается базы данных, то она является основной информационной составляющей сайта. Сайт может поменять IP-адрес, но большинство пользователей этого не заметит; для потребителя важнее содержание интернет-ресурса, информационная составляющая. У нас есть механизмы, позволяющие регистрировать базу данных отдельно от прочих составляющих. Пока, правда, по этому пути никто не пошел, но сайты рано или поздно воспользуются такой возможностью для закрепления своих авторских прав. Хотелось бы, чтобы вопрос о базе данных был проработан более широко. В директиве ЕС, которая легла в основу законодательства многих европейских и постсоветских стран по базам данных и их правовой защите, эти вопросы рассматриваются более широко. У нас в законе об авторском праве об этом говорится урывками», — указывает г-н Лоскутов.

Между тем от решения вопроса о том, как соотносятся права на доменное имя со статусом собственника ресурса, во многом зависит, кого именно правоохранительные и прочие регулирующие органы будут считать ответственным за его деятельность, коль скоро владелец домена и сайта — далеко не всегда одно и то же лицо. Как отмечалось выше, в соответствии с поправками, принятыми в 2009 году, интернет-ресурсы были приравнены к СМИ, а размещенная на них информация — соответственно к публикациям. Таким образом, все интернет-ресурсы, предоставляющие своим посетителям интерактивные сервисы, позволяющие размещать информацию — вести блоги, оставлять комментарии, общаться в форумах — по сути распространяют продукцию СМИ. И поскольку деятельность сайта характеризуется как распространение информации, это влечет квалифицирующие признаки при привлечении как к административной ответственности, так и к уголовной. В связи с этим основной груз ответственности при размещении информации возлагается на собственников сайта. И дабы избежать обвинения в пособничестве с целью размещения сведений, противоречащих законодательству, не стать субъектом ответственности, у владельца остается небогатый выбор действий. В любом случае естественное желание подстраховаться неблагоприятно сказывается на темпах развития Казнета и насыщенности его контента. Многие предпочитают вовсе не развивать свои ресурсы. «Хотя наш портал посвящен вопросам IT и не политизирован, когда думаешь о том, чтобы ввести разделы с комментариями, невольно просчитываешь риск того, что на сайт зайдет неадекватный человек и оставит информацию, которая для нас может обернуться неприятными последствиями», — признался г-н Васильев.

На сегодняшний день, отмечает он в своих комментариях к исследованию, остро стоит вопрос доменов третьего уровня, на которых могут располагаться персональные блоги пользователей сайта. Кого считать собственником такого домена и сайта, пока неясно. Чрезвычайно актуальным становится и вопрос разделения ответственности между собственно интернет-площадкой, с одной стороны, и блогерами и комментаторами — с другой. Получается, указывают игроки рынка интернет-СМИ, что редакция несет ответственность за комментарии к своим материалам, а модераторы, отслеживающие «благонадежность» читательских откликов, вынуждены работать едва ли не сутки напролет. Такой расклад наводит на мысль о необходимости установления временного регламента модерации, чтобы в редакциях знали, сколько времени должно пройти, чтобы наступила ответственность за идущий вразрез с законодательством не удаленный комментарий.

Советы и рекомендации

Не менее важно, полагают эксперты, дать оценку соотношения понятий «товарный знак» и «доменное имя». Доменное имя в соответствии с отечественным законодательством на сегодняшний день не является объектом интеллектуальной собственности, тогда как товарный знак, который таковым объектом является и охраняется законом — средство индивидуализации в деловом обороте. Однако осуществляют деловой оборот, то есть занимаются коммерческой деятельностью, далеко не все сайты. В сети появляются новые доменные имена, по своим характеристикам напоминающие традиционные объекты интеллектуальной собственности. Отношения по поводу таких объектов, отмечают юристы, нуждаются в специальном урегулировании на уровне закона; в настоящий же момент KazNIC вносит записи в базу данных национального домена лишь с целью обеспечения адресации в интернете, а выбор доменного имени предоставлен регистранту. Такая ситуация, в которой доменные имена и товарные знаки существуют параллельно, дает простор для захвата доменных имен, совпадающих с торговыми марками, с целью дальнейшей перепродажи (данное явление носит название киберсквоттинг). Киберсквоттеры регистрируют имена товарных знаков, известные названия или предприятия, к которым они сами отношения не имеют, и выставляют их на аукцион или предлагают купить непосредственно заинтересованным компаниям и лицам по цене, намного превосходящей стоимость регистрации.

Хрестоматийным для Казнета в этом отношении стал пример студенческого сообщества Международная казахстанско-английская ассоциация (International Kazakh-English Association), зарегистрировавшей домен ikea.kz. Всемирно известная компания Inter IKEA Systems BV, сославшись на то, что она является владельцем товарного знака IKEA, зарегистрированного на территории Казахстана, обратилась в суд с требованием передать ей это доменное имя от текущего регистранта. Однако ответчик выразил несогласие с иском, отметив, что деятельность студенческой ассоциации никак не связана с деятельностью компании-истца. Суд встал на сторону ответчика, однако, отмечают авторы отчета, набрав в строке браузера www.ikea.kz, можно убедиться, что по этому адресу до сих пор не был реализован студенческий проект. Это дает основания полагать, что домен, возможно, был зарегистрирован с целью перепродажи. Точно так же множество вопросов оставляют и факты регистрации доменных имен, похожих на имена «раскрученных» сайтов.

«Киберсквоттинг — проблема актуальная, и все же до конца неясно, что следует считать им, а что нет. Когда речь идет о регистрации новых доменных имен, чьи названия совпадают с названиями известных международных компаний, тут, наверное, можно говорить о явном киберсквоттинге с целью перепродажи. Но как быть с общеупотребительными именами? Как быть, если регистрируется доменное имя, совпадающее с брендом или названием компании, но не очень известной, если, например, домен зарегистрировала алматинская компания, а другая с аналогичным названием, появившаяся, скажем, в Петропавловске, тоже хочет зарегистрировать соответствующий домен? Все эти вопросы должны найти законодательное решение», — считает г-н Васильев.

По мнению г-на Лоскутова, сложившаяся ситуация требует внесения корректировок в законодательство, касающееся правового статуса сайтов. В частности, интернет-ресурс следует рассматривать как комплекс имущественных и личных неимущественных благ, а именно: право пользования доменным именем и отношения, связанные с предоставлением IP-адреса; аппаратно-программный комплекс, его хостинг и связанные с ним отношения по использованию интеллектуальной собственности; базы данных и контент сайта. Необходимо, уверены эксперты, отказаться от автоматического распространения на все интернет-ресурсы статуса СМИ и четко определить, какие именно сайты могут быть приравнены к средствам массовой информации, исходя из каких критериев лицо признается собственником интернет-ресурса, установить соотношение понятий «товарный знак — доменное имя», принимая во внимание, что второе, в соответствии с казахстанским законодательством, не является объектом интеллектуальной собственности.

«В России установлено, что если на сайте комментарии читателей размещаются без предварительного редактирования, то в силу аналогии закона следует применять правила, установленные Законом «О средствах массовой информации», для авторской программы, идущей в эфир без предварительной записи. В случае если уполномоченный госорган расценит размещенные комментарии как злоупотребление свободой СМИ, редакция вправе удалить их с сайта либо отредактировать, и уже если она этого не делает, то вопрос о привлечении к ответственности рассматривается судом. Думается, нам следует присмотреться к этому опыту», — считает г-н Лоскутов.

В целом юристы и игроки IT-сферы надеются, что высказанные в ходе многочисленных дискуссий и круглых столов пожелания будут услышаны в правительстве, и законодательство, регулирующее отношения в этой области, станет профилактическим, а не карающим не по букве, но по факту.

Комментарии