Следите за новостями

Центр космической науки

Интервью с президентом АО «Национальный центр космических исследований и технологий» Национального космического агентства РК Жумабеком Жантаевым о том, каковы сейчас проблемы и достижения отечественной космической науки.

24 декабря 2010 12:08, Александр Каминский, Экспресс-К
Рубрики: Общество

С казахстанской земли вышел на орбиту первый в истории человечества спутник Земли и взлетел в бессмертие первый космонавт планеты. И сегодня этот космодром остается самым запускающим в мире.

Все достижения космонавтики были подготовлены и обеспечивались трудом большого числа научных организаций и коллективов. Казахстанская космическая наука сегодня также призвана сопровождать создание новой для страны космической отрасли. О том, каковы сейчас проблемы и достижения отечественной космической науки, рассказывает президент акционерного общества «Национальный центр космических исследований и технологий» Национального космического агентства Республики Казахстан Жумабек Жантаев.

— В этом году мы провели ряд крупных реорганизаций, — говорит Жумабек Шабденамович. — Это связано с необходимостью дальнейшей адаптации нашей структуры к условиям рыночной экономики. Из состава центра выделено четыре дочерних предприятия: Астрофизический институт, Институт космических исследований, Институт ионосферы, Институт космической техники и технологий. Каждый из них является отдельным юридическим лицом, обладает полной самостоятельностью и ведет свои собственные исследования фундаментального и прикладного характера. Роль центра сводится к разработке крупных научно-исследовательских направлений, их сопровождению, контролю исполнения проектов, передаче результатов работ. Центр также объединяет усилия институтов при решении особо крупных задач — таких как создание системы высокоточной навигации, дистанционного зондирования Земли из космоса или наземно-космического геодинамического мониторинга.

— Где необходим космический мониторинг?

— Космический мониторинг, дистанционное зондирование Земли — это такие направления, без которых сегодня уже невозможно представить современную экономику и управление большими территориями. Мы сейчас совместно с российскими учеными создаем систему наблюдения за Прикаспийским регионом. Катастрофа в Мексиканском заливе насторожила руководство многих государств, в том числе и нашей страны. В шельфовой зоне Каспия законсервировано более двухсот скважин, многие из них дают утечку. Есть серьезная опасность техногенной катастрофы, связанной с добычей углеводородов, так называемая «вызванная» сейсмичность. За регионом необходимо наблюдать как из космоса, так и с земли. Совсем недавно президент нашей страны Нурсултан Абишевич Назарбаев подчеркнул, что освоение недр Казахстана в первую очередь должно сопровождаться обеспечением экологической безопасности.

Но задачи мониторинга актуальны для всей территории Казахстана — интенсивно растут города в зоне Северного Тянь-Шаня, в проблемных почвенных условиях идет строительство в Астане. Необходимо отслеживать состояние крупных инженерных сооружений, плотин — вспомним кызылагашскую трагедию. Эта проблема стала реально контролируемой и прогнозируемой только после появления космических методов. Казахстан, наряду с очень немногими странами мира, проводит такую работу. Кстати, недавно мы стали полноправным членом такого серьезного международного проекта, как Sentinel Asia, направленного на борьбу со стихийными бедствиями с помощью дистанционного зондирования Земли в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

— Какая еще польза на земле от космоса?

— Методом дистанционного зондирования можно прогнозировать урожайность, отслеживать состояние почв, что сейчас и делается. Мы имеем ряд договоров с регионами. МЧС заинтересовано в мониторинге пожарной и селевой опасности, состояния снежного и ледникового покрова, лесных массивов, наводнений. Мы работаем с нефтедобывающими компаниями по нефтяным загрязнениям Каспия.

Есть интерес к мониторингу приграничных областей, связанный с безопасностью страны. Не столь давно мы получили письмо от генерального прокурора, ставящего вопрос о применении дистанционного зондирования для пресечения браконьерства. Это вполне реально, но связано с модернизацией оборудования. Сейчас центр работает над этим вопросом. Мы также планируем и предлагаем создавать ситуационные центры в каждом регионе. Там будет сосредоточена локальная база данных по всем особенностям местности, будет отслеживаться динамика изменений в режиме реального времени. Мы уже сделали пилотные проекты для Астаны и некоторых областей.

— Какова значимость фундаментальных исследований, проводимых в Институте ионосферы, Астрофизическом институте? Многие считают эти работы чисто теоретическими, оторванными от реальной жизни…

— Активность Солнца сильно влияет на техногенную безопасность на Земле. Это навигационные проблемы, сбои в работе систем связи, высокоточного оборудования. Магнитосфера влияет на здоровье и физиологическое состояние землян. Все очень взаимосвязано.

Астрофизический институт изучает дальний космос. Сейчас появились понятия «темной материи», «темной энергии». Оказалось, что непосредственно звезды составляют не более пяти процентов от общей массы Вселенной. Это перевернуло все наши представления о мироздании, и это необходимо исследовать. Центр участвует в международном проекте — Всемирной космической обсерватории «Ультрафиолет». Мы запустим современный наземный комплекс приема данных не только от ВКО «Ультрафиолет», но и с других орбитальных и наземных приборов на широких полосах частот.

— А как насчет искусственных космических объектов?

— Казахстан имеет уникальную базу данных по геостационарным спутникам и по космическому мусору, который сегодня представляет реальную угрозу действующим космическим аппаратам. В свое время казахстанские астрономы получили за это Ленинскую премию. Сейчас эта работа успешно продолжается, вызывая огромный интерес как западных партнеров, так и наших российских коллег. Мы знаем каждый спутник «в лицо», отслеживаем все изменения траектории. Это очень непросто, но мы умеем это делать.

— Как будут вестись наблюдения с Земли?

— Совсем недавно мы запустили однометровый «цейсовский» телескоп. Были трудные времена, двадцать лет он простоял без движения, но мы не только восстановили его, но и хотим внедрить технологию «виртуального телескопа» — по каналам интернета к нему можно будет иметь доступ со всего мира. Мы надеемся также приобрести телескоп диаметром 3,5 метра для наблюдения за объектами дальнего космоса. Такой телескоп будет единственным в Центральной Азии. Это заинтересует все мировое астрономическое сообщество, уже сейчас к нам приезжают китайские, немецкие, испанские, японские специалисты, не говоря уже о таких традиционных партнерах, как россияне.

— Это поистине грандиозные планы. Но ведь воплощать их в жизнь должны конкретные люди, специалисты… Насколько остро стоит перед центром кадровый вопрос?

— Последние годы подготовка и переподготовка кадров для отрасли идут на системной основе. Этому вопросу самое серьезное внимание уделяют и в Министерстве образования и науки, и в Казкосмосе. Им лично занимается председатель агентства Талгат Амангельдиевич Мусабаев. К тому же ряд начинающих специалистов-болашаковцев как раз заканчивают обучение за рубежом. Мы подключаемся также к международным образовательным проектам, к программе «студенческих» микро- и наноспутников. Наши молодые специалисты будут учиться делать эти спутники своими руками.

— Достаточны ли выделяемые центру средства?

— Денег никогда не бывает достаточно! Однако свои деньги мы зарабатываем сами, участвуя в тендерах, выигрывая гранты. Это позволило существенно повысить зарплату наших сотрудников даже по сравнению с Российской Федерацией. Наша финансовая деятельность достаточно успешна, второй год мы выходим с прибылью… Конечно, есть еще много задач — это и приобретение нового оборудования, и капитальный ремонт нашей инфраструктуры, ведь большая ее часть находится высоко в горах.

— Каковы перспективы центра?

— Космическая отрасль Казахстана набирает силу. Мы должны успеть подвести научную базу под крупные проекты. Необходимо будет создавать собственные технологии, приборостроение… Без этого сложно называться космической державой! По многим направлениям у нас есть серьезные наработки. Например, космическое материаловедение, без которого невозможно создание новых материалов и технологий. При соответствующем заказе и финансировании мы готовы обеспечить научную и методологическую основу для промышленного внедрения подобных материалов.

В целом для современного научного сопровождения национальной космической программы у нас есть все необходимое как в кадровом, так и в технологическом плане.

Комментарии