Следите за новостями

Цифра дня

3 млн активных соцаккаунтов в Казахстане

Султанжан Ахметов: Виртуальные «ошибки» пользователей электронных систем влекут за собой вполне реальную ответственность

Интервью с председателем правления ТОО «Центр электронной коммерции» — оператора системы «Электронные государственные закупки» — Султанжаном Ахметовым о внедрении системы государственных е-закупок.

5 ноября 2010 10:54, Казахстанская Правда
Рубрики: Общество

Государственные закупки, без преувеличения, наиболее коррупциогенная сфера в силу своей «специфики». Недаром брошенная в медийное пространство фраза «берите любой тендер и сажайте» давно стала крылатой, а «откат» прижился в практике повсеместно. Дабы очистить репутацию как госзакупа, так и его заказчиков и обеспечить транспарентность всей системы, последняя два года назад была переведена в электронный формат. А с января 2010-го поставщики, желающие участвовать в закупках методом ценовых предложений, были вынуждены и вовсе отказаться от бумажных привычек и личных контактов с чиновниками. Оправдан ли «навязанный» сверху сервис? К чему привел добровольно-принудительный порядок? На эти и другие наболевшие вопросы отвечает председатель правления ТОО «Центр электронной коммерции» — оператора системы «Электронные государственные закупки» (АИИС «ЭГЗ») — Султанжан Ахметов.

Председатель правления ТОО «Центр электронной коммерции» Султанжан Ахметов— Султанжан Айсаевич, электронный госзакуп товаров, работ и услуг изначально вызвал у его участников двойственное чувство. Каким образом протекал процесс завоевания доверия? ИС справилась с поставленной задачей?

— Без сомнения. Среди сервисов «электронного правительства» система ЭГЗ — на особом месте. Ее первую версию мы запустили в 2008-м, правда, за год количество торгов не превысило 500. Тем не менее. опыт был накоплен, и он позволил нам сделать основную работу над ошибками.

В прошлом году запущена вторая версия. Министерство финансов со своей стороны дало стимул заказчикам, сняв ценовой порог: ранее, согласно законодательству, методом запроса ценовых предложений можно было закупать товары, работы и услуги на сумму не более 4 миллионов тенге. И, чтобы приобрести оборудование на миллиард, предстояло провести конкурс, который занимал около 50 дней. В «е-формате», при грамотном составлении технической спецификации, все это делается за 5.

Динамика впечатляет: с начала 2010 года у нас на портале побывало более 15 миллионов посетителей, из них постоянных — 1,1 миллиона. Подобной массовостью может похвастаться разве что Налоговый комитет, осуществивший возможность сдачи отчетности и деклараций через интернет…

В становлении «е-правительства» ЭГЗ сыграли одну из самых основных ролей. Такое взаимодействие государства с рынком пока что не обеспечила ни одна из существующих ИС.

— И, тем не менее, эту информационную систему ругали все кому не лень, особенно за виртуальное «несовершенство»…

— Обвинения в «несовершенстве» проистекали из правовых коллизий, но со временем они были устранены, а различные нюансы — разрешены методологически. Мы не говорим о том, что АИИС «ЭГЗ» соответствует всем предъявляемым требованиям, но она эволюционирует вместе с рынком. Первоначально многие пользователи, нажимая кнопку на клавиатуре, не понимали, что берут на себя такую же ответственность, как если бы ставили настоящую подпись. Многие «просто так» соглашались на любые кабальные условия или «вбивали» совершенно неадекватную информацию. Вот эта кипа (С. Ахметов указывает на увесистую стопку документов) — список недобросовестных поставщиков, объявленных таковыми по решению суда. И они будут включены в специальный Реестр с запретом на участие в госзакупках на срок до трех лет. Таких вот «предпринимателей» наша система отсеивает с помощью баз данных автоматически. Нынче заказчики стали грамотней взаимодействовать с судебными органами, и теперь в реестре — сотни «пунктов», а раньше были десятки. Судебный «шлейф» тянется на несколько месяцев. И это единственный способ влиять на тех, кто не исполняет взятые на себя обязательства и приносит ущерб государству.

— То есть если предприниматель один раз «оступился», скажем, «забыл» учесть транспортные расходы в ценовом предложении, он может не рассчитывать на прощение?

— Что значит оступился? Как он вообще работает на рынке, если не в состоянии просчитать свои возможности, риски и траты? Не уверен — не участвуй. Я бы сказал, что это эволюционный отбор: останутся те, кто способен грамотно, качественно и своевременно обеспечивать заказы.

— А список недобросовестных заказчиков у вас есть?

— А как бы вы их определили?

— Те, кто предоставляет неверные данные в технических спецификациях. Коррупционер найдет лазейку. К ЭГЗ предъявлялись подобные претензии: и договориться с заказчиком можно заранее, и демпинговать, и выставлять лот с «предумышленной» ошибкой в названии, дабы отыскать его могли только «осведомленные». Так ли это на самом деле? Существуют реальные способы борьбы с недобросовестностью?

— Несколько месяцев назад подобный скандал разгорелся в России, когда многие заказчики намеренно начали менять в названии лотов определенные символы с кириллицы на латиницу. Против таких приемов у нас уже наработаны инструменты. И один из них — лоты выставляются в хронологическом порядке. Как бы ты ни «переврал» заголовок, его неизбежно кто-то увидит, пока он стоит в числе первых в очереди. Новые объявления поступают фактически каждую минуту, но у нас есть специальные рассылки и классификатор «в помощь» при поиске.

«Фокусникам» не следует забывать: все остается в анналах истории, и претензия может возникнуть на любом этапе. Тогда все ухищрения легко «всплывают» на поверхность, и спрос будет с конкретного человека. Почему он допустил ошибку? И какова статистика подобных «недоразумений»?

Полная победа над коррупцией — это, конечно, утопия, но мы можем говорить о значительном сужении коррупционного поля. К тому же еще одна немаловажная заслуга ЭГЗ в том, что они «сломали» существовавшую ранее экосистему «госорганы — ограниченный круг поставщиков-любимчиков».

— Ну а другая ситуация: ведомство пишет, что им нужно 17 компьютеров, а когда приходит поставщик, выясняется, что на самом деле их требуется 170. Кто будет отвечать?

— Суд решит. Система — это не панацея от всех бед, а инструмент, которым надо уметь пользоваться. Даже если пользование «виртуально», то ответственность оно подразумевает достаточно реальную. Безусловно, мы проставляем «флажки» на наиболее чувствительных участках: например, система не дает установить сумму заявки больше самого бюджета. Или «замечает» и предупреждает о существенных отклонениях: бюджет — миллион, а поставщик подает на 100 тысяч. Это меры, нацеленные на то, чтобы не допустить «пустых» заявок.

…Нужно еще понимать: какими бы недобросовестными ни были поставщики, а нерадивыми — заказчики, какие бы ошибки они ни допускали, это ни в коем случае не снимает с нас ответственности в части доведения правильных процедур подачи заявок, проведения электронных конкурсов. Для этого мы и организуем обучающие семинары.

— Сейчас немало говорится о потенциальном переводе в  «е-форму» еще и тендеров. Однако иностранных экспертов такая перспектива смущает. Дескать, виртуально можно продавать и покупать лишь стандартизированную продукцию. Если же речь идет, к примеру, о материалах для строительства, здесь нужно учитывать не превалирующий в методе ценовых предложений ценовой фактор, а то, что «в интернете не измерить». Тем временем к 2015 году, согласно индикаторам отраслевой программы по развитию инфокоммуникационных технологий, госзакуп должен быть электронным на 100%. Это значит, что Казахстан впереди планеты всей?

— С апреля текущего года Министерство финансов и его подведомственные учреждения в пилотном режиме начали осуществлять госзакупки способом конкурса в «е-формате». Уже завершено проведение 116 тендеров с 459 лотами, объявленными 31 организатором закупок.

Электронный конкурс — гораздо более сложный процесс. Пока, несмотря на «е-формат», он также занимает 30 дней. И участникам нужно предоставлять все «прописанные» документы, подтверждать квалификацию. Тем не менее, система сама автоматически связывается с базами данных юридических и физических лиц, Налогового комитета, проверяет потенциальных поставщиков на предмет аффилиированности, наличия задолженности перед бюджетом. Планируется интеграция и с порталом «е-лицензирование». При таком подходе, я уверен, мы вскоре «закроем» если не 100, то 85–90% всех закупок в стране.

— Должна в этом случае оставаться альтернатива или «для пользы общего дела» государству следует обязать всех к прогрессу, как это произошло с «ценовками»?

— Сейчас об обязательности мне, как руководителю компании-оператора, трудно говорить. Для того чтобы люди привыкли к ценовкам, понадобился год, привыкание к электронным конкурсам, думаю, потребует больше времени, в течение которого будет определен обязательный объем закупа в «е-формате». Мы все изучим, посмотрим в динамике, а дальше — слово за Минфином и Правительством. Может, не менее 80–90%  тендеров станут электронными и лишь 10–20%  — бумажными…

— Но как в таком случае быть с иностранными поставщиками? Неужели у них практически не останется возможности для участия в электронных закупках? А ведь руководство стран «тройки» Таможенного союза не раз говорило о потенциальной интеграции информационных систем…

— В «е-конкурсах» действительно не могут участвовать нерезиденты, поскольку они не имеют права получения необходимой электронной цифровой подписи. Те самые 10–20%, возможно, и будут предназначены для иностранных компаний… Что же касается партнеров по ТС — России и Беларуси, то сейчас гармонизация законодательства — в разгаре, ведется работа и по созданию единого механизма ЭЦП. Мы надеемся, что в перспективе это позволит либо иметь «одну» ЭЦП на весь ТС или же, по договоренности, взаимно признавать подписи.

— Насколько часто в Службу технической поддержки поступают жалобы о функционировании портала? Бывают ли срывы в работе, так раздражающие многих зависания?

— Если у нас и случались какие-то зависания или отключения, то они все были плановыми, и об этом пользователи предупреждались заранее. Безусловно, любая система — это прежде всего оборудование, «железка», которая зависит от энергопотребления и снабжения, подвержена влиянию человеческого фактора. Но для «противостояния» форс-мажорам и существуют технические службы, работающие фактически круглосуточно. Общество также «растет» с точки зрения получения информации и знаний. Если раньше в службу техподдержки поступало несколько десятков тысяч звонков в день, то сейчас — не более тысячи. Это однозначно показатель того, что люди учатся, появляется некая дисциплина в работе с ИС.

— Может, просто привыкли? Ведь сначала остро чувствовался один…

— Негатив. Здесь нужно сделать небольшую паузу и отметить, что весь 2009 год отводился на подготовку к неизбежному переходу. Умные учились, а те, кто всегда рассчитывал на авось, даже не читая руководства пользователей, не пробуя использовать нововведения и не понимая их, «копили» тот самый негатив, который в итоге и вылился в эти кампании против ЭГЗ. Только у плохих участников система виновата. Сейчас многие вопросы нивелировались. Мода на критику прошла, налицо конструктивный процесс, в котором участвуют и рынок, и государство.

Портал электронных государственных закупок во Всемирной сети: www.goszakup.gov.kz

Справка «КП»

Экономия бюджетных средств при использовании ЭГЗ в Казахстане уже составила 19,7 млрд. тенге — почти 23%. Само же создание системы (именно ценовые предложения) обошлось в 300–400 млн. В ней зарегистрировано более 77570 участников.

Для сравнения: электронная система закупок KONEPS в Южной Корее, признанная «образцом» во всем мире, «объединяет» 205 тыс. предприятий и учреждений и позволяет ежегодно экономить 4,5 млрд. долларов.

Комментарии