Следите за новостями

Цифра дня

3 млн активных соцаккаунтов в Казахстане

Когда сотка станет даром?

Интервью с заместителем председателя Агентства по защите конкуренции Рустамом Акбердиным о рынке сотовой связи в Казахстане.

16 октября 2010 13:19, Алексей Храмков, Литер
Рубрики: Рынок, Связь

В последние несколько месяцев рынок мобильной связи привлекает пристальное внимание государственных органов и населения. Семинары с участием международных экспертов по мобильной связи, совещания с операторами, проверки и расследования в отношении операторов мобильной связи.

С чем это связано? На этот и другие вопросы, касающиеся карманных телефонов, ответил заместитель председателя Агентства по защите конкуренции Рустам Акбердин.

Заместитель председателя Агентства по защите конкуренции РК Рустам Акбердин— Рустам Александрович, сейчас охват мобильной связью населения превышает 100-процентную отметку, цены постоянно снижаются. Мобильные операторы обеспечивают большую часть с доходов рынка телекоммуникаций. Одним словом, настоящие «ударники капиталистического труда». Так в чем же проблема?

— Попробую пояснить, где Агентство Республики Казахстан по защите конкуренции на этом рынке видит проблемы, и тогда вам станет понятна наша активность.

Успехи нашего рынка мобильной связи последних нескольких лет несомненны, однако надо понимать, что именно досталось потребителю от этих успехов, ведь отрасль работает для него, а не для статистики. Вашим читателям будет интересно узнать, что цена 1 минуты мобильного телефонного звонка в большинстве европейских стран ниже, чем в Республике Казахстан.

— Разве не убедительную статистику снижения цен приводят операторы: на  30–35% за последние 3–4 года?

— Мне кажется, что такое «снижение» цен больше похоже на пиар-акцию операторов: как бы ни снижать, лишь бы не снижать по-настоящему. В отрасли связи принято пользоваться для объективной оценки рынка мобильной связи не показателем «наибольший тариф» или «наименьший тариф», а показателем «РРМ» — средневзвешенной стоимостью 1 минуты телефонного разговора для пользователей мобильной связи.

К сожалению, именно этот показатель в Республике Казахстан слишком высок — в среднем 8 центов за 1 минуту, в то время как в России, например, всего 4 цента. Мы смогли на последнем совете операторов в Министерстве связи и информации убедить «мобильщиков» отказаться от тарифных планов, в которых 1 минута стоит 29 тенге. Кстати, операторы согласились также снизить на 20% тарифы на интерконнект.

Мобильная связь реально востребована населением страны, но высокие цены делают ее малодоступной. И высокий процент проникновения не должен нас успокаивать: люди покупают по 2–3сим-карты, чтобы оставаться на связи со своими родными или друзьями в сетях разных операторов, но разговаривают, что называется, по минимуму. А хотят в 2–3 раза больше.

— Теперь я хотел бы вернуться к интерконнекту. Что это за показатель и почему ему в последнее время уделяется такое внимание?

— Под интерконнектом обычно понимают взаимное подключение телекоммуникационных сетей, принадлежащих нескольким операторам, а также последующую связь между абонентами разных сетей посредством этого соединения. Если связь между сетями установлена, абоненты Kcell, например, имеют возможность позвонить или отправить SMS абонентам «Кар-Тел», и наоборот. Если контакт между сетями разорван или обходится операторам слишком дорого, то абонентам остается возможность звонить только в пределах своей «родной» сети. И тут, как в известной рекламе, «размер имеет значение». Если вы абонент более крупного оператора, вы найдете внутри своей сети все нужное. Если вы в маленькой сети, то все это вам недоступно.

Для них дороги не только межсетевые звонки (в большинстве тарифных планов от 30 до 40 тенге за минуту), но и внутрисетевые звонки существенно дороже тех же российских. Если анализировать тарифные планы, то у нас такой телефонный звонок стоит в среднем около 20 тенге. В России он стоит согласно тарифным планам 7,5 тенге, в Украине 4–5 тенге. Для организации таких звонков оператору не нужно оплачивать дорогой интерконнект, поэтому их себестоимость совсем низкая.

— Как же так? Вы говорите, что связь у нас дорогая, а я смотрю новые тарифные планы на сайтах операторов и вижу просто сказочные предложения по внутрисетевым звонкам: 5 тенге/мин., 2 тенге/мин. с  3-й  минуты, 9 или 12 тенге во всех направлениях — практически бесплатно.

— Ведь это очевидно, что реклама тарифных планов в том виде, в котором она доступна людям, зачастую формирует искаженное представление у абонентов, они ее неверно понимают! Обычно они упускают из вида, что у самых привлекательных тарифных планов есть серьезный «довесок»: или абонентская плата в размере 10–12 долларов/месяц, или плата «за соединение» в размере нескольких десятков тенге, или довольно дорогая первая минута — как «прибавка» к стоимости каждого «дешевого» звонка.

Не мытьем, так катаньем операторы все равно получают с каждого абонента в среднем по 8–9 долларов США, а взамен отдают ему чуть более 100 мин. голосового трафика.

— И как же здесь поможет интерконнект?

— Это снижение, в свою очередь, сделает связь более доступной для потребителей, и все новые и новые абоненты будут пополнять мобильное сообщество, принося всем, я подчеркиваю, всем операторам больше доходов. Так было везде, где регуляторы добились снижения стоимости интерконнекта.

— Да, но все мои знакомые и родственники привыкли меня находить по старому номеру, а в другой сети я буду пользоваться новым, от нового оператора.

— Для этих целей, я думаю, со временем регуляторы обяжут операторов обеспечить «переносимость номера», как это принято в развитых странах.

— Подводя итоги вышесказанному, вы предполагаете снижать цены на мобильную связь чужими руками, т.е.  руками конкурентов? А что будете делать вы сами?

— А это наша основная задача — развивать конкуренцию, создавать равные условия для всех субъектов рынка — как для старых, так и для новых, тем самым формируя конкурентную среду. Есть такие услуги мобильной связи, где даже сдержанные в регулировании европейцы были вынуждены применить принудительное административное снижение розничных тарифов, так как не смогли создать конкуренцию на этом сегменте рынка. Это межстрановый роуминг. Как вы помните, в 2006 году еврокомиссар по связи Вивиан Реддинг заставила всех европейских операторов снизить цены на роуминг в 2–4 раза.

Поэтому и мы, не надеясь на сознательность операторов и не ожидая, что они начнут активную конкурентную борьбу на рынке услуг роуминга, приступили к серии расследований, в том числе совместно с ФАС России.

Одно из них касается неправомерного установления операторами связи пороговых значений предоплаты для абонентов, желающих воспользоваться услугой роуминга. Вы помните, на счету надо было иметь не меньше 15–18 тыс. тенге, иначе услуга отключалась.

Комментарии