Следите за новостями

Цифра дня

226,4 млрд тг. объем ecommerce в 2016 в Казахстане

Свод правил или несвобода?

О нравственности и свободе слова в Казнете после принятия закона, регулирующего интернет в Казахстане.

Прошло 15 лет с тех пор как интернет со всеми своими прелестями и недостатками стал частью жизни большинства людей.

Первые годы пользователи «наслаждались» сетевой свободой, вытворяя все что угодно, согласно настроению, полету фантазии и скорости подключения к сети. Однако последнее время все выглядит несколько иначе: приходится задумываться над контентной частью своего блога/сайта, сообщения на форуме, чата и т. д. Что это — правила поведения в виртуальном обществе или ограничение доступа к информации и права на свободу выражения?

Если говорить об интернете и его пользователях как о некоей социальной структуре для начала стоило бы определить о каком количестве человек идет речь. Точных данных нет и, пожалуй, нельзя на них рассчитывать: политика разных стран настроена на увеличение числа пользователей. По данным Международной организации Internet World Stats в странах Центральной Азии их количество превысило 5 млн. человек. «В данном списке лидирует Узбекистан, где на конец сентября 2009 года число интернет-пользователей достигло 2 млн. 469 тысяч человек».

«В Казахстане на конец сентября 2009 года было зарегистрировано 2,3 млн. пользователей интернетом, а в Кыргызстане на сегодняшний день зарегистрировано 850000 постоянных интернет-юзеров. В Таджикистане сегодня число пользователей достигло 600 тысяч человек. Список замыкает Туркменистан, где то же число составляет 75 тысяч человек».

Для сравнения, только в России более 47 миллионов пользователей.

По данным CyberSecurity «больше всего пользователей в Азиатско-Тихоокеанском регионе (41%), на втором месте находится Европа (28%), далее следуют Северная Америка (18%), Латинская и Южная Америка (7%), Ближний Восток и Африка (5%)». Можно сказать с полной уверенностью, что спустя 12 месяцев эти данные изменятся. Причиной всему — общая мировая тенденция увеличения проникновения интернета, как способа ликвидации информационного неравенства. И нельзя говорить, что данный процесс проходит исключительно в интересах общества, скорее для создания целевой группы, которая бы пользовалась электронными государственными услугами, ведь одной из целей тысячелетия ООН является развитие электронного управления страной.

По большому счету, нужное дело, которое в дальнейшем упрощает процедуру получения различных документов для граждан, но сейчас несколько слов о «побочном влиянии» Сети.

Вопросы нравственности

Если говорить об интернете как о целом сегменте общественной жизни, а не рассматривать его как нечто отдельное и неподвластное нормам социума, то становится понятно, что вопросы нравственности во всех ее проявлениях, так же относятся и к виртуальному миру. Тем более, что проводимые исследования говорят сами за себя. Так компания Symantec составила рейтинг самых популярных поисковых запросов детей. «Первые три строки рейтинга заняли YouTube, Google и Facebook, но вот затем следуют такие запросы, как «секс» и «порно». Правда, сексом больше интересуются мальчики, у девочек он лишь на пятой позиции, уступая Тейлор Свифт (американская исполнительница в стиле кантри)».

Борьба с доступом к информации подростков имеет место быть. И понятно, что эффективно перекрывать доступ к океанам неконтролируемой информации можно только на уровне государства. В этом отношении пальму первенства по фильтрации публикаций сексуально-откровенных материалов держат США и Канада, из-за появившегося в обществе опасения, что вседоступность наносит моральный и психологический ущерб несовершеннолетним. Поэтому в 2001 году были внесены первые поправки в действующие законодательства этих стран по пресечению порнографии. Также к незаконному содержанию, которое фильтруется в странах Европы, относятся: детская порнография, расизм и материалы, способствующие распространению ненависти, терроризма. В последнее время в тот же список в некоторых странах попали азартные игры и авторское право. В данном случае хочется подчеркнуть: данные нормы содержатся в нормативно-правовых документах, но не включены в единый закон.

Что же касается стран СНГ, то несмотря на существующие механизмы в странах о борьбе с порнографической продукцией, которые хоть и закреплены законодательно, в отношении информации в сети особых ограничений нет. Любой подросток в любой момент может выйти в глобальную паутину и скачать все, что захочет. Во многом это происходит из-за безответственности владельцев интернет-клубов, не ограничивающих доступ несовершеннолетних к ресурсам приватного содержания. В то же время непонятно почему способы борьбы с распространением антинравственной информации провайдеры и суб-провайдеры не используют в рекламных целях. Ведь достаточно много родителей подключили бы компьютеры своих деток к тарифному плану, скажем «стоп порно». Такое отношение к детским проблемам можно объяснить пока лишь одним доводом: занимаясь повышением уровня проникновения сети в массы, взрослые пока не в состоянии думать о способах фильтрации. Так, скажем, еще не во всех регионах бывших союзных республик в учебных заведениях есть интернет. К примеру, в Кыргызстане один компьютер приходится на 240 учеников (для информации, в европейских странах 1 компьютер приходится на 7 учеников). Чтобы уменьшить этот показатель была разработана специальная программа «Электронная школа 2008–2009». Если посмотреть цели программы, в ней нет ни одного упоминания о защите учащихся от антинравственной информации.

К сожалению, вопросы защиты детей от неограниченного потока информации в сети пока только начинают подниматься. В качестве примера хочется привести проект «Фонда развития интернета», который объявил конкурс «Безопасный интернет — детям».

Хотя кое-где к защите детей от негативного контента подходят более комплексно и детально. «В Японии стали широко использоваться фильтрующие программы, особенно в школах, офисах и общественных библиотеках. В стране используются контентные фильтры, разработанные в США. Но также разработан национальный программный продукт, создание которого финансировалось японским Правительством. Такие программы разрабатываются специальными организациями при Правительстве Японии, а их база данных находится в ведении организации, которая представляет японскую интернет-индустрию — это Интернет-Ассоциация Японии. В 2005 году японское правительство приняло решение ввести цензуру. Специально сформированные отделы будут отслеживать сайты, классифицированные как вредные. В их число вошли сайты «клубы самоубийц», «любителей подрывных работ» и т.п.  Согласно программе цензуры, будет сформирован черный список сайтов, доступ к которым с территории Японии будет блокироваться как в правительственных учреждениях, так и в школах, интернет-кафе и других заведениях. Правительство также намерено поощрить компании, специализирующиеся на разработке контент-фильтров, способных защитить неокрепшие умы от отрицательного влияния Сети» («Сравнительный анализ международных норм законодательного регулирования интернета в различных странах (2008 год)» И. Ю. Лоскутов).

Клевета и оскорбления или свобода слова?

По большому счету эти два понятия так же относятся к вопросам нравственности, ведь, как известно, когда у оппонента кончаются аргументы, он начинает уточнять национальность и переходит на личности.

Однако хочется отдельно выделить эти понятия нашей сетевой жизни. Ведь на заре создания форумов, чатов и иных видов сетевых болтушек, было достаточно просто называть все и всех своими именами — вроде бы интернет выдержит, — однако, как оказалось, не все и не всегда. С одной стороны, если взять конституцию практически любой страны, то можно найти формулировки, которые содержат принципы свободы слова, права на самовыражение. И в то же время существуют определения понятий, которые подпадают под категорию наказуемых. Например, сведения, порочащие честь и достоинство другого человека. Если рассматривать русскоязычные «болталки» в целом, то при желании можно найти форумы и чаты, на которых модерация не жесткая — потому там пока еще ведутся диалоги с использованием любой лексики. Однако так происходит не везде. В качестве примера хочется привести Казахстан — первое государство, входящее в состав СНГ, подписавшее закон о регулировании деятельности в интернете, — именуемый в народе законом об интернете. Его официальное название звучит следующим образом: «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей». Буквально с первого дня как закон вступил в силу, на многих форумах появилась формулировка, об осуществлении обязательной модерации сообщений. Многие владельцы во избежание ответственности и вовсе «закрыли» возможность оставлять комментарии под новостями или статьями. В данном случае стоит говорить не о том, что казнетовцы настолько законопослушны, что в один миг перешли на новые правила сетевой жизни. Скорее, наоборот, данный факт в первую очередь говорит о правовой безграмотности, так как и до принятия нашумевшего закона в действующем законодательстве предусматривалось наказание за распространение сведений, порочащих человека и гражданина. Например, в Уголовном Кодексе, есть следующие статьи: 129, Клевета. 130, Оскорбление. 318, Посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан и воспрепятствование его деятельности. 319, Посягательство на честь и достоинство депутата и воспрепятствование его деятельности. 320, Оскорбление представителя власти. 343, Клевета в отношении судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава.

И по большому счету ничего не изменилось в отношении распространения заведомо ложной информации, или данных, порочащих честь и достоинство. Одним словом, если пользователь, выражая собственное мнение, обзывает оппонента как-нибудь на букву «п» или «х», то тем самым он уже нарушает действующее законодательство и на него можно подать в суд.

Если говорить в общем, что изменилось после принятия закона, то, спустя полгода, выясняется, что НИЧЕГО. Случаев судебных разбирательств нет, впрочем, как их и не было до принятия данного закона. Также нельзя сказать, что количество пользователей Казнета уменьшилось. Хотя до принятия данного документа казнетовцы по данным интернет-проекта medialawca.org отвечали на вопрос: «Если в вашей стране интернет станет регулироваться законом, будете ли им пользоваться как и раньше?» следующим образом: «да» — 36%, «да но не буду оставлять комментарии на форумах, чатах и блогах» — 30%, «нет» — 26%, «другой вариант» — 8%. Таким образом, несмотря на то, что опасения у пользователей были, меньше от этого интернетом они пользоваться не стали.

Казахстанская исследовательская компания ICT Marketing оценила количество интернет-пользователей в Казахстане на уровне 2,3 млн. человек еще в конце 2008 года. А интернет-компания PROFIT Online в середине 2009 года оценивала интернет-аудиторию Казахстана в 3–3,5 млн. пользователей.

Учитывая существующий опыт применения регулирования интернет-пространства на примере Казахстана или Японии, понятно, что интернет нуждается в правовом поле. Но в данном случае важно сохранить равновесие, чтобы защищая от негативного контента, не нарушить неотъемлемое право каждого гражданина на доступ к информации.

Комментарии