Следите за новостями

Цифра дня

За 2 года количество активных IT-компаний выросло на 35%

Едиге Давлетгалиев: от ботов до ICO

Интервью с казахстанским студентом, успешно разрабатывающим блокчейн-продукты.

4 августа 2017 10:00, Александр Галиев, Profit.kz

Наш собеседник, несмотря на свою молодость, прекрасно разбирается и в криптовалютах, и в блокчейне, и в механизме работы ICO. Более того, у Едиге Давлетгалиева есть проект на блокчейне, который уже сейчас выглядит весьма многообещающим.

— Едиге, как все началось? Где случилась эта точка входа, после которой произошло погружение в тему цифровых валют?

— Несколько лет назад я прочитал статью на Хабре о биткоине, и решил купить. Тогда я учился в 10 классе, и мне пришлось попросить деньги у мамы. Я взял биткоин по цене 60 долларов за единицу — на все 100 долларов, что я занял. Потом я выпал из этой темы на некоторое время, а когда вернулся, то увидел биткоин уже по цене 500 долларов. Я тогда подумал, что нужно еще покупать!

— Покупать, не продавать? Ведь обычно люди, увидев осязаемую прибыль, начинают ее фиксировать.

— Я был уверен, что он будет расти и дальше. Так и случилось — он «пробил» 500, достиг отметки 1200 долларов, а потом рухнул. После этого я стал «долгосрочным инвестором», так как не успел зафиксировать прибыль — я нашел лучшее занятие для себя — стал изучать технологию. Просто так сложились звезды. До этого я увлекался криптографией, защитой информации, поэтому мне далось это легко. Сейчас я уже занимаюсь разработкой блокчейн-продуктов, а также сервисов для них.

— А как начался твой путь как разработчика?

— Все началось с World of Warcraft, мне было 11 лет. И я пытался сам зарабатывать на оплату игры. Для этого я разработал бота, который ловил рыбу. Стоила рыба тогда в WOW недешево, была очень ликвидна. Продавал ее за «золото», а «золото» менял на реальные деньги. После этого увлекся автоматизацией процессов, а потом — автоматизацией трейдинга на бирже. Один из первых проектов — это арбитражный бот, который осуществлял трейдинг на криптовалютной бирже. Он был довольно успешен.

— Для этого потребовалось какое-то специальное образование? Как можно «прокачаться» до такого уровня?

— Никакого специального образования — нужно иметь фундамент в программировании, математике, а все остальное — велком в интернет. Таким образом я и набрал необходимую базу знаний, экспертизу по блокчейну для своих проектов.

— Хорошо, мы чуть позже вернемся к блокчейну. Но прежде — чем закончилась история с биткоином?

            — Она не закончилась, я все еще держу монеты.

Едиге Давлетгалиев

— Из тех криптовалют, что сейчас на слуху, какая наиболее перспективная?

— Определенно, эфириум. У Виталика Бутерина очень сильная команда — Ethereum Foundation, то, как они сейчас все реализуют, на мой взгляд, может подвинуть биткоин. Ведь у биткоина есть проблема — масштабируемость, и неизвестно насколько успешно она решится. Плюс к этому — раздвоение сообщества, каждое из которых придерживается своего взгляда на будущее криптовалюты — это тоже не в пользу биткоина. Получается, что биткоин может превратиться из криптовалюты в какую-то клиринговую систему.

— То есть, эфириум лишен этих недостатков?

— Да, здесь меньше проблем с масштабируемостью. В данном контексте масштабируемость — это количество транзакций в секунду, которое может обработать сеть. Например, в биткоине это примерно 3,3 транзакций в секунду. Представьте себе блок — автобус, который приходит на остановку каждые 10 минут. Но он может забрать только 10 человек. А на остановке — 11. Получается, что 1 человек всегда остается. Люди, которые устали ждать, начинают переплачивать какие-то комиссии, чтобы зайти в этот автобус. Но от этого количество желающих в него сесть не уменьшается.

— Хороший пример. Это доказывает то, что говорят о биткоине — низкая скорость транзакций и высокая их стоимость.

            — Совершенно верно, по современным цифровым меркам — это каменный век.

— Представим себе гипотетическую ситуацию. Ну, вот, захотелось мне майнить тот же биткоин. Есть смысл? Я не зря задаю этот вопрос — сделал мониторинг объявлений о продаже миниферм для майнинга — нашел 28. Тема изживает себя?

— Мне кажется, фермы продают те, кто уже поздно купил их, когда цена за эфириум была довольно высока, и окупить затраты они не смогли. Просто не повезло. Зачастую майнеры слабо разбираются в вопросе. Они даже не майнеры вовсе — это хешеры — те, кто обеспечивают хешрейт пулу. А реальный майнер один — пул, запустивший полную ноду. Фактически всю идею криптовалюты они игнорируют.

Изжила ли себя тема? Не могу точно сказать, ведь для этого нужно знать, сколько будет стоить криптовалюта через некоторое время. Но я бы не стал майнить. Когда тема становится хайповой, когда все начинают этим заниматься, это становится не так прибыльно. Еще год назад с одной видеокарты можно было заработать в разы больше.

— А что о текущем курсе биткоина? Есть ощущение, что назрел пузырь на этом рынке. С другой стороны, есть мнения экспертов, которые говорят, что курс биткоина может вырасти до умопомрачительной цифры 500 тысяч долларов за одну криптомонету.

— Раньше я думал, что этот пузырь лопнет, когда взломают какую-то биржу, но когда BTC-e «накрыло» ФБР, этого не произошло. Что касается 500 тысяч долларов за одну криптомонету, то для того, чтобы произошел рост до таких уровней, капитализация биткоина должна вырасти соответственно — для этого в экосистему должны влиться триллионы. В обозримом будущем это нереально. По крайней мере, с биткоином этого не произойдет. А вот с другой криптовалютой — вполне. И здесь я не говорю о стоимости одной монеты, а в целом о капитализации.

Если говорить о моих личных предпочтениях, то я бы вложился в те криптовалюты, которые имеют реальное применение. Это биткоин, эфириум, zcash и monero. За ними стоят интересные технологии. Monero и zcash анонимны, а поэтому распространены в даркнете, а это то, на чем изначально вырос биткоин. Сам биткоин уже завоевал доверие у людей. А эфириум — как платформа для смарт-контрактов и краудфандинга. Вообще, тут поле для развития большое, будем смотреть, как они будут дальше развиваться. У каждой криптовалюты есть примерный аналог в реальном мире: блокчейн — это золото, эфириум — нефть, а zcash и monero — это как «черный» нал.

— Поговорим о блокчейне. Где ты видишь его перспективы?

— На самом деле, тут проблема в том, что идею сейчас извращают. Большинство финансовых организаций, вскочив на эту волну, пытаются запустить сервисы на блокчейне. И эти проекты теряют всякий смысл, который изначально был заложен в него — блокчейн должен быть децентрализованным. А так, в любом ведомственном блокчейн-проекте его можно изменить, как и любую другую базу данных. Фактически, идея опускается до базы данных, разбросанной по разным компьютерным системам, которые, в свою очередь, находятся в рамках одной сети. Это дезавуирует всю идею. Я считаю, что приватные блокчейн-проекты умрут. Вот пример: я подписал договор, отсканировал его, взял дайджест сообщения и записал его в комментариях к какой-то транзакции в эфире. В дальнейшем, когда возникнут разногласия, я просто беру этот скан и показываю дайджест, где указано в какой момент времени подписан этот договор — и он валидный. Это разрешает многие споры. В приватном блокчейне это можно изменить. В публичном — нет. Но остался один вопрос — легитимность таких записей.

Едиге Давлетгалиев

— А если использовать блокчейн для нотаризации событий или для тех же платежей? Ведь можно же заменить решениями на блокчейне тот же SWIFT.

— Такие работы идут, но, если честно, не понимаю, чем это лучше тех же старых распределенных баз данных.

— Едиге, ранее мы говорили о твоем блокчейн-проекте. Можно приоткрыть завесу?

— У нас есть продукт, который мониторит электронные кошельки бирж, майнеров. Например, если с кошелька Сатоши (Satoshi Nakamoto — псевдоним создателя криптовалюты BitCoin, — прим.ред.) начнется движение монет, а этого очень давно не происходило, это будет означать, что либо он жив, либо его приватный ключ скомпрометирован. В любом случае, такое событие вызовет панику на рынке — panic sell. Кстати, у нас была такая история, и мы писали об этом в своем Твиттере. Так вот, мы обнаружили движение 66 тысяч монет биткоин с кошелька, очень вероятно, что они принадлежали бирже BTC-e, и были неподвижны с 2013 года. Они стали делиться на 20 биткоинов на различные кошельки. Это произошло за 4 часа до ухода биржи BTC-e в оффлайн, и цена в итоге просела с 2800 долларов за монету до 2300. Таким образом, владея этой информацией, можно было заработать. Это и есть идея нашего продукта — мониторинг.

— А как его монетизировать? Продукт уже доступен?

— Мы намерены продавать API. Сейчас мы завершаем его, работаем над фронт-эндом и в ближайшее время запустим. Мы уже закрыли первый раунд инвестиций. Они частные, поэтому сумму мы раскрыть не можем. Но инвестора назвать можем — это компания Bitmain — крупнейший производитель ASIC-майнеров для криптовалют. В дальнейшем планируем выйти на ICO (Initial coin offering — прим.ред.).

— И, насколько понимаю, это не все.

— Да, вторая часть проекта — это аналитика ICO. Часто бывает такая ситуация, когда человек, объявляя ICO, либо занимает у кого-то деньги, либо у него есть свои активы, которые он и вкладывает в свой же проект. То есть, он искусственно раздувает ситуацию вокруг проекта — вот, мол, смотрите, сколько в него уже вложили. Инвесторы, не владея информацией, поддаются на эту игру, а хозяин в итоге «бреет» всех «хомячков» и уходит. Вот, для того, чтобы люди видели реальное положение дел, мы и придумали еще один продукт, который мониторит транзакции в ICO. Более того, мы создали графовую базу данных, и с помощью нее можно видеть, откуда на самом деле идут инвестиции в конкретный проект. Далее мы планируем «натянуть» нейросеть на базу данных и научить ее на уже проведенных ICO. Когда нейросеть будет видеть, что тут что-то не так, она будет давать знать об этом в режиме реального времени — смотрите, мол, здесь есть плохой паттерн.

— А кто-то такими вещами уже занимается?

            — Да, занимаются.

— Мы плавно подошли к ICO. Сейчас много дискуссий об этом явлении, что характерно на этапе становления. Как это работает?

— Довольно просто. Вы пишете смарт-контракт, где определяется спецификация размещения. Например, за один эфир отдаете 10 своих токенов на тот кошелек, с которого пришла криптовалюта. При этом нужно знать, что токены — это не акции, не ценные бумаги. Иначе, были бы большие санкции со стороны регуляторов. Но по факту у токенов и ценных бумаг много общего. И регуляторам нужно решать эту проблему. Я считаю, что первый регулятор, который создаст хорошие условия и законодательную базу для проведения ICO, соберет сливки с рынка.

— Но, судя по той схеме, что я услышал, ICO — это большой риск.

— Почему люди рискуют? Многие получили свои капиталы фактически из воздуха. Например, эфир недавно стоил 6 долларов, выстреливал до 410, сейчас — 200. И они не знают, что делать с ними, и вкладывают куда попало — в любые ICO. Благодаря таким инвесторам, ICO пока и проходят успешно. Сейчас вообще интересное время — какой бы проект не размещали на ICO — плохой ли, хороший ли — пока все складывается удачно. Есть даже такая шутка. Два навозных жука катят свое сокровище. Один другого спрашивает: куда катишь? А он отвечает: на ICO.

— Смешно, если не было так грустно. Ведь рано или поздно эпоха «дикого» ICO закончится, система может рухнуть.

— Так и есть, когда-нибудь люди поймут, что деньги не осваиваются, инвестиции не эффективны, начнут требовать какие-то другие правила игры. Сейчас уже нужно отслеживать бэкграунд разработчиков, мониторить мнение людей для того, чтобы отбить свои инвестиции. Дальше — больше.

— Едиге, а ты бы вышел со своим продуктом на ICO? Созрел для этого?

— Да, продукт есть, он работает, он интересный. И это вопрос времени — мы доработаем его, устраним баги, выпустим API для трейдеров, поэкспериментируем с нейросетями. Вообще, чем больше отдельных продуктов внутри проекта, тем больше шансов провести успешное ICO. И еще. Мы не будем выкладывать всю компанию на ICO, ограничим пул, возьмем столько, сколько нам нужно для завершения разработки. Ведь потом придется отвечать перед инвесторами.

Едиге Давлетгалиев

— Где ты видишь всю эту историю на горизонте 5-10 лет?

— Мне кажется, этот всеобщий хайп пройдет, на плаву останутся серьезные игроки, продукты — по аналогии с бумом доткомов, после которого осталось лишь несколько компаний. А блокчейн сам по себе будет активно использоваться в нотаризации, и сейчас во многих странах уже законодательно закрепляют юридическую силу таких документов.

— Завершу вопросом об идеальной криптовалюте. Какая она?

— Она должна быть глобальная, должна быть понятной для людей. Я бы уделил много времени фронт-энду и интерфейсу. И решил бы проблему масштабирования, реальной децентрализации.