Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Не надо шутить с войной

Век информационных технологий ставит новые задачи по защите общества от опасных провокаций и дезинформации — Казахстан к такой защите пока не готов.

16 ноября 2009 12:02, Адиль Каукенов, Voxpopuli

Век информационных технологий ставит новые задачи по защите общества от опасных провокаций и дезинформации — Казахстан к такой защите пока не готов.

Современный век можно смело охарактеризовать как век информационных технологий, в котором особенно динамично развиваются средства связи и общения. Интернет уже стал серьезно влиять на общественное мнение и массовое сознание. Любое интересное сообщение моментально разлетается по Всемирной сети и зачастую находит отражение уже в печатных изданиях. По данным Государственного агентства Республики Казахстан по информатизации и связи, количество интернет-пользователей в стране уже превысило 4,7 млн. человек.

Но с положительными сторонами прогресса появляются и новые вызовы. В привычный обиход прочно вошли такие понятия, как информационная война и информационная безопасность. Появились новые методы воздействия на общество, при этом цели могут быть разными, а средства откровенно опасными. Так, к подобным попыткам воздействовать на общественное сознание страны можно отнести шокирующую дезинформацию о военном столкновении Казахстана и Китая, прошедшую 28 октября т.г. Для создания эффекта достоверности авторы дезинформации рассылали свое сообщение от имени «Интерфакс-Казахстан», зная о доверии, которым заслуженно пользуется это информационное агентство. В сообщении говорится о якобы ведущихся боевых действиях на казахстанско-китайской границе, серьезных жертвах и объявлении мобилизации. Вопросов от выброса данной дезинформации возникает много.

Главным образом, настораживает неготовность казахстанского общества к «информационным бомбам». Во-первых, эта вопиющая по дерзости попытка дезинформации наглядно показывает, что Закон о СМИ и поправки к нему, регулирующие интернет, поданные именно под эгидой обеспечения информационной безопасности, способны ограничить только законопослушные редакции не всегда угодных газет или сайтов. Истинному злоумышленнику Закон о СМИ не представляет никаких помех. Ему изначально не нужны официальные способы передачи информации, так как он заинтересован скрыть свою личность.

А во-вторых, заминка с опровержением породила массу слухов. Ведь в таких случаях нужна повышенная оперативность, счет идет даже не на часы, а на минуты, такова скорость распространения информации в современном мире. Но если дезинформация активно распространялась 28 октября вечером, то до того, как вышло опровержение 29-го числа, обеспокоенные люди вынуждены были обрывать номера телефонов Минобороны, КНБ, «Интерфакса» и других ведомств, кто хоть как-то мог пролить свет на ситуацию. По всей видимости, здесь себя и проявила некоторая неподготовленность к новым реалиям информационного века. Тем не менее, тот факт, что Комитет национальной безопасности отметил серьезность вопроса и необходимость установления личности автора/авторов дезинформации и несения им/ими ответственности по всей строгости закона, не может не радовать.

Тогда на первый план выходит другой вопрос: кто может быть автором? «Шутники», не отдающие себе отчета в опасности разжигания и пропаганды войны, или имеющие зловещие планы провокаторы? С одной стороны, многочисленные ляпы в сообщении наталкивают на мысль о невысокой грамотности злоумышленников. Налицо множество ошибок в военной терминологии: незнание современной казахстанской структуры военного управления и родов войск, состава известных политических организаций. Так было заявлено, что ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) готова направить в зону конфликта миротворческие силы (!). Но с другой — сообщение составлено в расчете, что читатель в состоянии шока от полученной информации просто не обратит внимание на мелочи или спишет на торопливость журналиста в условиях страшной опасности. Обращает на себя внимание и тот факт, как было разослано сообщение.

По сообщениям пресс-службы КНБ, сначала «утка» появилась сразу на нескольких сайтах, но очень быстро исчезла, в дальнейшем «новость» рассылали друг другу по электронной почте или рассказывали по телефону.

Использование мессенджеров и почтовых ящиков позволило «поднять волну», которая дальше стала распространяться со скоростью лесного пожара и тем самым позволила затруднить поиск первоисточника. Это говорит о том, что авторы дезинформации отдавали себе отчет в противозаконности своей деятельности и приняли все меры, для того чтобы избежать наказания. А то, что им до сих пор удается оставаться инкогнито, свидетельствует об определенной подготовке.

В первую очередь, следует различать механизм внедрения сообщения и его контентное наполнение. В данном случае содержание сообщения имеет второстепенную, а то и десятистепенную значимость. «То, что произошло, в принципе, не имеет никакого отношения к казахстанско-китайским отношениям, — комментирует Леся Каратаева, ученый секретарь Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК. — Это могло быть сообщение о чем угодно, например, о вспышке вирусной эпидемии или атаке террористов, главное — взбудоражить общественность. По всей видимости, выбор пал на казахстанско-китайские военные действия в силу того, что с этим связана одна из самых распространенных фобий в Казахстане. Несмотря на то, что все авторитетные эксперты говорят об отсутствии военной угрозы со стороны Китая, тема эксплуатируется. Почему фактор «китайской угрозы» является самым распиаренным страхом — другой вопрос».

Если исключить вероятность злой и глупой «шутки», то подобная дезинформация вполне может быть одним из инструментов мониторинга информационного пространства Казахстана. Предметом такого мониторинга являются информационно-коммуникативные связи, другими словами — линии передачи информации от одного субъекта к другому. Как распространяется информация, какими путями, с какой скоростью, как быстро информация с форумов интернета перейдет в печатные СМИ, какие СМИ отреагируют, как отреагирует население — все это очень интересные вопросы.

Целью такого мониторинга является выявление наиболее эффективных механизмов внедрения информации в информационное пространство государства. Человеческое сообщество неуклонно движется в сторону информационного общества. «Информация становится не только доминирующим продуктом, но и эффективным оружием. Наверное, пришло время каждому задуматься, насколько критично он способен воспринимать потребляемую им информацию», — отмечает г-жа Каратаева.

Очевидно, что сам метод распространения дезинформации в целях какого-либо исследования уже давно используется в Казахстане. Так, Алексей Власов, генеральный директор Информационно-аналитического центра при МГУ, выступая в клубе АйтPARK, сказал: «Многие в Казахстане именно так и работают. Намеренно выбрасывают «дезу» и потом отслеживают реакцию на нее заинтересованных фигур. Но это нормальный прием работы, если эта дезинформация не содержит в себе оскорбления и того, что преследуется по закону».

Но как раз таки эту тонкую грань между «нормальным приемом работы» и уголовно наказуемым деянием определить бывает непросто. В качестве примера можно привести прошлогоднюю «утку» о проведении 21 июня парада сексуальных меньшинств в Алматы, которая вызвала горячие дискуссии среди интернет-пользователей, а впоследствии и в СМИ. Авторов этой далеко не безобидной провокации найти, видимо, и не пытались, хотя сам факт умелой подделки пресс-релиза, его рассылки по многим СМИ говорит о том, что за этим, возможно, стояло далеко не только желание «пошутить». Более того, налицо явное сходство как в методике распространения, так и выборе «горячей темы». И там, и там была использована массовая рассылка по редакциям СМИ, но тогда тема приняла какой-то шуточный оборот, и это сошло с рук безнаказанно. Хотя 21 июня — это день выпускных балов в школах, и провокация могла иметь серьезные последствия.

«Интерфакс-Казахстан» отмечает, что ложное сообщение рассылается от его имени далеко не впервые, но в этот раз за поимку злоумышленников взялись всерьез. О преступлениях в сфере высоких технологий, в частности, при использовании сети интернет в Казахстане говорится уже достаточно давно. Для борьбы с ними в 2003 году было создано управление «К» при Департаменте криминальной полиции МВД РК. Правда, в задачу данного управления не входит борьба с информационными атаками, а предупреждение и раскрытие преступлений, прежде всего в экономической сфере, совершаемых через интернет, квалифицируемых ст. 227 УК РК — неправомерный доступ к компьютерной информации, создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ.

Интересен в этом плане опыт России, где информационной безопасностью занимается не только аналогичное управление «К» в МВД, но и своего рода интернет-охранные агентства, такие, как Ассоциация по защите интеллектуальной собственности «Русский щит». Любопытно то, что «Русский щит» проводил операции в тесной координации с управлением «К», и с учетом возможностей правоохранительных органов и частной компании было проведено успешное расследование и задержание «виртуального пирата», нарушившего авторские права компании «Акелла». Притом, что преступник тщательно заметал следы, использовал многие средства для маскировки виртуальной личности, использовал так называемый «серый IP» и сеть шлюзов и прокси-серверов, тем не менее, это не помогло ему избежать встречи с законом.

Будем надеяться, что казахстанские специалисты по поимке преступников в «виртуальном» пространстве сумеют вывести на чистую воду провокаторов, пытающихся сеять панику среди населения. Неотвратимое наказание должно стать примером для тех, кто считает возможным преступать закон, используя киберпространство и новейшие глобальные информационные технологии.

Ну а добрососедские отношения между Казахстаном и Китаем надежно защищены от подобных информационных атак высоким уровнем отношений стратегического партнерства. И будем надеяться, что подобные сообщения никогда не воплотятся в реальность, а любые спорные вопросы с соседями будут решаться максимум в жарких дебатах за столом переговоров.

Комментарии