Следите за новостями

Глобальные проблемы Глобальной сети

Интервью с исполнительным директором ОЮЛ «Интернет-ассоциация Казахстана» Александром Ляховым о работе и планах ассоциации.

2 октября 2009 11:46, Олеся Щелкова, Взгляд
Рубрики: Интернет

Зафиксировать нарушение, пожаловаться и получить ответ, не доводя дело до суда. Это лишь одно из предложений в законопроект «Об интернете», которое, возможно, будет рассмотрено. Если это случится, владельцы интернет-ресурсов смогут вздохнуть свободнее.

Организация юридических лиц «Интернет-ассоциация Казахстана» намерена объединить всех участников казахстанского рынка интернет-услуг для превращения его в важнейший сектор экономики. Она также планирует решить массу проблем, связанных с недавно принятым законом «Об интернете». О том, как все это будет претворяться в жизнь, мы поговорили с исполнительным директором ОЮЛ «Интернет-ассоциация Казахстана» Александром Ляховым.

Александр Ляхов , исполнительный директор ОЮЛ «Интернет-ассоциация Казахстана»

— Александр Егорович, чем обосновано появление вашей интернет-ассоциации?

— Все эти летние споры вокруг законопроекта об интернете показали, что у нас нет профессиональной ассоциации, мнение которой было бы важно для того же АИСа. Многие компании затрагивает деятельность государства, связанная с интернетом, а отстаивать их права некому. Вот поэтому и возникло желание создать профессиональную ассоциацию участников рынка.

— Вы заявили, что ассоциация намерена объединить участников казахстанского интернет-рынка и превратить его в важнейший сектор экономики. Что вы имели в виду?

— Когда мы составляли список потенциальных участников ассоциации, у нас получилось более десятка областей деятельности бизнес-компаний, которые связаны с интернетом. Но все, что придумывается государством, отражается на бизнесе людей, работающих на рынке интернет-услуг. А это широкий сектор компаний, платящих налоги в казну. Получается такой конгломерат, то есть сами участники рынка, их потенциальная аудитория, государство, международные организации и НПО. Здесь не столько большой рынок, сколько масса всех заинтересованных лиц. Все они пытаются тут работать и влиять на рынок.

— И все же интернет в Казахстане плохо развит. Исходя из этого, можно ли говорить о важнейшей экономической составляющей в Казнете?

— Я считаю, что можно. Ведь главное, чтобы казахстанцы пришли в интернет и поняли, что они не просто могут новости читать, но и пользоваться интернет-услугами. Люди — эта та составляющая, которая позволит поднять уровень Казнета.

Всегда есть естественный путь развития и искусственный. Ждать, когда наше население само дойдет до понимания интернета, на мой взгляд, не лучший вариант, надо их подталкивать. Электронное правительство — один из таких толчков. Юридические лица уже давно сдают отчетность через интернет, не тратя времени и не отстаивая очереди. Все это экономит наше с вами время. Более того, вскоре и хождение по ЦОНам прекратится. А значит, уменьшится коррупция.

— Все это хорошо, но ведь вы сами знаете, на каком низком уровне развития находится наше электронное правительство.

— Сейчас да, но это дело времени. Понятно, что любая электронная система исключает прямое взаимоотношение людей, а значит, нет взяток, подарков. Электронная система работает 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Поэтому, когда такая система внедряется, идет тихий саботаж сотрудников либо элементарно не хватает специалистов. Так как системы сложные, у людей могут быть пробелы на стадиях проектирования и даже внедрения. В связи с тем, что заработные платы в госучреждениях небольшие, о хороших специалистах там речи нет.

Закон будут редактировать?

— Ассоциация будет лоббировать интересы ее участников?

— Да. Мы должны иметь среди своих членов специалистов, чтобы любую тему обсуждать, делать четкие предложения по законопроектам. Как профессиональная ассоциация, мы можем через членов парламента заявить о проблемах. Но мы должны быть лицензированы АИС и Министерством культуры РК.

— А вы еще не получили лицензию?

— Пока нет. Ассоциация создана, однако нам нужно подтвердить число участников, заявить об их квалификации, чтобы впоследствии заниматься экспертизой, внесением предложений в законодательные дела. Данный вопрос решится в течение двух месяцев.

— Если дадут лицензию, будете ли вы возвращать на доработку законопроект «Об интернете»?

— Обязательно. Даже сейчас, не имея на руках лицензии, мы активно работаем с АИС и Министерством культуры и информации.

— В чем, на ваш взгляд, проблема данного законопроекта?

— Дело в том, что если у пользователей возникало много вопросов, касающихся законопроекта, то у профессионала данного дела их бесконечное множество. Закон принят, но нерешенных моментов осталось немало. Поймите, надо совместно разрабатывать многие моменты. Парламентарии могут неделю думать над проблемой, например, отношений контент-провайдеров и хостинг-провайдеров, но так и не найдут нужного решения. Мы предлагаем объединить усилия.

— О каких конкретно проблемах вы говорите?

— К примеру, каким образом зафиксировать факт нарушения закона? Если я владелец ресурса и на меня уже подали иск в суд, оперируя тем, что на сайте были размещены материалы, порочащие честь и достоинство, каким образом судья будет рассматривать это заявление? Что будет предъявляться в качестве доказательств к иску? Сканы? Каким образом они будут делаться, как заверяться? Ведь, сами знаете, в фотошопе можно сделать все что угодно.

Кого считать владельцем ресурса? Владелец — кому домен принадлежит или тот, кто реально работает? Ведь домен может принадлежать одному человеку или компании, а сайтом может заниматься совсем другой.

Оставить ЖЖ в покое

— Внесения каких изменений в закон «Об интернете» вы планируете добиваться?

Во-первых, здесь должен быть четкий регламент досудебной процедуры разрешения спора. То есть каждый владелец ресурса должен иметь на сайте тревожную кнопку, нажав на которую посетитель увидит информацию — «аську», скайп, номер телефона. Там должно быть прописано, что в течение часа будет реакция с сайта. Если владелец ресурса считает, что обращение этого человека не стоит и выеденного яйца, то он должен ответить, что «требование является неправомерным и материалы остаются на сайте». После этого человек направляет письменное заявление в редакцию сайта и получает также письменный ответ. Жалобу посетителя не удовлетворили — тогда он обращается, к примеру, в нашу ассоциацию, и мы проводим экспертизу спорных материалов, выдавая решение. Только после этого человек идет в суд, где, опираясь на переписку и заключения экспертов, судья может вынести правомерное решение.

— Довольно много споров возникает и вокруг блокировки сайтов.

— Да, согласен. Как профессионал я понимаю, что требовать, например, от владельцев ЖЖ закрытия нежелательных блогов не совсем нормально. Потому что в ЖЖ свои блоги размещают граждане около 200 стран. Если они будут реагировать на каждую жалобу и блокировать неугодный кому-то блог, они не смогут заниматься разработкой собственного портала. К примеру, директор «ЮрИнфо» Игорь Лоскутов предлагает не уходить в дебри, а работать в рамках доменного пространства kz. На мой взгляд, это более правомерно и реально. Тем более что мы не умеем блокировать отдельные блоги на ЖЖ. Вся платформа оказывается недоступной для пользователей.

— Вы сказали, что наши судьи не компетентны в данной отрасли. Им необходимо будет повышать квалификацию?

— Знаете, многие только знают слово «Интернет», но не понимают, что оно значит. В первом варианте законопроекта «Об интернете» был пункт, который говорил о том, что все вопросы по интернет-делам будут решаться центральным судом в Астане. Однако этот пункт убрали и оставили решение данных вопросов для судей на местах. Но их компетентность в данном вопросе у меня вызывает сомнение. Здесь возникает вопрос о лицензировании судей. Надо, чтобы голос нашей ассоциации был решающим. То есть экспертизы, которые мы будем проводить, имели определенный вес в суде.

— Вас записали в защитники законопроекта. Почему?

— Я всегда говорил, что закон плох, но он нужен. А если ты говоришь, что он нужен, тебя автоматически записывают в защитники законопроекта. На мой взгляд, надо решать массу проблем — это авторские права, электронная коммерция, взаимоотношения покупателя и продавца. Сегодня у нас все на уровне «как договоришься». А если не получилось, куда обиженному идти? В интернет-коммерции у нас все четко не прописано. А вот на Западе это уже давно работает. Нам надо быстрее двигаться.

— На сколько лет мы отстаем от Запада?

— Сложно сказать. Наверное, от трех до пяти. Я точно знаю, что регистрация доменов по паспортам в Германии и Франции действует около трех лет. В России вводится с 1 октября.

— Пока вы не получили лицензии, что можете посоветовать владельцам порталов?

— Нам пока надо либо расширять штат модераторов, либо требовать от своих пользователей исключения анонимности. По-другому, чтобы дать пользователям волю и в то же время не отвечать за то, что они делают у тебя на сайте, невозможно.

Комментарии