Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Батыр Маханбетажиев, Казахтелеком: модернизация сегодня — рост стоимости завтра

О программе «Өрлеу», сделке с «Tele2 Казахстан», и о том, в каких направлениях будет развиваться компания в ближайшие несколько лет.

23 февраля 2017 12:40, Александр Галиев, Profit.kz

Главный директор по стратегическому управлению АО «Казахтелеком» Батыр Маханбетажиев — о программе «Өрлеу», о сделке с «Tele2 Казахстан», и о том, в каких направлениях будет развиваться компания в ближайшие несколько лет.

Главный директор по стратегическому управлению АО «Казахтелеком» Батыр Маханбетажиев

— Батыр Апенович, 2016 год был, вероятно, одним из самых сложных и турбулентных для телекоммуникационной отрасли Казахстана. Тем не менее, «Казахтелекому» удалось не только удержать позиции, но и существенно улучшить финансовые показатели. В информационных сообщениях упоминается, что важный элемент успешности — программа трансформации «Өрлеу». Каков ее потенциал? Способна ли она обеспечить рост компании в среднесрочной перспективе?

— Начнем с того, что к термину «программа трансформации» мы относимся прагматично, поскольку, телеком-отрасль постоянно находится в процессе трансформации, меняется конъюнктура, спрос, предложение. Это вообще редкий случай, когда ритейл-компания, а «Казахтелеком» — это и есть ритейл-компания — находится в процессе трансформации. Обычно это делается, когда принимается новая стратегия. Кардинально новая стратегия. Для этого создается проектный офис, который, в свою очередь, создает группу проектов, анализирует их с финансовой точки зрения и монетизирует их. Поэтому точнее называть программу «Өрлеу» не программой трансформации, а программой модернизации.

В 2016 году достигнут ряд качественных преобразований по пяти стратегическим направлениям, а эффект на свободный денежный поток от реализации программы «Өрлеу» составил порядка 23,7 млрд. тенге — это сумма, заработанных или сэкономленных благодаря программе трансформации средств.

Если говорить о потенциале программы модернизации, то у нас есть целый ряд задач по достижению определенных рыночных целей. Но основная цель — это увеличение стоимости «Казахтелекома». Фактически все проекты в рамках программы «Өрлеу» сконцентрированы на этой сверхзадаче.

— Бытует мнение, что значительной экономии удалось достичь за счет сокращения персонала и объединения четырех филиалов в два. Как бы вы это прокомментировали?

— Это в корне неверно и не соответствует действительности. Эффект, который достигается от сокращения численности штата компании — это лишь «капля в море» на фоне результатов, достигнутых от других проектов в рамках программы модернизации. Во-первых, улучшена ситуация с доходами за счет обновления пакетов услуг и вывода новых продуктов. Также мы улучшаем качество и скорость обслуживания клиентов. В итоге, мы видим, что все это сказалось на доходах. Вместе с тем, хочу пояснить, что говоря об увеличении доходов в данном контексте, я подразумеваю эффекты, полученные только от «Өрлеу» — от новшеств, которые мы ввели, благодаря реализации программы.

Если говорить о телекоммуникационном рынке в целом, то в настоящее время наблюдается некоторая стагнация. С точки зрения традиционного бизнеса отмечу такие тренды, как снижение количества фиксированных линий, отток абонентов. Происходит это не только с «Казахтелекомом», но и с другими операторами. Глобальная причина в том, что меняется структура потребления. Проявление недальновидности и отсутствие четких планов дорого стоило бы компании во всех смыслах. Но спрогнозировав развитие трендов, нам удалось мобилизоваться в непростое время и обеспечить клиентов услугами, которые представляют для них больший интерес, действуя на упреждение.

Кроме того, мы получили существенную экономию от сокращения расходов, под которой подразумевается пересмотр, оптимизация, понимание необходимости каждой статьи расходов. И в данном разрезе эффект от снижения численности персонала филиалов незначительный. Так что подобные заявления о достижении существенной экономии за счет объединения ряда филиалов сильно преувеличены.

— В 2016 году в адрес компании, и в ваш адрес лично была направлена критика. Глядя на то, как компания стала реагировать на нее, то есть, например, публично и открыто оппонируя на уровне топ-менеджеров, понимаешь — что-то в «Казахтелекоме» изменилось...

— Может быть, это потому что мы стали более прозрачными? Если говорить в масштабах компании, то это результат реального улучшения качества корпоративного управления. Как вы знаете, «Самрук-Қазына» уже несколько лет присваивает нашей компании самые высокие рейтинги в этой части. Это и регламенты, это и наши информационные системы. В итоге повышается не только прозрачность компании, ее структур и менеджмента, ее готовность реагировать на критику, но и прозрачность «Казахтелекома» перед инвестиционным сообществом. Возвращаясь к вопросу оптимизации: если бы мы занялись внедрением нововведений и оптимизацией штата без прозрачности — это однозначно привело бы к негативным последствиям.

— Ушедший год стал рекордсменом для отрасли с точки зрения реперных событий. Это и MNP, и получение всеми игроками рынка частот для 4G, и создание совместного предприятия АО «Казахтелеком» и Tele2 Group. Насколько оправдались ваши ожидания от СП? Каков запас прочности для этой модели?

— Очевидно, что ключевой стратегический ресурс компании — это мобильная составляющая. Важнейшая задача сделки — усилить позицию совместного предприятия на рынке мобильной связи. Мы привлекли очень сильный менеджмент в лице «Tele2 Казахстан», и на данный момент все развивается согласно планам. Так, использование сетевой инфраструктуры «Казахтелекома» и мобильной инфраструктуры, каналов продаж Tele2 позволили достичь синергетического эффекта от сотрудничества. Мы ожидаем, что в результате данной сделки действующим абонентам АО «АЛТЕЛ» и «Теле2 Казахстан», а также будущим клиентам будут доступны новые возможности за счет расширения покрытия сети, использования передовых технологий, таких как 4G LTE и увеличения спектра оказываемых услуг.

Наряду с этим подчеркну, что Altel также остается оператором, реализующим конвергентные услуги и удовлетворяющим спрос на мобильную связь и интернет. По итогам 2016 года рыночная доля СП на рынке достигла 25% по параметру «абонентская база». К слову, объединенный оператор стал единственной компанией, которая получила видимый эффект от MNP.

— Каковы, на ваш взгляд, сценарии развития цифровой экономики?

— Интересный вопрос, который для связистов представляет особую актуальность. Современная цифровая экономика основана на платформах, и телекоммуникационная сеть как раз является такой цифровой платформой — это естественная среда, которая существует десятки лет. Задача такой платформы — соединять две стороны процесса: абонентов и бизнес. В качестве последних могут выступать самые разнообразные сегменты — от компаний, которые производят компьютерные игры, до интернет-магазинов и разнообразных удаленных сервисов. От финансовых услуг до агрегаторов контента. Список можно продолжать до бесконечности.

Важная часть цифровой экономики — автоматизация процессов взаимодействия с клиентами. Сейчас мы находимся на этапе, когда стремительным образом развиваются интерфейсы front-end, которые выносятся на смартфоны. В текущем году эти интерфейсы ждет настоящий взлет, нас ждет прорыв в области биометрии и самообучающихся приложений. И все эти технологии нацелены на применение посредством смартфонов. У данного направления широкие перспективы применения.

В таких условиях оператору связи остается не так много сценариев для развития, поскольку в секторе TMT (телеком, медиа, технологии — прим. редакции) конкуренция просто запредельная, потому что все хотят «поместиться» на экране смартфона. Именно по этой причине ускорились процессы поглощений и слияний. Телеком-игроки покупают банки, банки приобретают операторов и так далее. Поэтому если оператор не будет «поглощать» компании и технологии, то его ждет участь «трубы по передаче данных». Оператор превратится в утилиту, как, например, водопроводная служба. И, конечно, есть риск, что разработчики контента и приложений могут исключить операторов из цепочки взаимодействия с клиентами. Но это негативный сценарий.

Без телекоммуникационной отрасли задачу по созданию цифровой экономики не осилить. Фактически, все остальные цифровые отрасли — это наше продолжение. Поэтому участие «Казахтелекома» не обсуждается — мы можем и должны участвовать в этом.

Еще нужно понимать, что цифровая экономика — это экономика, которая движется данными. С одной стороны, мы довольно близки к тому, чтобы подходить по параметрам к экономике, в которой данные имеют важнейшее значение: в Казахстане применяется множество баз данных. С другой стороны, наборы данных являются в ряде случаев несовместимыми, противоречивыми и дублирующимися. Цифровая экономика в Казахстане заработает только тогда, когда будет обеспечен единый формат данных во всей стране — в госорганах, компаниях, других организациях, которые их применяют. Это и есть светлое будущее — то есть, момент, когда по-настоящему заработают системы BigData. Добавлю, что BigData строится на высокой культуре данных: не будет никакой цифровой экономики, если у нас не будет хорошей архитектуры данных и хорошей системы управления ими.

— Завершающий вопрос хотелось бы посвятить новым направлениям, которые «Казахтелеком» определил для себя в качестве целей на 2017 год.

— Прежде всего, мы хотим продолжить продвижение в секторе B2B — здесь у нас доля рынка недостаточная, поэтому компания имеет серьезные амбиции по наращиванию присутствия в данном сегменте. В этом году мы запустим целый ряд цифровых платформ, таких, например, как финансовые услуги и электронная коммерция. Также во всех крупных городах Казахстана мы будем оснащать подъезды жилых домов системами видеонаблюдения и ожидаем, что граждане по достоинству оценят данный сервис. Кстати, мы, перед тем как запустить данную услугу, провели анализ рынка и получили подтверждения в спросе на нее со всех регионов без исключения — спрос на безопасность в обществе устойчивый.

Кроме того, мы запускаем услугу SmartHome — разнообразные датчики задымления, нежелательного проникновения, затопления квартиры, движения. Это недорогой проект, который будет доступен большинству владельцев недвижимости. Еще один проект в области межмашинного взаимодействия — SmartConnectivity. Датчики топлива, геолокация и так далее, он рассчитан на B2B сектор и на него тоже есть высокий спрос.

В рамках проекта для жилищно-коммунальных хозяйств мы полностью автоматизируем сбор и обработку данных с миллионов счетчиков по всему Казахстану — так, данные будут передаваться в соответствующие службы автоматически.

В общем, 2017 год мы планируем провести также в тесном контакте с нашими клиентами и в том же уверенном темпе по достижению целей.