Следите за новостями

Цифра дня

71,5 млрд тг заработал Kcell за полгода

Казахстанские бизнесмены купили российский онлайн-кинотеатр Nemo TV

Сервис приобрели владельцы спутникового оператора Caspio HD.

21 сентября 2016 10:01, Profit.kz
Рубрики: Бизнес, Соседи

Онлайн-видеосервис Nemo TV, в последние месяцы оказавшийся на грани закрытия, нашел новых инвесторов. Как выяснил ИД «Коммерсантъ» , его владельцами стали акционеры казахстанского спутникового оператора Caspio HD, которые рассчитывают развивать бизнес на русскоязычных рынках. Они выкупили 100% Nemo TV у основателя сервиса Дмитрия Карякина. Второй партнер, экс-гендиректор «Электронной Москвы» и действующий заместитель главы МВД Александр Махонов, покинул проект раньше.

Сооснователь Nemo TV Дмитрий Карякин продал 100% в юридических лицах, управляющих сервисом, Ержану Исабаеву, Герману Нурбаеву и Талгату Шакенову, рассказали «Ъ» стороны сделки. Финансовые условия они не разглашают.

Nemo TV запущен весной 2014 года и предоставляет платный доступ к пакетам телеканалов. Подключиться к нему можно с помощью Smart TV, телеприставок или мобильных устройств. По собственным данным компании, в сервисе зарегистрировано около миллиона человек. Как стало известно из опубликованного в апреле архива панамской фирмы Mossack Fonseca, одним из основателей Nemo TV был Александр Махонов — в прошлом гендиректор «Мостелекома» и «Электронной Москвы». В 2015 году он занял пост замминистра МВД. К тому моменту господин Махонов вышел из всех бизнесов, подчеркивает господин Карякин. Ранее представители Nemo TV говорили, что инвестиции в проект составили $20 млн.

Nemo TV

Дмитрий Карякин признает, что первоначальные инвесторы при выходе из проекта «не получили ожидаемой нормы доходности». Он пояснил, что компания в последнее время не могла финансировать операционную деятельность и активно искала инвесторов. «Из-за недофинансирования развитие фактически было приостановлено, и функционал сервиса сократился, как и круг партнеров среди производителей контента», — подтверждает экс-гендиректор Nemo TV Матвей Отрошенко. В частности, с Nemo TV перестал работать сервис Amediateka.

Сообщается, что бренд Nemo TV будет сохранен, и в ближайшее время сервис вернется на рынок. Новые владельцы хотят развивать бизнес по дистрибуции контента на русскоязычных рынках и планируют сделать проект операционно прибыльным через три года.

«Огромное преимущество компании — это ее софт и интерфейс. Этот бизнес ориентирован на завтра», — уверен Ержан Исабаев. Руководить компанией в " транзитный период«, пока формируется новая стратегия, будет Талгат Шакенов.

Основной бизнес Е. Исабаева, Г. Нурбаева и Т. Шакенова — казахстанский спутниковый оператор Caspio HD. На его сайте сказано, что продажи стартовали в июне 2016 года, сейчас у него 5 тыс. абонентов. Caspio HD на 60% принадлежит группе Modern Nomads Entertainment, в которой Герман Нурбаев и Ержан Исабаев владеют по 37,23%, у Талгата Шакенова — 5,31%, еще 20,24% у компании BSG Technology, сказано на сайте казахстанской биржи KASE. BSG в сентябре и ноябре заплатила за свой пакет 863 млн тенге, или около $2,5 млн. Modern Nomads также развивает в Казахстане рекламный бизнес под брендом Tengri Saatchi&Saatchi.

По данным «ТМТ Консалтинг», в 2015 году объем рынка онлайн-видеосервисов в России составил 3,4 млрд руб., а в 2016 вырастет до 4,5 млрд руб. Nemo TV не входила в число крупнейших участников рынка. Хотя большинство российских онлайн-видеосервисов ищет инвесторов, сделки на этом рынке редкость, признают собеседники «Ъ» в нескольких компаниях.

«Мы входим в такую фазу развития рынка в России, где еще не раз увидим продажу бизнеса, слияния и другие изменения в структуре игроков. Наш рынок пресыщен предложениями, на них уже нет того спроса, как пару лет назад», — рассуждает гендиректор онлайн-кинотеатра Megogo в России Виктор Чеканов.

В ситуации нехватки финансирования год назад оказался онлайн-кинотеатр TVzor, в развитие которого основатель группы компаний «Связной» Максим Ноготков вложил более $35 млн. После банкротства активов бизнесмена TVzor пытался найти нового инвестора, но в итоге проект закрылся.