Следите за новостями

Уровень пиратства в Казахстане составляет 74%

В Алматы прошел семинар по противодействию распространению контрафактного программного обеспечения.

28 декабря 2015 11:12, Наргиз Асланова, Profit.kz

24 декабря в Алматы Компания ComPortal провела партнерский семинар по противодействию распространению контрафактного программного обеспечения, в ходе которого обсуждалась текущая ситуация с использованием нелицензионного ПО в Казахстане и юридические нюансы этой темы.

Comportal - семинар по противодействию распространению контрафактного ПО

Основной проблемой в настоящее время специалисты называют широкую распространенность нелегального софта. Так, в Казахстане уровень пиратства составляет 74%, что оценивается в 136 млн долларов. Эта цифра снижается очень медленно — в 2011 году она составляла 76%, в 2010 году — 78%. Мировой уровень пиратства оценивается в 43%.

«Программное обеспечение продается хорошо, тем не менее, уровень пиратства в Казахстане очень высок. Для государства — это недополученные налоги, а для бизнеса — упущенная прибыль. Эта проблема для нас весьма масштабна. Вместе с тем текущая экономическая ситуация накладывает определенные сложности. Курс тенге не стабилен, тяжело спрогнозировать сделки. С заказчиками, которые легализуются, становится работать все тяжелее. Если раньше на многих из них действовал аргумент о противозаконности, то сейчас мы видим, что это не работает. Что нас ждет в ближайшее время? Мораторий на проверки организаций более не действует, и мы ожидаем, что они начнутся снова. С точки зрения нашего законодательства — за нарушение авторских прав предусмотрена только уголовная ответственность. Поэтому понятно, что необходимо объяснять заказчикам, что лучше до этого не доводить!», — говорит Игорь Арчибасов, начальник отдела консалтинга ComPortal.

Здесь важно отметить, что нарушение прав интеллектуальной собственности в сфере ПО — это не только незаконное приобретение и использование контрафактного программного обеспечения, но и его хранение, а также тиражирование, размещение в интернете и передача по электронной почте.

«Степень ответственности, которая предусматривается за вышеперечисленные правонарушения в РК регламентируется Уголовным и Гражданским кодексами, Законом РК от 10 июня 1996 года „Об авторском праве и смежных правах“. В Казахстане также ратифицирован ряд международных соглашений по защите прав на интеллектуальную собственность в сфере ПО», — пояснил Азамат Чинетов, юридический представитель BSA (Ассоциация разработчиков программного обеспечения).

Организаторы мероприятия особо подчеркнули тот факт, что в борьбе с пиратством важна совместная работа правообладателей, госорганов и авторизованных дилеров, поскольку в данном случае страдают не только производитель софта и государство, но и сами компании, использующие контрафактное программное обеспечение. Как отметил Азамат Чинетов, эти компании несут различные риски безопасности, включая потерю информации и финансов. Для бизнеса такие потери могут стать критичными, и они несоизмеримы со стоимостью легального ПО. Представитель BSA привел в пример ситуацию в России, где за несколько лет уровень пиратства удалось снизить до 62%. «Этого удалось достигнуть благодаря тем мерам, которые предпринимались государством и правообладателями», — говорит Азамат Чинетов.

В данном направлении в Казахстане уже ведется активная работа. Сейчас при правительстве РК создана рабочая группа, направленная на улучшение законодательства в сфере авторских прав. Также налажено сотрудничество с Национальным Банком РК по обеспечению наличия лицензионного ПО у банков второго уровня и в организациях, оказывающих финансовые услуги. Периодически проводятся различные семинары, тренинги и круглые столы с участием представителей уполномоченных органов, направленные на повышение осведомленности всех заинтересованных сторон — правоохранительных органов, коммерческих предприятий и т.д.

Однако, как показывает практика, недопустимость использования нелицензионного ПО для многих участников рынка пока не очевидна. По словам Азамата Чинетова, случаи продажи контрафактного ПО выявляются даже на государственных закупках. Так, с июня 2015 года BSA получила 17 сигналов о подозрительных поставщиках на госзакупках. «В этих случаях в первую очередь обращает на себя внимание неоправданно низкая стоимость софта, не соответствующая среднерыночным ценам», — пояснил Азамат Чинетов. В результате работы с организаторами закупок было возбуждено 9 уголовных дел, а по одному делу уже вынесен обвинительный приговор сроком на два года лишения свободы. Еще в шести случаях сами организаторы госзакупок отказались от сотрудничества, в связи с чем BSA ведет переговоры с вышестоящими органами.

Информацию о выявлении контрафактной продукции озвучили и в ДГД: за 10 месяцев 2015 года в Казахстане возбуждено 134 уголовных дела, 60 из них направлены в суд. Однако в данном случае речь идет не только о контрафактном ПО, но и о любой другой продукции, нарушающей авторские права.

«В связи с отменой моратория нужно учитывать, что сейчас со стороны правообладателей, со стороны государственных органов начнется работа по защите прав интеллектуальной собственности. Это не будет касаться какого-то одного конкретного производителя. Если в организации происходит проверка, проверяют весь спектр программного обеспечения, установленного на компьютерах. И в данном случае не важно, есть ли в Казахстане правообладатель или его представитель. К этому надо быть готовыми», — подытожил Игорь Арчибасов.

Руководители компаний не осознают всей серьезности угроз, которым они подвергают свои компании, санкционируя установку и использование контрафактного программного обеспечения. Более того, они верят в то, что их не привлекут к ответственности за нарушение авторских прав. Между тем, представители правоохранительных органов сегодня в состоянии расследовать и доводить до суда дела, связанные с нарушением прав правообладателей. Так, например, за нарушение авторских прав предусматриваются штрафы, исправительные работы или лишение свободы сроком до 6 лет. А в дополнение к уголовной ответственности нарушитель может быть привлечен к гражданской, с выплатой правообладателю компенсации в размере до 30 млн тенге.