Следите за новостями

Цифра дня

99% - интернет-проникновение в Астане

Владельцев узбекистанских интернет­-кафе обязали следить за своими клиентами

В Узбекистане вступило в силу постановление Госкомитета связи, информатизации и телекоммуникационных технологий, уточняющее порядок предоставления доступа к сети интернет в общественных пунктах пользования.

14 апреля 2014 13:28, Нигора Юлдашева, Деловая неделя
Рубрики: Соседи

Владельцев узбекистанских интернет­кафе обязали следить за своими клиентамиС апреля 2014 года в Узбекистане вступило в силу постановление Госкомитета связи, информатизации и телекоммуникационных технологий №1393-3, уточняющее порядок предоставления доступа к сети интернет в общественных пунктах пользования. Новым порядком владельцам частных интернет-кафе запретили впредь размещать свои заведения в подвальных и полуподвальных помещениях многоэтажных зданий и жилых домов, зато обязали в кратчайшие сроки оборудовать эти скромные точки доступа во Всемирную паутину камерами видеонаблюдения, а также организовать учет посещения сетевых ресурсов клиентами с сохранением данных в течение трех месяцев.

В постановлении сказано, что постоянное видеонаблюдение за посетителями интернет-кафе обусловлено заботой об их собственной безопасности, а отслеживание сетевых контактов с длительным хранением данных не комментируется, хотя высоковероятно, что оно подразумевает заботу о государственной безопасности и поддержании общественного спокойствия. Большинство неправительственных комментаторов между тем оценили нововведение, регулирующее сферу массовых коммуникаций как малоэффективную с точки зрения безопасности, но экономически репрессивную по отношению к мелким предпринимателям. Грубо говоря, новые правила просто подвели черту под очередной этап развития интернет-услуг в Узбекистане. По данным официальной статистики, к началу этого года число официально зарегистрированных пользователей Всемирной сети — юридических и физических лиц, заключивших договора с провайдерами, достигло 10 миллионов, или трети всего населения страны. Хотя реальное число абонентов может быть вполовину меньше, поскольку часть стационарных клиентов — либо корпоративные, либо являлись владельцами точек общественного доступа. В совсем недалеком прошлом маленькие интернет-кафе посреди спальных районов Ташкента и других городов встречались почти через каждые 300 метров по улице, что удивляло приезжих. Но за последние годы число их заметно уменьшилось, салоны оставшихся опустели или оккупировались шумными компаниями подростков, отчаянно матерящихся среди виртуальных баталий в компьютерных играх-стрелялках. Хотя по скорости доступа в интернет Узбекистан, по данным NetIndex, в январе 2014 года занял 171-е место из 188 стран мира, а по дороговизне сетевого трафика — одно из первых мест в СНГ, все же относительная техническая доступность для бытового использования ADSL, а с недавнего времени и FTTB-соединений отвлекла массовых клиентов от точек общего доступа с их еще более медленной скоростью в пользу подключений с домашних компьютеров. В интернет-кафе стали ходить только для того, чтобы снять ксерокопии с документов или сделать распечатки на принтере. По словам многих администраторов интернет-кафе, в Ташкенте после вступления в силу постановления №1393-3 из 10 точек общественного доступа 8, скорее всего, предпочтут просто закрыться, поскольку невозможность дешевой аренды полуподвалов и дополнительные расходы на оборудование — видеокамеры и устройства хранения данных, поставят деятельность таких заведений за грань рентабельности.

Администратор одного из таких интернет-кафе внутри жилого массива — микрорайон Кадышева в Ташкенте, в интервью агентству Uznews выразил недоумение по поводу того, для чего нужно было вводить наблюдение за клиентами и хранить цифровую историю их сетевых контактов. «Я уверен, что ни один потенциальный злоумышленник не рискнет обсуждать свои преступные замыслы в интернет-кафе. Экстремисты не будут вести переписку с общедоступного компьютера. Отлавливать таким образом посетителей запрещенных в Узбекистане сетевых ресурсов тоже не получится — они и так все давно заблокированы национальным провайдером», — сообщил он агентству, добавив, что, по его наблюдениям, основная масса клиентов интернет-кафе в Ташкенте сегодня — подростки и молодежь, приходящие поиграть в игры, пообщаться с друзьями по скайпу или в социальных сетях, посетить сайты знакомств, но совершенно не интересующаяся политикой. Надо заметить, что если бы даже им вдруг захотелось, то в большинстве интернет-кафе, наряду с сетевой блокировкой неугодных властям сетевых изданий, уже несколько лет можно видеть открытые объявления от имени администрации, запрещающие посещение зарубежных политических и новостных ресурсов «в одной строке» с запрещением порносайтов... Это частное мнение в общем-то совпадает с выводами международной правозащитной организации «Репортеры без границ» (РБГ), которая в этом году в очередной раз включила Узбекистан в число «врагов интернета» в своем ежегодном докладе, публикуемом 12 марта — в День борьбы с киберцензурой. По мнению РБГ, в Узбекистане «правительство систематически создает институциональные структуры, законодательные инструменты и технологии для защиты от любого угрожающего онлайн-контента. Несмотря на то, что угроза лишиться лицензии зачастую толкает провайдеров на цензуру, основную фильтрацию содержимого интернета проводит национальный оператор Uztelecom, имеющий монопольный доступ к внешним телекоммуникационным сетям. Социальные сети Facebook, Twitter, LiveJournal и «Одноклассники.ру», а также видео-платформа YouTube как источники альтернативной информации все чаще становятся мишенью кибер-атак с целью затруднить доступ к сайту в целом или к аккаунтам отдельных пользователей». РБГ также отметила, что в 2006 году Узбекистан купил российскую систему полномасштабной слежки в телекоммуникационных сетях СОРМ (система оперативно-розыскных мероприятий) и постоянно обновляет технику и технологии контроля интернет.

С другой стороны, власти страны официально декларируют дальнейшую либерализацию информационного пространства как инструмента развития современного гражданского общества, в частности, провозгласили намерение до 2017 года запустить в действие проект «электронного правительства» — интерактивной связи и оборота документов между гражданами и государственными институтами. В нынешнем году официальные СМИ едва ли не каждый день сообщают об открытии электронного доступа для общения с тем или иным министерством и ведомством, контролирующей организацией или руководителем среднего звена для начала — «в порядке эксперимента». Хотя на практике трудно скрыть, что процесс пока идет трудно и не всегда в одну сторону. Согласно топ-рейтингу национальной поисковой системы Узбекистана www.uz, на конец марта этого года в доменной зоне Uz счетчики посещаемости установлены на 2500 сайтах, из которых, по их собственным данным, на 1842 сайта заглядывает хотя бы один посетитель в день, а 658 вообще не востребованы даже их владельцами. По мнению независимых комментаторов, это может свидетельствовать как об отсутствии интереса со стороны пользователей интернета, так и об отсутствии сколько-нибудь общественно значимого наполнения этих ресурсов со стороны их создателей. Собеседники «Деловой Недели» в Ташкенте предполагают, что в 2014 году замыслы внедрения «электронного правительства» могут получить дополнительную интенсивную «обкатку» в ходе политических кампаний в связи с предстоящими в декабре выборами в двухпалатный парламент. Однако до сих пор парламентские партии, кажется, даже не приступили к каким-либо «рекогносцировкам» перед стартом предвыборных мероприятий, официальные электронные СМИ, в том числе партийные, как бы замерли в ожидании и не обращаются к потенциальной аудитории. Тем временем государственные структуры контроля над обществом, очевидно, решили усилить надзор за информационным пространством. Начали с интернет-кафе.