Следите за новостями

Цифра дня

650 млрд тенге — рынок электроники в 2017 году

Санжар Кеттебеков (Almaty Tech Garden): Уровень казахстанских стартапов за пару лет вырос в разы

Редактор Computerworld Казахстан Александр Галиев беседует с главой Автономного кластерного фонда Almaty Tech Garden об инновациях, отечественных стартапах и личной сверхидее.

27 мая 2016 08:44, Computerworld.kz
Рубрики: Интервью
Редактор Computerworld.kz Александр Галиев беседует с главой Автономного кластерного фонда Almaty Tech Garden Санжаром Кеттебековым об инновациях, отечественных стартапах и личной сверхидее.

Санжар, несколько месяцев назад было объявлено о создании Almaty Tech Garden. Что изменилось за это время? Что удалось сделать?
Хотя мы и запустились пару месяцев назад, у нас была хорошая база – почти полгода мы формировали структуру Фонда, нормативно-правовую базу. Сейчас мы готовимся к внесению изменений в несколько законопроектов. Тем не менее, за эти 2 месяца мы сделали немало. И главное, пожалуй, то, что мы сформировали стратегию Фонда. Мы поняли, что не хватает Казахстану, и как в наших условиях развивать инновации. Мы сформулировали основополагающий постулат о том, что такое инновации для Казахстана. Мы поняли, что фокусироваться нужно на внедрении инноваций. Сейчас мы уже уверенно говорим о том, что нужно развивать приоритетные отрасли: добывающий сектор, агропромышленный комплекс, химическую промышленность, логистику. Есть множество решений, которые позволят добиться повышения эффективности в этих отраслях. Собственно, те решения, которые позволяют добиться более высокой эффективности и есть в нашем понимании инновации. С другой стороны, у нас есть и другая задача – развитие новых отраслей, новых направлений. Здесь уже речь идет о таких вещах, как «умный дом», интернет-коммерция, медиа, «чистая среда», «чистые технологии». То есть, это те направления, которые будут актуальны на горизонте до 5 лет. Кроме того, мы смотрим не только на рынок Казахстана, мы смотрим на рынки смежных стран, на страны, где ожидается взрывной рост новой экономики. Мы говорим про Евразийский Союз, мы говорим о странах Средней Азии, мы говорим про Иран, Индию, Малайзию, Турцию. В этих странах мы можем реально конкурировать в ряде случаев и даже в отраслях.

Как вы оцениваете потенциал казахстанских стартапов? Каков их актуальный уровень? Есть ли прогресс?
Заметен очень большой прогресс. Те 2 года, которые нахожусь в Казахстане – это земля и небо. Но еще больше работы впереди, мир ведь не стоит на мере, он тоже идет вперед. Например, я вижу, что уровень стартапов в России совершил качественный скачок. И я надеюсь, что казахстанские стартапы совершат аналогичный скачок. Еще я вижу, что большое количество стартапов в Силиконовой долине, которые получают реальные деньги – основаны гражданами бывшего СССР. Это хороший индикатор.

У вас есть какая-то программа, которая позволила бы сделать подобный качественный рывок для отечественных стартапов?
Да, есть. Мы надеемся в следующем году запустить программу «Стартап Казахстан». Наша главная задача в этом проекте – привлечь за 3 года 500 стартапов из стран постсоветского пространства. Для этого мы должны создать самые лучшие условия в регионе, стать своего рода стартап-хабом. После того, как мы привезем эту массу стартапов в Казахстан, мы сможем ускорить культивирование стартап-культуры. Каким образом? Наши стартапы-выпускники будут набирать сотрудников здесь, в Казахстане, выпускники вузов смогут работать в этих компания, получать бесценный опыт.

Санжар, проект выглядит даже на первый взгляд недешевым…
Мы понимаем, что нужно финансирование. Мы работаем в этом направлении, позже я смогу объявить детали проекта.

Как вы это видите в инфраструктурном плане?
Стартаперы любят вполне обычную социальную инфраструктуры. Алматы – просто идеальное место для стартаперов, здесь много высококлассной инфраструктуры, поэтому, мы вообще не ставим вопрос о строительстве. Мы не хотим наступать на те же грабли, что и наши партнеры, например, в Сколково. Сейчас мы видим, что есть совершенное окно возможностей в этом плане.

Если вы уже упомянули Сколково, не поясните, в чем принципиальная разница между моделями?
В первую очередь, в функцию Сколкова заложено много ПР-фукций. Во-вторых, это государственная структура. Наконец, у Сколкова акцент сделан в сторону развития фундаментальных дисциплин. В Казахстане мы смотрим больше на прикладные направления, мы соединяем эти направления с конкретными возможностями на рынке. Наш KPI – это когда компания выходит на рынок и начинает реально работать. Кроме того, есть отличия в финансировании, как вы знаете у нас – это 1% от совокупного годового дохода недропользователей. При этом, у нас более рыночный подход и недропользователи сами выбирают направления, которые им интересны. Основная философия в том, что недропользователи лучше знают, куда им развиваться. Некоторые говорят о повышении эффективности, некоторые – о диверсификации в сторону более глубокой переработки сырья, диверсификация в другие направления, например, в русло электронной коммерции. Я считаю, что 1% это очень хорошая точка входа для новых направлений.

В каких направлениях казахстанские стартапы сильны? Какие проекты преобладают?
Основная масса проектов, как и во всем мире – это ИТ-стартапы. Много интересных проектов, связанных с мобильными приложениями. Есть интересные проекты, основанные на конструкторах, например, на платформе Arduino. Подобные платформы есть и у Intel. Все понимают, что за этим есть какое-то будущее. Главная их идея в том, что точка входа для инноваций на их базе стремится практически к нулю, цена инноваций очень низкая. Кроме того, мы в Казахстане мы видим развитую информационную инфраструктуру, ну, разве, кроме облачных проектов, поэтому, понятно, что многие стартаперы смотрят в эту сторону. Я вижу большой «взрыв» в области мобильных технологий, есть интересные проекты, направленные и на автоматизацию проектов. Есть задел фундаментальной науки, и мы видим здесь интересные проекты в области геологии, химии и новых материалах, в отрасли редкоземельных металлов. В целом, 70% стартапов в Казахстане – это ИТ, остальные 30% - это все остальное.

Есть у вас «звезды», проекты, которыми вы можете гордиться?
Еще рано говорить об этом. Для нас звезда – это проект, который был куплен минимум за 50 млн. долларов, либо генерирует устойчивую прибыль. Скажу, что есть с десяток команд, которые имеют хороший потенциал.

Санжар, есть ли у Almaty Tech Garden какой-то глобальный KPI?
Да, наш основной KPI – это создание 1-2 новых направлений в экономике. Это должна быть группа компаний, самодостаточных и конкурентоспособных, работающих на тех целевых рынках, о которых мы говорили выше. Есть и промежуточный KPI, например, привлечь не менее 5 транснациональных корпораций. Но не просто привлечь как sales-офис, а привлечь их на уровне лабораторий или на создание сервисов, которые имеют высокую добавленную стоимость. Например, специализированное ПО для геологоразведочной отрасли. Такие нишевые проекты обещают хорошую прибыль.

Каким образом Almaty Tech Garden мог бы использовать площадку Международного финансового центра Астана?
Мы, естественно, смотрим на финансовый сектор. Он буро развивается, развитие электронной коммерции идет бок о бок с развитием финансовых инноваций. Для нас МФЦА очень интересен с позиции привлечения венчурного капитала – здесь есть огромный потенциал.

Санжар, как увязывается концепция Фонда с вашим личным мировоззрением, каков ваш личный KPI, сверхидея, которую вы закладываете в Almaty Tech Garden?
Хороший вопрос. Я уверен, что без государства переход на новый уровень экономического развития невозможен. Почему стартапы? Потому, что это основная среда, через которую это можно сделать. К сожалению, у нас не так много стоящих научных наработок, точнее их единицы. Но все меняется, сейчас мы говорим, что для технологий границы не имеют значение – не важно, где вы, в Силиконовой долине или в Казахстане. С правильной постановкой задач можно добиться успеха. Разумеется, должна быть критическая масса талантов. И здесь мы надеемся привлечь команды из стран постсоветского пространства в рамках стартап-хаба, я, думаю, что у нас здесь есть очень хорошие шансы. Мой личный KPI соответствует тому, который заложен в KPI Фонда – чтобы из Казахстана вышло 1-2 новых направлений, которые превратились в индустрию. И это очень амбициозная задача – не просто заняться отдельно взятым стартапом, а создать целую индустрию. Вот почему я уехал из Силиконовой долины и работаю в Казахстане. Здесь, в Казахстане, есть политическая воля, которая позволяет реализовать подобные масштабные вещи. Это уникальная ситуация, в России я такого не увидел. Ярчайший пример – программа «100 шагов» – это лучшая программа со времен падения СССР. Это в корне меняет все, программа демонстрирует потенциал, это база, которая позволит придать третью космическую скорость инновациям в стране.

Благодарю за беседу.