Следите за новостями

Цифра дня

71,5 млрд тг заработал Kcell за полгода

Свободный, как Бангладеш

Рассуждения о принятом в Казахстане законе «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей» на примере других стран.

24 июля 2009 12:34, Андрей Зубов, Деловой Казахстан

11 июля этого года, как вы знаете, глава государства подписал Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей». То есть закон об интернете. И началось… Читаю на одном форуме: «Вчера вечером ко мне нагрянули четверо в штатском и в бронежилетах. Мне предъявили обвинение в том, что я якобы разместил порнографический ролик на одном из сайтов. Недоразумение выяснилось, но соседи теперь думают, что у них в доме живет матерый бандит».

Читаю дальше. «Теперь даже блог пятнадцатилетней школьницы будет подчиняться репрессивному закону о СМИ со всеми вытекающими!!!». В общем, истерия и паника. А я на это скажу, что в Европе уже скоро как 10 лет подобные законы действуют и суперсвободные европейцы как-то с этим смирились. Ну действительно — если бы я вдруг вознамерился создать газету, где каждый желающий чисто с медицинской точки зрения смог бы размещать фотографии, ну, скажем, процесса зачатия собственных детей, со мною что бы было? Или выпусти я журнал с подробной инструкцией по изготовлению декоративной пластиковой бомбы?

Так что давайте отделим мух от котлет. С порнографией, национализмом, экстремизмом и прочими нехорошими вещами, конечно, нужно бороться. Но также несомненно, что наш хилый и маломощный Казнет из-за этого закона будет развиваться гораздо медленнее, чем сегодня. Я так понимаю, что теперь потребуется, чтобы тысячи создателей сайтов были зарегистрированы государством и чтобы они соблюдали сложные регулятивные нормы. Это будет означать только то, что пользователи будут так же свободно иметь доступ к миллионам страниц интернета, созданным в России и остальном мире, а с другой стороны, обременительные требования регистрации к создателям сайтов в Казахстане будут только мешать созданию этих самых сайтов как на государственном, так и на других языках. В результате мы получим до предела благонадежный, но однообразный и очень трусливый Казнет. Что тут делать? Давайте, все же обратимся к истории вопроса — как борются… пардон, не то хотел сказать, как регламентируют интернет в остальном просвещенном мире. Вот несколько примеров.

В Великобритании, например, есть акт о регулировании деятельности органов дознания, который дает право полиции иметь беспрекословный доступ к электронной почте и другой онлайновской коммуникации. Южная Корея объявила незаконным доступ к веб-сайтам, касающимся азартных игр. В США был принят закон, обязывающий все школы и библиотеки, состоящие на федеральном финансировании, устанавливать специальное программное обеспечение на все без исключения компьютеры для блокировки поступления «вредных» для молодежи материалов. А в Китае существует императивное правило, обязывающее все интернет-компании получать лицензию на работу и нести ответственность (вплоть до ликвидации) за содержание их веб-сайтов. И ответственность провайдеров стала в последние годы одной из самых актуальных тем судебных разбирательств, как, например, известная тяжба «Франция против Yahoo». Французский суд постановил: Yahoo должен прекратить размещение у себя на сайтах информации о нацистском режиме, а также распространение на территории Франции посредством электронной торговли нацистского наследия, размещенного на американских сайтах.

Вообще, в европейских странах периодически вспыхивают скандалы, связанные с ограничением доступа к тому или иному контенту. Например, недавно власти округа Дюссельдорф предписали 76 местным провайдерам ограничить доступ к нескольким американским сайтам, посвященным опять же нацизму. Еще одна больная тема государственных деятелей — это терроризм. С апреля 2008 года по решению министров юстиции стран — членов Европейского союза распространение призывов к проведению терактов, а также публикация на интернет-сайтах инструкций по созданию взрывных устройств признается уголовно наказуемым деянием. И в целом в Европе нормативные правовые акты, применяемые к клевете, порнографии, авторскому праву, достоверности информации и другим предметам, применимы и к информации, размещенной в интернете, так же, как они применяются к традиционным СМИ.

Есть, разумеется, и перегибы. Так, насколько я знаю, в одной азиатской стране доступ к нету закрыт, его просто нет. Чтобы достичь сего, военным режимом было введено наказание за незаконное использование модема(!): до 15 лет «временного» тюремного заключения.

Словом, интернет, конечно, глобален, всеобъемлющ и свободен. Свободен, как Бангладеш. Но ведь, как сказал один из самых уважаемых мною политиков — аятолла Хоменеи: «Свобода — это возможность говорить и делать то, что тебе вздумается, не опасаясь быть наказанным. В то же время свободный человек имеет собственные нравственные ограничения. Потому что свободный человек — прежде всего разумный». Если бы мы все жили по такому принципу!

Да, кстати, о Бангладеш. Там свобода интернета — не самая актуальная проблема. Там всего 23% населения умеют читать.

Комментарии