Следите за новостями

Побег из Казнета

О последствиях принятого в Казахстане закона, предусматривающего ужесточение контроля интернета.

17 июля 2009 10:30, Ярослава Науменко, Новое поколение

Президент Казахстана подписал закон о регулировании интернета. Обсуждения в сети говорят о том, что большая часть отечественных пользователей все-таки была уверена — глава государства наложит вето на противоречащие принципам свободы слова поправки АИС. Но этого не произошло. Все сайты теперь превратятся в СМИ с соответствующим списком обязательств.

По поводу закона казахстанский блогер adam_kesher написал: «Президент показал, что контроль на данном этапе значительно важнее имиджа. Жить будет интереснее: во-первых, посмотрим, как закон будут применять. Во-вторых, теперь надо работать над изменением изменений». Так что запасаемся попкорном и готовимся наблюдать второй акт спектакля под названием «Как же чиновники собираются на деле контролировать интернет?». Вероятно, в лучших традициях отечественной борьбы за законность последует череда громких судов, дабы «остальным неповадно было».

Текст закона еще официально не опубликован и даже активисты-противники его принятия не в курсе, в каком виде он вступит в силу. Были предложены десятки поправок и дополнений, но известно одно — сайты отныне приравнены к средствам массовой информации. Впервые в истории мирового информационного права.

Еще два года назад кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности дала авторитетное юридическое заключение по вопросу о правовой природе сайтов: «Интернет-сайт приобретает статус средства массовой информации лишь в силу его добровольной регистрации в таком качестве, а не в силу его правовой природы».

«Ни в одной из зарубежных индустриально развитых стран интернет-сайты не относятся законодательством к средствам массовой информации, — гласит заключение, — и не подлежат обязательной регистрации в таком качестве, а их создание и ведение без регистрации в качестве средства массовой информации не влечет наступления юридической ответственности. Попытки принятия законодательных актов, закрепляющих обязательную регистрацию интернет-сайтов в качестве СМИ, предпринимались в 2003–2005 годах в Турции и Канаде, однако подобные законопроекты так и не были приняты, в том числе в силу отсутствия юридических механизмов реализации такой правовой модели легитимации интернет-сайтов».

Особенно интересно наблюдать за происходящим вокруг Казнета сквозь призму Концепции формирования и развития единого информационного пространства казахстанского сегмента сети интернет (Казнета) на 2008–2012 годы, одобренной правительством в апреле прошлого года и опубликованной на сайте АИСа. Этот документ был призван преодолеть информационное неравенство.

«Единственным порталом сохранения и развития истории Казнета по-прежнему остается информационно-просветительский портал «Lyakhov.kz — Большая энциклопедия Казнета» — проект Александра Ляхова», — сетуют авторы концепции. — Практически отсутствуют в Казнете электронные библиотеки, слабо развиты ресурсы системы образования и науки, — жалуется «Концепция»… — У многочисленных групп населения не сформированы информационные потребности, информационное пространство Казнет не стало для большинства населения Казахстана частью повседневной жизни».

Для того чтобы интернет-ресурс стал узнаваемым и посещаемым, нужна критическая масса заинтересованных добровольных пользователей. У нас телевидение-то  — сплошная ретрансляция и калькирование российских развлекательных программ. А «уникальный казахстанский контент» — это по большей части малоинтересный официоз или продукт «распиливания» тендерных денег.

«Государство должно взять на себя роль катализатора происходящих перемен, координатора действий всех участников Казнета, сформировать такую правовую и нормативную базу, которая направит их в русло, благоприятное для развития общества и личности» — вещает концепция. Хотя именно из-за вмешательства чиновников у Казнета и нет самого главного — стихийности. Нет массовой заинтересованности — когда люди добровольно начинают создавать и посещать информационные ресурсы. Причем потому, что им самим интересно, а не потому, что сверху приказано создать казахстанскую блог-платформу или пару десятков ура-патриотических сайтов.

Контролировать интернет — дело неблагодарное. Толку, что так делали в Китае — недовольные положением дел, как мы видим, все равно собрались и устроили массовые протесты.

Казахстанским чиновникам стоит знать: в сети нет географической принадлежности — физически хостинг сайта может находиться в любой стране мира (хоть в США, хоть в Антарктике, хоть в Папуа-Новой Гвинее). Как ловить нарушителей в таком случае, непонятно. А любая блокировка легко обходится внутри республики и не работает за пределами юрисдикции отечественных операторов связи.

Еще один важный момент. Закон о регулировании интернета сведет к минимуму и без того низкую инвестиционную привлекательность Казнета. Себестоимость интернет-бизнеса (который в нашей стране в зачаточном состоянии) возрастет по примерным расчетам от 10 до 30 процентов. Ведь к каждому сайту придется «приставить» модератора, который станет денно и нощно фильтровать сообщения.

«Все провайдеры отметили, что придется повысить стоимость работ, — говорит Адиль Джалилов, директор по развитию международного центра журналистики MediaNet. — Содержать сайты будет дороже, то есть рентабельность в Казнете понизится, а себестоимость увеличится. Наше исследование показало, что посещаемость Казнета упадет».

В концепции развития Казнета было важное заявление: «При разработке нормативных правовых актов в области интернета целесообразно придерживаться принципа, что интернет не является ни объектом, ни субъектом правового регулирования. Применение локальных правовых норм к таким правоотношениям без учета и связи с законодательством других стран может быть неэффективным», а все проблемы Казнета должны решаться «на уровне организационного взаимодействия участников интернет-сообщества, без использования методов государственно-правового регулирования». Концепция развития отечественного информационного пространства, вероятно, теперь обречена остаться просто набором громких слов и нереализуемых планов.

Комментарии