Следите за новостями

80% рынка останется за двумя крупнейшими игроками

Интервью с генеральным директором ТОО «КаР-Тел» Дмитрием Кромским о работе компании и планах на будущее.

16 июля 2009 10:23, Марина Газизова, Курсивъ
Рубрики: Бизнес, Связь

О том, что Beeline в Казахстане ждет нового конкурента, лицензии от государства на 3G и готовится к сделке слияния Golden Telecom и крупного интернет-провайдера, рассказал генеральный директор ТОО «КаР-Тел» (ТМ Beeline) Дмитрий Кромский.

Дмитрий Кромский, генеральный директор ТОО «КаР-Тел»

— Дмитрий Геннадьевич, как сейчас, по истечении уже половины 2009 кризисного года, чувствует себя отрасль сотовой связи, что произошло значимого?

— Полугодие можно разделить на две части. В первом квартале вся отрасль демонстрировала существенное снижение активности по сравнению с 4 кварталом прошлого года. По разным оценкам падение составляло 9–14%. Безусловно, на первый квартал свое влияние оказала девальвация, что подтолкнуло людей экономнее использовать средства. Надо отметить, что 4 квартал прошлого и 1 квартал нынешнего года были наиболее тяжелыми для отрасли. Во втором же квартале стали появляться признаки стабилизации, что связаны, в частности, с сезонностью. Доходность операторов и активность абонентов улучшились, и хочется надеяться, что позитивные тенденции сохранятся.

— А если в цифрах, насколько снизился ARPU?

— В первом квартале по официальным данным снижение составило около 9% по сравнению с 4 кварталом прошлого года. Второй квартал мы еще не анализировали, но ожидаем рост. Разумеется, кризисные явления повлияли на то, что средний счет снизился в дополнение к тому, что сейчас операторы подключают все менее доходных абонентов.

— Получается, что 9% — это серьезный показатель для отрасли?

— Да, конечно. Как уже было сказано, в связи с произошедшей девальвацией в начале года, люди начали экономить. Кроме того, абоненты говорят меньше в январе-феврале, и влияние этих месяцев дают снижение ARPU. И в этом году оно значительнее, чем в прошлом.

Мы пока еще не подводили официальные итоги работы во втором квартале, но по промежуточным данным можно сделать прогноз, что негативные последствия экономического кризиса начинают сходить на нет. Мы наблюдаем хороший рост выручки в национальной валюте.

— С наступлением кризиса компании стали урезать расходы на мобильную связь сотрудников. Как вы оцениваете рынок корпоративных мобильных услуг сейчас?

— Что касается нашей компании, у нас всегда были серьезные позиции на массовом рынке, а долю корпоративного сегмента независимые аналитики определяют в 15–16%. Да, компании стали экономить, но существенного влияния на наши доходы эти явления не оказали.

Я думаю, что у корпоративного сегмента большой потенциал. Но работать на нем по-старому уже не получится. Финансово-экономический кризис предъявил новый стандарт требований к провайдерам связи. Клиенту нужны решения, а не просто стандартные пакеты услуг.

— Beeline усиливает работу по корпоративному направлению, об этом свидетельствует новая линейка Beeline Business. Почему это сделано сейчас, когда компании урезают бюджеты?

— Фокус на корпоративный сектор у нас был всегда, но именно сейчас вывели Beeline Business. Это не просто новая линейка корпоративных тарифных планов, это отдельное направление нашего бизнеса, выделенное для работы с корпоративным сегментом. Если хотите, это экспертное направление, потому что Beeline Business предлагает нашим клиентам не просто выгодные тарифные планы или качественную связь. Beeline Business предлагает индивидуальные телекоммуникационные решения, которые помогают нашим клиентам в реализации их бизнес-задач: снижении издержек, управлении персоналом и так далее.

Здесь мы видим для себя очень большие возможности для укрепления позиций в бизнес-сегменте.

— Вы только что упомянули, что ваша доля в бизнес-сегменте 15–16%. У вас есть намерения до конца года увеличивать ее и на сколько?

— Мы бы хотели эту долю наращивать, но не могу сказать, сколько это будет. Мы не можем давать прогнозов по выручке, являясь публичной компанией. И даже те цифры, которые я назвал ранее, — это не наши цифры, а цифры из отчета за первый квартал агентства ikS Consulting.

— В целом рынок корпоративной мобильной связи достаточно сформирован, и в нем присутствует определенный «костяк». Как правило, изменений не происходит, потому что один сотовый оператор переманивает клиента у другого. Ваша стратегия по направлению Beeline Business будет основываться на этом?

— Такой задачи — просто отбирать клиентов у конкурентов — мы не ставим. Стратегия Beeline Business основывается на «трех китах» — основных наших преимуществах: широком покрытии Beeline, индивидуальном подходе к обслуживанию абонентов и выгодных тарифах.

Безусловно, корпоративный рынок испытывает сложности, но рынок Small/Medium бизнес продолжает расти, пусть не такими темпами, как раньше. Мы будем продолжать фокусироваться на этом.

— Значит, сейчас вы будете ориентироваться на МСБ?

— Не только, нам интересны все позиции. Потому будем работать по всем направлениям. Не могу сказать, что мы концентрируемся на чем-то одном. Раньше рос рынок, росли мы и корпоративный сегмент. Но сейчас мы вынесли это в отдельное направление. В перспективе, после интеграции с Golden Telecom мы будем предлагать комплексные решения: и фиксированную связь, и мобильную связь, и интернет. Сегодня Beeline предлагает для МСБ такие же условия, как и для крупных игроков. Никто из операторов этого ранее не предлагал. Мы сделали так, чтобы все предприниматели и владельцы маленьких фирм не стояли в общей очереди в зале обслуживания физлиц, а имели своего индивидуального менеджера, который бы занимался их обслуживанием. Все клиенты Beeline Business, вне зависимости от размеров их компании, получают выделенное обслуживание у индивидуального менеджера и сервисное обслуживание по схеме 24/7/365.

— Почему услуги фиксированной телефонии и фиксированного интернета, которые предоставляет казахстанский Golden Telecom, принадлежащий «КаР-Тел» и «ВымпелКому», не перешли под единый брэнд Beeline Business, как это произошло в России, Украине и других странах?

— В Украине и России процесс интеграции уже завершен, а в Казахстане мы только на середине пути, но в будущем мы планируем оказывать корпоративным клиентам весь спектр телекоммуникационных услуг под брэндом Beeline Business. В том числе и услуги фиксированной телефонии, фиксированного интернета и другие, которые сейчас оказываются под брэндом Golden Telecom.

— Почему есть такая большая разница по срокам между странами?

— Украина сделала это первой. Тогда еще не было опыта такой масштабной интеграции в истории «ВымпелКома» и на пример Украины мы смотрели: как все будет работать и какие проблемы возможны на пути интеграции. Учитывая этот опыт и российский пример, мы начали интеграцию и в Казахстане.

— Значит, изначально не стояла задача интеграции Beeline Business…

— Можно сделать несколько ошибок в нескольких странах одновременно, но зачем, если можно протестировать все в одном месте, а потом продолжать работу. Мы так и сделали — получилось хорошо.

— Когда вы планируете завершить интеграцию?

— Я думаю, до конца этого года.

— По информации «Къ», готовится поглощение Golden Telecom’ом одного из крупных локальных интернет-провайдеров. Так ли это и если да, то какие цели вы ставите перед собой в результате этого слияния?

— Да, у нас есть такие планы, и я думаю, что сделка может быть закрыта до конца года. Нашей целью является превращение Beeline в универсального провайдера телекоммуникационных услуг, как на b2b, так и на b2c рынках. Golden Telecom имеет сильные позиции на корпоративном рынке. Будущее слияние укрепит b2c-сегмент нашего фиксированного бизнеса.

— Сумму сделки уже определили?

— Мы не можем говорить о цифрах. Это решение акционеров.

Как Beeline переживает кризис в Казахстане?

— Наша задача — выдержать эффективность операций не хуже, чем в прошлом году, то есть сделать так, чтобы маржинальность операций была высокой. Соответственно, мы сократили те расходы, которые не ведут к росту доходов и привлечению абонентов. Так же мы осторожно подошли к инвестициям в этом году. Инвестировать в то, что не приносит быстрой отдачи, — рискованно. При этом мы можем сказать, что инвестиции сокращены были не только из-за кризиса, но и потому, что мы отстроили сеть в прошлом году, получили дополнительный частотный диапазон — 1800, улучшили покрытие, и сейчас наша сеть готова обслуживать трафик гораздо больший, чем сегодня генерируют наши абоненты.

— Сейчас модно говорить о том, что топ-менеджеры отказываются от бонусов, им сокращают зарплаты, у вас это практикуется?

— Мы от многого отказались. К примеру, высший менеджмент не получил бонусы за прошлый год. Также были сокращены расходы на командировки и прочие, которые не ведут к повышению прибыльности. Это дало свои результаты, потому что, несмотря на сокращение ARPU и MOU, маржинальность бизнеса осталась на уровне прошлого года и даже немного выросла. Мы удержали OIBDA в абсолютных цифрах на уровне предыдущего квартала и даже показали рост в 0,3%. Маржа OIBDA выросла на 1,6%  и достигла 51,2%. Я считаю, это прекрасный результат в разгар кризиса.

— Как обстоят дела у Beeline на рынке магистральных ВОЛС? Как вы уже упомянули, компания уменьшила активность в строительстве сетей. Каковы результаты эксплуатации уже построенных магистралей, сколько Beeline экономит на отказе от аренды каналов у «Казахтелекома»?

— Проект развития собственной магистральной сети имеет для нас большое значение. В 2007–2008 гг. наша дочерняя компания построила около 4 тысяч км ВОЛС и порядка 700 км в планах на этот год. Они постепенно вводятся в эксплуатацию, заменяя арендованные. Это стратегический проект, нацеленный на сокращение издержек компании, связанных с арендой дорогостоящих каналов у третьих компаний. Экономический эффект от отказа от аренды уже сейчас достигает нескольких миллионов долларов в год. Поэтому мы продолжаем инвестировать в магистрали.

— Возможно ли, что в будущем вы будете сдавать магистрали в аренду или же вы строите их исключительно для собственного пользования?

— Если есть достаточная пропускная способность, то почему бы не сдавать? Мы строим их совместно с дочерней компанией. Она может избыточную емкость продавать другим операторам и на этом зарабатывать дополнительную выручку для группы компаний в Казахстане. И мы уже работаем с другими операторами, сейчас идут переговоры, так что интерес к аренде есть.

По протяженности сети ВОЛС наша компания заняла второе место после «Казахтелекома» в 2008 году — 16% рынка.

— По прогнозам аналитиков, сотовые операторы будут резко сокращать капитальные инвестиции, чтобы удержаться на плаву. Согласны ли вы с этим? Какая политика сейчас у Beeline по капитальным затратам?

— Как я уже сказал, у нас большие планы по развитию собственных ВОЛС. Что касается развития нашей сотовой сети, то капитальные затраты в этом году невелики, но кризис тут по большому счету не при чем. В 2008 году Beeline осуществил беспрецедентную стройку: за год количество базовых станций выросло почти в два раза, мы запустили стандарт GSM 1800, который позволил существенно увеличить емкость сети и снизить нагрузки. При этом к началу текущего года рынок уже достиг стопроцентного проникновения, и темпы роста абонентских баз операторов существенно замедлились. Сеть, которую мы построили в прошлом году, имеет большой запас емкости, то есть при актуальном приросте абонбазы нам просто нет необходимости делать существенные инвестиции в сеть. Сейчас мы в большей степени занимаемся тюнингом действующей сети. То есть даже если б не было кризиса, наши вложения все равно уменьшились.

— Две недели назад «Казахтелеком» подал заявку в регуляторные органы для получения разрешения продать принадлежащую ему долю третьего казахстанского GSM оператора, работающего под брэндом Neo. Одновременно появились заявления топ-менеджмента российского МТС, что они по-прежнему заинтересованы в выходе на казахстанский рынок. Как вы считаете, реален ли выход МТС через покупку Neo и если да, то как это отразится на рыночной ситуации в Казахстане?

— Я думаю, что исключать ничего нельзя. МТС — один из потенциальных покупателей, но судить, кто точно будет, мне сложно. Однако, учитывая, что проникновение на рынке уже более ста процентов, а доля рынка ТОО «Мобайл телеком сервис» невелика, цена входа на рынок может быть достаточно высокой для покупателя. Безусловно, в случае осуществления такой сделки, ТОО «Мобайл телеком сервис» получит гораздо больший ресурс со стороны крупного международного оператора, включая возможности финансирования, использование опыта работы на разных рынках СНГ, технологические ноу-хау, экспертную поддержку и многое другое.

На рынке это может привести к усилению конкуренции за потребителя. При этом мы предполагаем, что позиции двух крупных игроков останутся достаточно сильными. Я думаю, 80% рынка останется за двумя крупнейшими игроками. Если бы эта покупка произошла раньше, когда проникновение было 60%, то ситуация бы изменилась в корне.

— Получается, что если придет МТС, то на рынке не останется ни одного отечественного оператора?

— Я бы сказал, наоборот, в Казахстане будет три отечественных оператора, в которых имеют большую долю иностранные операторы. Это очень полезно для конкуренции и абонентов. Но при этом в акционерном капитале каждого оператора присутствуют казахстанские акционеры.

— Вы не считаете, что МТС с приходом начнет проводить демпинговую политику?

— Она уже была у NEO некоторое время. В любом случае, мы ко всему готовы. Вообще, у нас уже есть опыт работы на рынках, где присутствует МТС, мы с уважением относимся к этому конкуренту и везде, где присутствуют наши компании, происходит цивилизованная конкуренция. Менеджмент МТС умеет считать деньги, поэтому я не думаю, что здесь будет непросчитанный демпинг с их стороны.

— Сейчас все говорят, что казахстанский рынок уже насыщен. Если посмотреть со стороны иностранных инвесторов, интересен ли тогда вообще рынок?

— Когда «Вымпелком» рассматривал свою экспансию за пределы России, то выбирались те рынки, где был потенциал роста, то есть проникновение должно было составлять 5–60%. Сразу были отсечены страны, где проникновение 100 % и выше, в связи с чем, произошла стратегия выхода на рынки СНГ и Центральной Азии. Могу сказать, что выход на рынок, где проникновение сто процентов, — достаточно тяжелый для компаний.

— Сохраняете ли вы оптимизм по поводу судьбы 3G в Казахстане. По слухам, военные пока не собираются отдавать эти частоты?

— У нас есть тестовая зона 3G, которая, по моему мнению, очень нужна. Люди могут познакомиться с услугами 3G, посмотреть, как это работает.

Что касается лицензии, мы уже привыкли, что власти постоянно переносят этот момент. Уверен, что рано или поздно лицензия будет. Ситуация с 3G сильно завязана на тех условиях, которые будут выдвинуты регулятором для получения лицензии и частот. Я говорю в данном случае и о том, сколько будет стоить лицензия, насколько жесткими будут лицензионные требования с точки зрения обязательств оператора покрыть тот или иной процент территории в определенные сроки, и так далее. Пока вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Да, мы, как и год, и два назад, подтверждаем, что Beeline готов применить в Казахстане практический опыт в области развития 3G сетей, который мы накопили в Таджикистане, Узбекистане, России и Армении. Также понятно, что 3G сеть будет строиться на первом этапе фрагментарно, там, где мы уверены, что есть потенциальный пользователь услуг на базе этой технологии. В первую очередь это будут Астана, Алматы.

— Не упущено ли время для его внедрения, ведь по недавней информации, проходившей в мировых СМИ, в течение нескольких лет в мире уже будут запущены 4G сети? Что показывает опыт Beeline в других странах, насколько наличие услуг 3G влияет на бизнес оператора?

— Я думаю, что время не упущено. Вообще, если смотреть со стороны абонента, то ему все равно в сети какого поколения мобильной связи он находится. Главное, чтобы была хорошая голосовая связь и был качественный выход в интернет.

4G, на мой взгляд, в мире массово начнет развиваться не раньше, чем через 2 года. Дело даже больше не в технологии, а в контенте. Абоненту неважно, какая скорость, если ему нечего качать. Нужно развивать контент.

— В свое время ходили слухи о появлении виртуальных операторов. Каковы их перспективы в Казахстане?

— Много говорили об этом в России, но в реальности сильный виртуальный оператор так и не появился. Я скептически отношусь к этому, и не думаю, что в Казахстане это будет хорошо развиваться. Кроме того, даже на западе во время кризиса часть таких операторов прекращает свое существование. Мне кажется, в большинстве стран СНГ операторы самостоятельно смогут работать с клиентами.

— То есть даже если они и появятся, то на рынок это никак не повлияет?

— Думаю, не повлияет.

— Сейчас акционеру Beeline компании «ВымпелКом» принадлежит 49% крупнейшего сотового ритейлера «Евросеть». По сведениям российских СМИ, «Евросеть» уже «воюет» с главным конкурентом Beeline в России МТС. K’Cell пока не притесняете?

— Одним из условий сделки было не переходить на монобрендовые продажи в течение 3 лет. Соответственно, «Евросеть» продает сим-карты всех операторов.

— Сколько контрактов Beeline продает через «Евросеть» в Казахстане?

— Доля продаж «Евросети» составляет порядка 10% от наших ежемесячных продаж, так что это незначительная доля.

— Каковы перспективы мобильной рекламы в Казахстане? Почему до сих пор GSM-операторы не сделали себе это серьезной статьей дохода?

— Операторы существенно ограничены регулятором в возможностях рекламных SMS-рассылок. Недавно вступившие в действие новые правила оказания услуг мобильной связи еще больше ужесточили требования к операторам, и на сегодняшний день оператор не всегда может оповестить своих абонентов о каких-то собственных активностях. Сейчас под определение «рекламы» попадает большая часть сообщений самого оператора. То есть сейчас мы не можем даже рассылать информацию об акциях. На мобильной рекламе специализируются специальные фирмы, которые ведут базы номеров абонентов, согласившихся получать рекламные рассылки. Естественно, количество таких абонентов невелико.

Однако, потенциал мобильной рекламы достаточно большой. Могу привести такой пример. Несколько лет назад на Западе был оператор, который не брал абонентских взносов, то есть вел операции при нулевом тарифе. При этом зарабатывал исключительно за счет платежей рекламодателей.

— Какие планы у Beeline в Казахстане на этот год?

— Сложно прогнозировать на весь год, потому что внешняя среда достаточно быстро меняется. Для нас важно удержать маржинальность бизнеса, чтобы она не снизилась по сравнению с прошлым годом. По остальным критериям я не стал бы делать прогнозов.

ТОО «КаР-Тел» (ТМ Beeline):
— Основной акционер ОАО «ВымпелКом» (74,9%)
— Чистая операционная выручка (2008): $743,6 млн.
— OIBDA (2008): $382,2 млн.
— Активная абонентская база (2008): 6,27 млн. абонентов
— Объем инвестиций (2004–2008): около $1 млрд.

Дмитрий Кромский, генеральный директор ТОО «КаРТел»
Родился 4 октября 1961 года в г. Сочи. В 1984 году окончил Московский Институт Электронной Техники по специальности «Автоматика и Электроника». По окончании института работал на предприятии Министерства электронной промышленности СССР.

С 1994 года в телекоммуникационном бизнесе. Работал старшим менеджером по продажам в московском представительстве компании «Самсунг Электроникс» (отдел телекоммуникаций), затем менеджером по ключевым клиентам компании «Телмос» (на тот момент совместное предприятие AT&T и МГТС).

С октября 1995 года по декабрь 2000 года региональный директор Vostok Mobile, b.v., входившей в холдинг «Голден Телеком». С декабря 2000 года по декабрь 2002 года вице-президент по операциям московского представительства американской компании MCT Corp. С декабря 2002 года 2005 года региональный директор Центрального региона ОАО «ВымпелКом». С января 2006 года генеральный директор ТОО «КаР-Тел».

Комментарии